09:05 

Исповедь мага. Целительница

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После того, как я передал пламенную ноту протеста своему дорогому отчиму, тот на время потерял всяческий интерес к матери и, видимо, всё-таки задумался о своем подростковом поведении. Во всяком случае, какое-то время я его не ощущал и не видел ни в ночных видениях, ни в снах наяву. Он пропал с моих радаров, и мне опять казалось, что опасность позади, но маме лучше особо не становилось, она периодически закатывала истерики, несла несусветный бред, и я понял, что моих навыков и сил явно маловато, чтобы исцелить её от этого недуга.

Рассчитывать на официальную медицину я не стал - и так понятно, что кроме успокаивающих препараторов они ничего предложить не смогут. Но дело в том, что она и так со смерти мужа сидела на разного рода таблетках, которые, как показала практика - мало чем помогали. Поэтому я стал искать варианты иной помощи.

Но вариант сам нас нашел, одна из подруг мамы посоветовала ей целительницу, к которой она обращалась, и даже осталась довольна результатом её трудов. Я сразу же понял, что это то самое, что доктор прописал, и, недолго думая, мы отправились за помощью к этой женщине. Правда, назвать её женщиной можно было с натягом, она была юной девой и, естественно, девственницей, потому что следовала древней традиции и банально опасалась потерять свой дар. В этом смысле я был чем-то похож на неё, но в отличие от Марии, так её звали, ничего не опасался и, скорей, следовал кодексу интегральной йоги, с который начал свой путь и, как мне казалось в тот момент - продолжал.

Она была на несколько лет старше меня и жила с ни менее странным мужчиной, чем она сама, который взял её к себе после ее долгого пребывания в женском монастыре. Он был для неё отцом и страшим братом в одном лице, физиком не только по образованию, но и по психо-типажу, который любил размышлять о метафизике бытья, а она являлась его отдушиной, в которой он души не чаял. В общем-то, очень лирическая пара, которая нашла друг друга и, видимо, этому несказанно была рада.

Меня тогда заинтересовали их отношения, и так как мы часто приезжали к ним, то я их внимательно изучал. В них сохранилось нечто-то, отдающее ароматом благородства и некой человеческой чистоты, что для большинства людей уже было навсегда потеряно. Иначе, как можно объяснить тот странный факт, что они делили одно ложе, но при этом на близкие отношения не было даже намека. Можно конечно было сослаться на то, что её покровитель страдал половым бессилием, но как я помню по своим ощущениям, кто-то всё таки у него был.

В какой-то момент я даже заинтересовался этой молодой особой и хотел понять, в чем заключена её сила. Я наблюдал, как она проводит обряды белой магии над мамой, читая молитвы и освещая воздух горящими свечами. При этом ощущал приятные вибрации-волны идущие от неё, которые меня почти мгновенно выносили в океан безмолвия. А после, возвращаясь из этого пленительного наваждения, задавался вопросом, почему я не могу исцелять, как она? Чем я хуже её? Нет, это не было ревностью, это был вопрос начинающего специалиста, который жаждал расширить узкие рамки своих возможностей и горизонт своего сознания.

Кроме целительства, она владела навыками медиума, и несколько раз рассказывала мне и моей маме утонченные подробности нашего будущего, которые почти полностью сбылись. Несколько раз я с любопытством наблюдал за тем, как она, удобно усевшись в непроизвольной позе на диване и закрыв глаза, от кого-то вещала. Сколько я не пытался во снах наяву, но выйти на источник её канала так и не смог, а эти незримые собеседники меня очень влекли, ибо они очень много знали.

Её сеансы помогли матери, и та пошла на поправку, а после Мария предложила полечить и меня, не помню даже от чего, видимо просто искала предлог. Отказать ей в этом я просто не посмел, сеансы для нас стоили недорого, из серии кто сколько даст. А так как наше семейное дело процветало, то денежных затруднений мы не испытывали, ни в чем себе не отказывая.

Надо заметить, что в последствие, она помогала нам и в поддержании финансовой сферы, периодически проводя сеансы на улучшение бизнеса, как ни странно, они помогали. И каждый раз, когда у нас намечался очередной кризис, я вместе с мамой и её партнершей по бизнесу мчались к Марии. Моих навыков и сил на тот момент явно не хватало, чтобы эту ситуацию удерживать на плаву. И всё, что мне оставалось, так это положиться на опыт Марии и довериться ей в этих делах, что я, собственно, и делал.

Не буду скрывать того факта, что я её привлекал, как мужчина. Она чувствовала мою силу, а я её, это была забавная игра в перетягивание каната ведущей роли. В конечном счете, я предпочел быть ведомым. Да что там скрывать, мне очень нравились её сеансы, в результате которых я погружался в глубокое безмолвие и плыл по волнам иной реальности, где тишина и покой были моей колыбелью. Остальное меня на тот момент мало интересовало, ибо я чувствовал, что в недалеком будущем я сполна вкушу запретных плод сладких, любовных поражений и не менее горьких побед.

@темы: мистика, магия

12:05 

Исповедь мага. Мир мертвых. Противостояние

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После титанических усилий по спасению отчима из преисподней, или плотных слоев земной атмосферы, я был выжат как лимон. Долгие блуждания по низшим планам наградили меня не только хронической усталостью, но и, как сейчас это модно называть - эмоциональным выгоранием.

В таком вот почти аморфном состоянии я продолжал погружаться во сны наяву и изучать потусторонний мир, параллельно приводя себя в порядок. И временами мне казалось, что опасность позади, мама возвращалась в себя и даже иногда улыбалась, как вдруг что-то опять пошло не так. Почти внезапно у неё стали появляться старые симптомы, которые выражались в затяжных депрессиях и почти полной потере интереса к жизни. Последней каплей, переполнившую мою чашу терпения, было её почти эпическое заявление, что на этом свете ей осталось недолго жить, и там её ждет муж. На вопрос, с чего она так решила, она закатила истерику и со словами: "Отстань от меня, я ничего не знаю!"- удалилась в свою комнату и закрылась.

В это мгновение меня посетил приступ отчаяния и осознание, что все мои усилии пошли прахом, а после это чувство плавно перетекло в ярость. Хоть я и был очень молод, но прекрасно понимал, что не бывает дыма без огня. Первым делом я, как обычно, настроился на Матвея и, пояснив ему ситуацию, спросил: "А что он об этом думает?". Тот, недолго думая, ответил, что это проделки моего отчима, который решил её всё-таки забрать.

Какое-то время я пребывал в шоке, а потом, взяв себя в руки, вошел в сон наяву и, поднявшись в верхние миры, нашел его. И уже без лишней любезности спросил его о том, что он себе позволяет. Я ожидал разные реакции, но только не то, что он в следующий миг промолвил: "Мне её так не хватает... И вообще она так устала от жизни, что лучше ей уйти. Со мной она будет счастлива". А после добавил, что планирует забрать еще и брата, потому что без матери ему будет очень трудно, да и для меня он станет лишней обузой. И завершил этот приговор контрольным вердиктом, что для всех так будет лучше.

В ответ я разродился долгой матерной тирадой и угрозами в его адрес, он молча выслушав мой немыслимый крик души, но ничего не ответив, исчез из поля моего зрения. Естественно, ждать, когда жестокий рок настигнет моих близких - я не стал, и решил немедленно действовать. Только вот как переломить то ли ход жестокой судьбы, то ли остановить и без того уже, вроде бы, успокоенного отчима, я не знал, но меня это не смущало.

Я ушел в свою комнату и предался долгим раздумьям, которые привели меня к очень интересным выводам. Во-первых, смерть не всегда горбатых исправляет, во-вторых, так называемые "мертвые", видимо, порой любят помочь своим близким уйти в лучший мир, вслед за ними. И в-третьих, сдаваться без боя я не привык, поэтому решил, что мы еще посмотрим кто кого. После чего, кое-как успокоив и положив мать и младшего брата спать, сам отправился в царства Морфея, где мне приснился крайне любопытный сон.

"Я нахожусь в нашей квартире с мамой и братом, обычный день, без особых проблем и забот. Он нарушается звонком в дверь, мама открывает, а на пороге стоит покойный отец семейства, который берет её за руку и тащит за собой, она сопротивляется, просит его не забирать её, но он никак не реагирует на её мольбы. Не выдержав этой душераздирающей картины, на волне негодования я встаю на защиту матери. Завязывается драка, в результате которой я вышвыриваю отчима на лестничную площадку и обещаю убить, если он ещё раз появится. Он молча уходит…"

Проснулся я с ощущением того, что мой ныне покойный исполнитель отцовской роли, видимо совсем заигрался, но я ему покажу, как надо Шекспира любить. По-быстрому приведя себя в порядок, закрыл глаза и погрузился в видения наяву. Его "величество" я обнаружил на верхних планах, где он стоял на фоне белого пространства уходящего вдаль океана белизны. Он был похож на белый сгусток энергии, который на мгновение принял человеческий облик, где-то вдалеке, позади него, я увидел еще множество таких же существ.

Кипя от ярости и наплевав на все правила приличного тона, я со всей силы двинул ему туда, где у него должна была находиться голова. Как ни странно, белый сгусток отлетел в сторону, а после растворился в воздухе. Не поверив своей удаче, я открыл глаза и ощутил вкус радости на своих губах, которые расплылись в улыбке.

Где-то в глубине моего сознания вертелась чья-то чужая и навязчивая мысль: "Молодец! Ты превзошел самого себя..."

@темы: мистика, сны, смерть

12:03 

Исповедь мага. Мир мертвых. Спасение

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После недолгих экспериментов с ушедшим в мир иной дедушкой друга, я волей судьбы столкнулся с более нелицеприятным моментом под названием смерть отчима. Он, как и полагалось в те дикие 90-е годы, сильно и долго выпивал, а когда решил с этим процессом завязать, получил инсульт, впал в кому и через день скоропостижно скончался. Надо заметить, что за полгода до этого момента по тому же сценарию ушел его родной брат.

Смерть ни того, ни другого, на меня не произвела особого эффекта, и так было понятно, что алкогольный синдром и жизнь – два взаимоисключающих друг друга факта. И, в общем-то, я бы не придал этим событиям особого значения, если бы моя мать, после ухода её супруга, не впала вначале в апатию, а потом и в глубокую депрессию. Постоянно повторяя, что он (муж) тянет и зовет её за собой. Я сразу же понял, что таким темпом она тоже долго не протянет, и уйдет вслед за ним.

Возможно, я, конечно, эгоист, но я принял решение, что мать должна выжить, и поэтому стал разрабатывать план по её спасению. К тому времени я неплохо ориентировался во снах наяву, а наставления покойного деда друга - Матвея, расширили мой кругозор достаточно сильно, чтобы разобраться и с "мертвым". Через несколько дней после смерти отчима, я нашел его на нижних планах. Причина пребывания его там крылась в его прагматичном атеизме и психически подавленном состоянии, в котором он перешел эту невидимую черту, плюс ко всему он был сильно привязан к моей матери, что, в конечном счете, создало сильную связь с этим миром.

Войдя в мысленный контакт с покойным, я получил от него неразборчивый посыл, о том, как ему тяжело на душе. Что навело меня на мысль, что одного ментального контакта будет мало, поэтому я сконцентрировался на его образе и увидел мрачную картину его посмертного бытья. Фокус его сознания находился на самом нижнем уровне, который был очень близок к материи, его тонкий кокон был почти темный, местами порван, что говорило об огромной потере энергии, и о том, что кто-то медленно, но верно его пожирает. В те времена я не ведал этих тонкостей и потому особо не понимал, что происходит.

Единственное, к какому выводу я пришел - это к тому, что его надо вытаскивать на верхние планы – фактически, домой. Как это сделать, я особо не представлял, но мне впоследствии подсказали.

Дальше, чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу несколько сновидений, описывающих тот тяжелый для меня период. И добавлю, что ночные сновидения, которые я опишу ниже - это обычные, неосознанные, человеческие сны, а сны наяву, это фактически тонкое видение, которое позволяет воздействовать на все реальности, коих множество. Так что не путайте одно с другим.

Сон первый.

"Я где-то на нижних уровнях сумрака, здесь как всегда темно и опасно, ощущаю каких-то сущностей, но они лишь наблюдают за мной, но не нападают. Брожу в темноте на ощупь, в поисках чего-то или кого-то, пока не натыкаюсь на отчима, возможно, его я и искал. Он мне жалобно сообщает, как ему муторно, потом добавляет, что мать повредила ему ногу, и он две недели лежал в больнице".

После этого сна Матвей мне подсказал, что надо насытить энергией тонкие тела отчима и вытаскивать его на верхние планы, чем я, в общем-то, и занялся. Не скажу, что это дало быстрый результат, но, в конечном счете, мне удалось добиться небольших успехов. Хотя растраты энергии при этих сеансах были чудовищны, обычно после них я несколько дней был никакой во всех смыслах этого слова. Но надо было вытащить этого несчастного и спасти мать, поэтому цена была оправдана.

Сон второй.

"Опять я блуждаю по нижним планам и встречаю отчима, но в этот раз он находится немного в ином расположении духа. С маниакальным упорством он доказывает мне, что он живой. Почти как мантру, он повторяет заученный вердикт "я жив", и это заявление обращено именно ко мне. Я некоторое время слушаю его монолог, а потом, пожелав успеха, покидаю его".

Сон третий.

"Мы с отчимом находимся в каком-то помещении и смотрим на стену, которая является в тоже время огромным, трехмерным экраном, на который проецируются его воспоминания. Он оживляет фотографии давно минувших дней, когда он, мать, я и младший брат, были счастливой семьей. Я вижу, как мы все вместе гуляем по бульвару, и это настолько реально, что надо только протянуть руку и коснуться прошлого, чтобы вновь оказаться там. В его словах звучит ностальгия, с сильным привкусом меланхолии, он желает вернуться в то время, но осознавая всю тщетность своего намерения, он замолкает, и мы молча наблюдаем за его воспоминаниями..."

Примерно полгода мне потребовалось, чтобы вытащить его со дна невежественного отчуждения, и поднять в мир просветленных надежд. За это время я потратил очень много сил, и фактически впал в хроническую усталость, но глядя через призму своих воспоминаний, понимаю - это стоило того. Во-первых, я приобрел опыт, а во-вторых, спас мать от неминуемого ухода.

Хотя за мою помощь он отплатил мне специфическим способом, но это уже другая история.

@темы: личное, сны, мистика

10:38 

Исповедь мага. Мир мертвых. Знакомство

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Тайна смерти меня преследовала еще с детства, в том или ином виде, но окончательно оформилась и созрела как вопрос, который не ждет отлагательств, где-то в юношеском возрасте. Тогда я только приступил к изучению эссе Сатпрема, но, не особо вняв его поэтической прозе про вершины и низины сознания, ринулся искать альтернативные варианты. Безусловно, эта книга меня вдохновляла на неведомые подвиги, и чтобы добиться определенных высот самосознания, я кропотливо трудился над постижением безмолвия. Но этого мне было мало, я жаждал познать то, что находится по ту сторону жизни.

Поэтому за короткий период, я перечитал не менее десятка разных книг по данной тематике. В результате чего пришел к выводу, что смерть - это лишь грань, которая разделяет параллельные реальности, но и этого всё равно было недостаточно. Где-то в глубинах моей памяти всплывали детские образы, которые удивляли меня своей запредельной космической глубиной. В них я никак не мог понять, что такое смерть, потому что знал, что был, есть, и буду всегда. Это поистине незыблемое, предвечное ощущение, меня уносило в неведомые дали иных реальностей, после возвращения из которых, я вдруг осознавал, что, наверное, не туда попал.

Достигнув определенных успехов в безмолвии, я стал искать ментальные контакты с теми, кто покинул этот прискорбный мир. Не могу сказать, что они были удачные, но в некоторые моменты я действительно слышал их мысли, чувства. Но всё это было лишь детской забавой по сравнению с тем, что мне предстояло познать в будущем.

Чуть позже, когда мы с другом окончили училище, у него умер дедушка. А после нас обоих посетило наваждение, которое выражалось в немедленном желании вступить в контакт с усопшим родственником. Мы не стали сопротивляться этому желанию и в очередной воскресный вечер решились попробовать провести сеанс.

Мы сели напротив друг друга, он закрыл глаза и стал настраиваться на контакт с дедом. Через несколько минут он сообщил, что слышит его мысли и готов к диалогу. Я был в неком восторге от новой игры и сразу же приступил к вопросам, которые, по моему мнению, были более чем допустимы в этой ситуации. Но ответы были неоднозначные, а порой, и противоречащие сами себе, некоторые вообще выходили за рамки моего понимания. Друг не задумывался над тем, что вещал, он просто озвучивал чужие мысли, что накатывали волнами предложений в его ум.

Так как это было очень давно, то вспомнить о чем шла речь я, к сожалению, уже не могу, но все те вопросы, в моем нынешнем понимании, были до однообразия банальны, и через какое-то время потеряли для нас всякую актуальность.
После сеанса мы с другом много обсуждали наше, в некотором смысле, достижение, и решили продолжить контакт с Матвеем, так звали деда друга. Как мы поняли позже, Матвей сам того желал и создал для этого все условия. Поэтому сеансы диалога с ушедшим в мир лучший дедом друга периодически повторялись.

Со временем мы настолько привыкли к нашему незримому наставнику, что постепенно и незаметно для себя, стали воспринимать его как побратима. В результате чего пошли постоянные шуточки в его сторону, а потом и откровенные насмешки. Возможно, он и пытался нас наставить на путь истинный, но все его попытки тонули в водах нашего вечного сарказма, по поводу его состоятельности и компетентности в вопросах бытья. Что, в конечном счете, вынудило нас искать контакт с более разумными существами, нежели некогда бывший человек.

Чтобы понять, что это была за личность, приведу один небольшой, но красочный и показательный сон.

"Нахожусь во дворце, возможно, это чья-то резиденция или нечто подобное, я в эпицентре некого светского раута, где собрались сливки общества, чтобы насладиться приятными мгновениями своего положения. Удобно устроившись в стороне от праздника жизни, с тоской наблюдаю это скучное мероприятие.

Около меня сидит Матвей, на позолоченном троне, с инструктированной дорогой тростью в руке, всем своим видом он дает понять, какое он место занимает здесь и сейчас. Но я не разделяю его воззрений на жизнь, поэтому с нетерпением жду, когда же закончится этот цирк.

Он указывает на группу людей, стоящих вдали от нас и говорит, что мне надо с ними договориться о важной сделке, и уточняет, что речь идет о покупке большого участка земли. Мне не нравится его затея, и я в лицо ему высказываю всё, что думаю. На повышенных тонах заявляю, что мне, мягко говоря, параллельно на них, на сделку, и на него в том числе, а самое главное, я никому ничем не обязан!

К моему сожалению, Матвей оказался другого мнения на сей счёт, и заявил, что я не проснусь, пока совершу эту сделку. Это вызвало во мне волну негодования, которую я выразил матерной прозой, но, осознавая всю свою беспомощность, пошел договариваться о покупке земли".

Со временем мы с Матвеем попрощались из-за его незаурядной жажды нас наставлять, но на этом контакт с миром мертвых не то, чтобы не закончился, а только начал набирать обороты.

@темы: сны, мистика, личное

10:37 

Исповедь мага. Конец Тени

...в вечном познании себя и окружающего мира...


У всего есть свое начало и свой конец, и мой ночной кошмар не стал исключением из этого незыблемого закона. Я быстро промотаю кинохронику своих юношеских воспоминаний, чтобы закончить повествование о Тени. Но прежде чем это сделаю, я позволю себе высказать крайне парадоксальное суждение.

Порой долгожданная победа, как ни странно, приносит лишь скоротечную радость, а после возникает пустота, которую чем-то надо заполнить. Особенно, если эта борьба занимала очень много места в твоем сердце. Естественно, мы этого не знали, да и не могли знать, поэтому продолжали свой тернистый путь то ли к собственному величию, то ли к падению, это уж с какой стороны посмотреть.

Но вновь возвращаясь к нашему сумрачному герою, хочу рассказать об интересных фактах и домыслах, о которых я ранее не упоминал.
Первое, что меня с другом всегда удивляло, так это то, что он приходил только в ночных снах. Сколько мы не пытались отследить его днем через видения, найти источник так и не смогли, возникало ощущение, что он везде и нигде. В этом смысле он был аналогом агента Смита из известного многим фильма "Матрица".

Второй факт заключен в том, что он мог принимать образы любых людей, как живых, так и мертвых. И во сне понять, кто есть кто, было почти невозможно. Поэтому некоторые сны были в буквальном смысле душераздирающе, ибо ему были известны все твои потаенные страхи, и вот на них-то он и играл, как виртуозный скрипач на струнах твоей души.

Из чего можно сделать простой, но крайне спорный вывод, а именно - Тень - это подсознательная или/и бессознательная часть нашей природы, которая есть в каждом из нас. Активируется она только в том случае, когда вы желаете выйти за определенные рамки своего привычного сознания. У меня это произошло в четыре года, когда я грезил космосом и пытался понять, почему он для меня является родным домом. Но вместо этого я тяжело заболел, и целый месяц находился на грани жизни и смерти. У моего друга это проявилось с момента, когда он смог добиться небольших успехов в безмолвии ума.

Полагаю, не только мы столкнулись с этим сумрачным феноменом, цель которого, по моему мнению - вернуть любого человека обратно в обычную систему координат. Но вряд ли кто-то открыто об этом будет говорить, особенно, если он не достиг победы в этом жестоком противостоянии.
В последствие, не раз перечитывая книгу Сатпрема "Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания", я нашел много косвенных, возможно даже прямых ссылок и намеков на то, с чем мы имели дело. И после долгих размышлений, пришел еще к одному выводу, что Тень - это в некотором роде страж, скрывающий тебя от более древних и ужасных сил, которые, в свою очередь, скрыты по ту сторону реальности. Я еще не раз вернусь к подобным темам и буду обнажать кусочки того, к чему прикоснулся и познал на собственном опыте.

И в завершении, чтобы поставить точку в деле Тени, опишу последний сон с его участием.

"Ночь, я пьяный и довольный, вокруг какие-то люди, видимо, что-то празднуем. Народ гуляет и радуется жизни, и я вместе с ними наслаждаюсь каждым мгновением своего бытья. Но вкус праздника омрачает внезапное появление Тени. Я удивлен данному факту, но, с другой стороны, мне абсолютно параллельно его существование, и он это знает.

Мне кажется крайне забавной идея поймать, в некотором смысле, свою Тень, чтобы поближе изучить или изменить. Я пытаюсь это сделать, но он ускользает, а после вселяется в какого-то мужчину. Хватаю за руку этого одержимого бедолагу, но мой враг, испугавшись, что будет пойман, убивает своего носителя и убегает. Победа!"

После этого судьбоносного сна, Тень особо не появлялся в моих ночных видениях, а если и вторгался, то всегда проигрывал, пока, не исчерпав все возможности, навсегда их покинул. Друг тоже вышвырнул из своих снов этого назойливого ночного гостя, так закончился наш этап противостояния с Тенью и начался новый, еще более тяжелый и опасный.

@темы: ужас, сны, мистика

16:15 

Исповедь мага. Возвращение Тени (часть 2)

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Вечера, когда мы с другом на пьяную голову обсуждали тематику ночного ужаса под названием - Тень, повторялись с разной периодичной еще не один год. Мы пытались понять, как можно прекратить эти сны, и с чем мы, собственно, имеем дело, но кроме бесконечных теорий и хождений по мукам нашего ума, ничего не добились. Тень так и продолжал приходить в наши сновидения, создавая в них готический натюрморт, с привкусом полной безысходности.

Мало того, мы стали замечать, что некоторые события из этих ночных кошмаров, потом стали проявляться и в реальности. Всё это отдавало ароматом фатализма, безразличием к собственным жизням, и всё более усердным попыткам спускаться на нижние планы снов наяву, чтобы найти первоисточник этого вечного зла. В результате чего мы временами теряли грань между явью и снами, впадая то в меланхолию бессмысленности собственного бытья, то в парящую радость небесных высот. После чего, выныривая из потусторонних реальностей, и делясь с друг другом новыми ощущениями, приходили к выводу, что обычный мир крайне скучен и, возможно даже, нелеп.

А Тень продолжал танец ночных атак, напоминая нам о том, что мы всего лишь беспомощные дети, и нет у нас никаких шансов на спасение от его всевидящего и незримого ока. Чтобы было понятно, о чем идет речь, я опишу несколько более чем животрепещущих снов с его участием.

Сон первый является неким прологом появления Тени.

"Эоны лет до появления жизни на Земле, планета холодна, пустынна и безлика – она, как одинокая Луна, ждущая теплого луча Солнца, что разбудит её от долгого сна. Я стою посреди некого подобия бескрайней пустыни, передо мной на желтом песке лежит темный саркофаг, он очень древний. Вся поверхность которого покрыта надписями на неизвестном языке, множество тонких трубочек обволакивают его, словно паутина.

Он почти прозрачный, но внутри виднеется нечто мрачное и бесформенное. Где-то высоко в голубом небе, не вписываясь в эту фантасмагорическую картину сна, парит гордый орел - он единственное живое существо на спящей планете. Я поднимаю голову и смотрю на птицу, и понимаю, что она свободна словно ветер, и это её суть, которую никто у неё не может отнять.

Мое внимание переключается на саркофаг, который открывается, и перед моим взором появляется вечное зло, не имеющее ни лица, ни тела, лишь сгусток тьмы. Я понимаю, что это Тень - мой извечный враг и, в некотором роде, страж".

Второй сон приближен к привычной нам действительности, и, наверное, поэтому еще более реален.

"Еду в метро, вагон заполнен примерно наполовину, все сидячие места заняты, и я тоже сижу и смотрю в окно напротив, как будто пытаясь что-то увидеть в темноте туннеля.

Вдруг за окном появляется нечто, похожее на привидение, почти прозрачная, расплывчатая субстанция человеческого типа, только без ног. В следующий миг, все люди в вагоне внезапно умирают, кроме меня и ещё двоих мужчин, я понимаю, что это привидение, а, точнее, Тень - убило их.
У меня и выживших мужчин появляются оружие – пистолеты, и мы не сговариваясь начинаем стрелять по врагу, но после нескольких неудачных выстрелов понимаем, что наше оружие на него не действует вообще. Призрак смеется над нашими попытками и продолжает витать за окном, напоминая о неминуемости нашей участи.

Жажда жизни заставляет нас искать спасение от неминуемой смерти, и мы бежим в соседний вагон, но там, как и во всех последующих - все пассажиры мертвы. Мы продолжаем свой бег, не обращая внимания, что бежим прямо по трупам, их сотни, но это уже не имеет значения. Тень летит параллельно нам, как и прежде за окном, и смеется над нашей жалкой попыткой спастись.

В конечном счете, я попадаю в кабину, но там никого нет, поезд едет на автопилоте. Я обреченно смотрю на темный туннель и понимаю, что это дорога - дорога в никуда."

Третий сон является перемирием в моем противостоянии с Тенью.

"Лунная ночь освещает живой сумрак моей комнаты, я чувствую чье-то присутствие, и где-то в глубинах своего сознания понимаю, что Оно рядом. Выйдя из комнаты, я иду в спальню родителей, спокойное очертание их тел говорит лишь о том, что они спят крепким сном, и мне придется любой ценой защищать их жизнь. Окидываю взглядом родительскую спальню и понимаю - Оно здесь не появится. И чтобы не терять времени, иду в гостиную, где так же безмятежно и самозабвенно спит мой младший брат.

Я готов к бою с тварью, пытаясь по колебаниям ночной мглы уловить его появление. И Оно не заставляет себя долго ждать, черный силуэт выходит из тени темноты и сразу же нападает на меня. Завязывается борьба, в которой я с большим трудом, но всё-таки побеждаю. Завалив на пол черное и слизистое тело, я начинаю его резать на части, а после прибиваю отрезанные куски к полу огромными гвоздями.

Но мне не хватает гвоздей, и чтобы завершить свою решительную победу, я бегу в ванную, где на ощупь набираю новых гвоздей, и - обратно к врагу.
Моему ужасу не было пределу, голова исчезла... Через мгновение из-под дивана, на котором спит мой брат – выползает она, я незамедлительно пользуюсь удачей и прибиваю её к полу.

Провал...

Стою на кухне, напротив меня, около окна стоит Тень, лунный свет освещает его высокий, тёмный и гордый силуэт. Он жив, как будто ничего и не было, а в моем сознании я слышу его мысли. Он предлагает мне перемирие и в знак моего согласия, требует отдать ему 50% своих акций. Я на волне внезапной радости соглашаюсь, хотя понятия не имею, о чем идет речь".

Безусловно, на этом наше противостояние не завершилось, оно продолжилось, но уже на равных, пока, в один прекрасный момент, я окончательно и бесповоротно не выгнал его из своих снов.

Но это уже другая история.

@темы: мистика, сны, ужасы

13:42 

Исповедь мага. Возвращение Тени (часть 1)

...в вечном познании себя и окружающего мира...


К двадцати годам я полностью отдался мрачным и психоделическим играм во снах наяву, периодически выпадая в безмолвное состояние безликого наблюдателя, что не мешало мне усердно зарабатывать себе на жизнь, участвуя в семейном деле, и вообще имитировать стандартного обывателя той далекой эпохи. К тому времени я смирился с бесконечными ночными кошмарами, и лишь поутру, просыпаясь, как будто заново рождаясь, задавал себе единственный вопрос, а когда же это всё закончиться?

Ответ тонул где-то в темных водах сновидений, и в какую-то из ночей я с удивлением повстречал своего старого и самого опасного врага детства - Тень. Сказать, что я был удивлен, значит вообще ничего сказать, ибо с момента, как я посвятил себя саморазвитию, прошло четыре года. И за столь долгое время эта тварь ни разу не появлялась в моих снах, и мне казалось, что я избавился от извращенного и бесчеловечного ужаса своего детства.

Внутри меня всё кипело и жаждало мести, я готов был порвать эту тварь хоть голыми руками, но как можно уничтожить то, чью природу ты не понимаешь, и то, что существует за рамками физического мира? Этот вопрос меня сильно озаботил и в один из воскресных вечеров, сидя в своей уютной келье с другом, мы как обычно распивали бутылку вина. Наш диалог не спеша плыл по волнам снов наяву, разбавляясь балладами рабочих моментов, а временами даже касался дилемм прекрасного пола. Женщины нас, безусловно, привлекали, но цитируя фразу из известного старого фильмы, мы констатировали: "Первым делом самолеты, ну а девушки? А девушки потом". Наивно полагая, что сия забава нас особо не затронет, но где-то на горизонте недалекого будущего, она расправила свои крылья любви, и устремилась к нашим сердцам...

Вечер проходил в обычном ритме радостной и пьяной дружеской идиллии, пока я не соизволил сообщить другу, что в ночных видениях меня настиг мой старый и до боли знакомый враг. Красочно описав свои сны, и клятвенно заявив, что я обязательно с ним покончу, чего бы мне это не стоило, приготовился услышать ироничный ответ из серии "и это пройдет".

Но в этот раз всё пошло не по стандартному сценарию, мой друг вдруг поник, погрузившись в какие-то меланхоличные дали своих размышлений, и изрек с безнадежным видом, что, в общем-то, он тоже не так давно столкнулся с этой тварью и ума не приложит, что с этим делать. И временами начинает размышлять на тему, как бы не сойти с ума, потому что уже несколько раз просыпался ночью в холодном поту ужаса и с ощущением того, что сон ему противопоказан.

Его заявление погрузило меня в глубины недоумения, где я пытался сложить фрагменты огромной головоломки, но от этого я лишь протрезвел и понял, что у меня пухнет голова. Как такое возможно, что мне и ему снится одно и тоже порождение мрака? Ответ находился за пределами мыслимого, и уходил ветвями и корнями в бездну будущих откровений и открытий, что могло вывернуть наше юное мировоззрение наизнанку, и кинуть эту безумную композицию нам в лицо. Тем самым насмехаясь над нашей абсолютной беспомощностью.

Ощущение дыхания сумрачного мира и того существа, что преследовало обоих, привело нас к выводу, что это еще надо переварить и тут без очередной бутылки вина явно не обойтись. Данный вывод мы быстро воплотили в реальность, сбегав в соседний магазин за очередной дозой наркоза. После чего продолжили пьяную беседу о бренности своего существования и о том, как с этим беспределом жить дальше.

Так и не придя к единому знаменателю, но надменно смеясь над потусторонним миром, друг ушел домой, а я пошел спать, с единственной мыслью, что всё равно найду вариант, как можно покончить с этим ночным гостем.

@темы: мистика, сны, ужасы

12:18 

Исповедь мага. Сны из преисподней

...в вечном познании себя и окружающего мира...


У всего есть своя цена, а у снов наяву она была особенно неповторимая, с ароматом мрачной поэзии. Когда череда приступов обморока сошла на нет, меня накрыли душещипательные и, можно сказать, очень реалистичные сны. Возможно, я и хотел бы избежать жестокой аскезы, что каждую ночь погружала меня в мир бесконечного насилия и боли, но кто бы соизволил меня наградить столь бесценным даром - не видеть сны?

Описывать обобщенную стезю этих ночных кошмаров я не вижу смысла, ибо она даже близко не передаст весь нектар того мрака, что поселился в моих ночных видениях. Опишу лишь три самых ярких и запомнившихся сна, которые я смог вытянуть из сумрачной зоны своей памяти.

Сон первый, который повторялся множество раз.

"Я с другом даже не едем, а мчимся в обычном рейсовом автобусе по улицам обреченной Москвы, точнее, мы убегаем от чего-то кошмарного и непознанного. Все сидячие места заняты подростками обеих полов, которые, как мне кажется, безразличны к происходящему. А мы стоим и держимся за поручни, пытаясь решить неразрешимую дилемму. Наш диалог идет на повышенных тонах, где я доказываю ему, что если мы не бросим этих детей, то погибнем вместе с ними. Но он совершенно непреклонен в своем решении спасти их, и я понимаю, что отчасти он прав, и с ощущением некого фатализма начинаю признавать свою неизбежную судьбу.

Чтобы окончательно убедиться в своем решении, я вглядываюсь в то, что за окном, а там наступает конец света, в прямом смысле этого слова. Черная стена плотного тумана, двигаясь в нашу сторону, закрывает собой весь горизонт, поглощая всё на своём пути. Пустой, безлюдный и умирающий город, еще блистающий своим былым величием и могуществом, исчезает во тьме сумрачной стены, и ничто его не может уже спасти.

Вдалеке виден 12-тиэтажный дом, верхний этаж охвачен пламенем и слышен женский крик о помощи, наверное, она одна из последних жителей обреченного города. Мгновение спустя дом поглощается черным туманом, а я бегу в кабину к водителю, но там никого, автобус едет сам по себе, и до меня доходит, что всё в наших руках."

Сон второй, не настолько поэтичный, но, как мне кажется, заслуживающий внимания.

"Я командир особого спецподразделения, в моём подчинении трое мужчин и одна женщина, наша задача исследовать старый заброшенный двухэтажный барак, который находится в черте города. Мы осторожно входим в дом, исследуем первый этаж вдоль и поперек и, не найдя ничего подозрительного, поднимаемся на второй.

В одном из помещений натыкаемся на какое-то странное существо, оно похоже на бесформенную массу голубого цвета, трех метров высотой и в диаметре метра два. Оно очень агрессивно отреагировало на наше появление, бросившись в атаку на моих подчиненных. Завязался бой, в котором мы очень быстро осознали, что наше оружие не причиняет этому существу никакого вреда.

Данное осознание приходит слишком поздно и, как результат, мои спутники заживо, то ли пожираются, то ли поглощаются этим огромным студнем, и я остаюсь один на один с ним. Стрельба в упор из пистолета, похоже только забавляет его, и чтобы показать мою безысходную ситуацию и свою непобедимость, он трансформируется, отращивая за какие-то мгновения нечто похожее на голову, а в след за ней - руку с тесаком. На его бесформенном лике, появляется зловещая улыбка, после чего оно отрубает себе голову, а через несколько мгновений отрубленная голова, как ни в чем не бывало, срастается с телом вновь. Я понимаю - это мой конец, но сдаваться без боя не собираюсь, и вытаскиваю нож.

Но вдруг позади этого существа исчезает стена, и я вижу открытый космос, на фоне которого, отдаляясь от Земли, летит корабль. Внутри него человекоподобные существа удерживают бесформенную массу безликого монстра".

Третий и заключительный сон, о котором я хочу поведать, является неким реквием по Первой Чеченской войне 1994-1996 года.

"Какое-то полуподвальное помещение, освещение почти отсутствует, но, тем не менее, где-то дальше по длинному коридору я вижу крысу-мутанта, размером с большую собаку. Я стою в центре этого странного помещения, в военном обмундировании со снайперской винтовкой в руках.

Мужской голос сверху говорит мне, что моя задача срочно ликвидировать крысу-людоеда. Я беру на прицел мутанта и уже собираюсь нажать на курок, но крыса, почувствовав мое намерение, резко меняет курс, сворачивает в пещеру, и я теряю её из виду. С досадой понимаю, что нужно идти за ней, другого выбора всё равно нет.

Попадаю в пещеру, там темно, но я вижу какие-то очертания прохода и быстро двигаюсь вглубь пещеры, периодически натыкаюсь на трупы с перегрызенным горлом. С ощущение того, что она, как маньяк играет со мной, почти догоняю её, и вижу, как она догрызает горло очередной жертвы, наслаждаясь вкусом плоти и крови. Прицеливаюсь, ещё миг - и охота закончена, но она опять, почувствовав моё присутствие - убегает.

Оказываюсь в Грозном, штурм города провален, солдаты окружены и обречены. Нахожусь в полуразрушенном здании на третьем этаже, я чеченский боевик, хорошо вооружен и с зеленой повязкой на голове, стою в строю с такими же боевиками, командир нашего подразделения говорит, что в соседнем здании, засели русские, и что сейчас мы пойдем на штурм.

Мне безразлична эта война, ибо моя цель - крыса, которая теперь где-то в городе продолжает свой кровавый поход. Командир, со своими патриотическими воззваниями к воинам аллаха, тормозит мою охоту, и мне это не нравится. Я просчитываю варианты, смогу ли без потерь и быстро уложить этот отряд, и понимаю, вряд ли мне это удастся.

Командир заканчивает свою речь и даёт команду на штурм, я отправляюсь вместе со всеми к выходу. Выхожу на улицу, там повсюду трупы, раненые, разруха, руины. Охота продолжается, крыса продолжает свой кровавый путь, оставляя позади себя лишь трупы, а я по телам, как по следам, следую за ней.

В какой-то момент дорога мертвецов приводит меня в пригород, где я наблюдаю, как солдаты заливают боль и отчаяние водкой, а на закуску жестоко расправляются с пленными.

Провал, я опять в том же подвале, крыса виднеется где-то вдалеке, я прицеливаюсь, и всё начинается вновь".

Со временем эти сны заменились еще более мрачными, где главным персонажем был мой старый знакомый из детских снов - Тень.

@темы: мистика, сны

11:34 

Исповедь мага. Призрак смерти

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Три года нелепого обучения в училище пролетели незаметно, оставив после ничем не примечательную череду серых фотографий – воспоминаний, и никому не нужный диплом об окончании данного учреждения. После чего, следуя инстинкту выживания, я принял активное участие в семейном бизнесе, который в те далекие времена выражался в торговле всем, что можно было продать. В моей ситуации это был крупный вещевой рынок, где мы зарабатывали всей семьей не только на хлеб, но даже и на масло.

Мой друг ушел в частный сектор, став вначале продавцом в магазине, а потом, поднявшись по карьерной лестнице, получил почетное место среди только зарождающейся касты менеджеров. Естественно, это нам не мешало продолжить экспериментировать со снами наяву. Правда, наши погружения в нижние уровни этого потустороннего мира, всё больше отдавали ароматом опасности.

Первые предупреждения о том, что я иду по опасному пути, проявились в виде предобморочного состояния, обычно оно случалось в метро, и было похоже на подобие панической атаки, только без симптомов страха. Странная волна накрывала мое тело, оно становилось ватным и почти неуправляемым, вслед за этим выступал холодный пот, а после темнело в глазах.

Я изо всех сил пытался не упасть в черную бездну, что звала и манила меня к себе, ибо знал, если сейчас потеряю сознание - значит умру. Сквозь пелену уходящего сознания я слышал шум поезда, иногда голоса пассажиров, и пытался всеми усилиями не упасть в черный туннель, который меня тянул за собой. Факт собственной смерти меня не пугал, но умирать в столь юном возрасте, так и не поняв, зачем пришел в этот мир, я считал неразумным. Поэтому боролся с этим странным недугом отчаянно и яростно, возможно, по этой причине мне всегда сопутствовал успех.

Волна длилась буквально минуты, но для меня они растягивались в часы, и всё это время я старался всеми усилиями не подать вида, что мне крайне тяжело. К моей радости, люди ничего не замечали, и когда я приходил в себя, то выходил на первой же станции, чтобы посидеть и перевести дух.
Сидя на скамейке и наблюдая за бесконечными людскими потоками, я ловил себя на забавной мысли: мне всего лишь восемнадцать лет, а я чувствую себя стариком, который никогда не касался женских уст и не познал пленительную ласку любви, но при этом просчитывает возможные варианты своей смерти. И самое удивительное, что я не испытывал никакого желания кому-то об этом рассказывать или, уж тем более, искать причину своего недуга.

Где-то в глубине себя я слышал меланхоличный голос фаталиста, который вещал мне простую истину: эти приступы или пройдут, или я просто умру, и добавлял, что оба варианта допустимы и приемлемы. Как ни странно, но у меня не возникало желания оспаривать его вердикт, он вполне меня устраивал. А еще глубже, где-то на уровне безмолвного наблюдателя, я понимал, что уже слишком далеко зашел в своих исследованиях и обратной дороги нет - только вперед.

Безусловно, я сожалел о своих близких, для которых моя возможная кончина станет полной неожиданностью, но я прекрасно понимал, что когда-то мы все умрем, и это лишь вопрос времени. С этой мыслью, отдохнувший и спокойный, я садился в поезд, и ехал по своим делам дальше.

Со временем периодичность этих приступов пошла на убыль, а потом они и вовсе покинули меня, но на их место пришло нечто иное, о чем я расскажу в следующий раз.

@темы: смерть

17:20 

Исповедь мага. Тайны снов наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Осознание любого явления приходит лишь после череды испытаний, и мы не миновали чаши сей. Наш юношеский азарт и наивность, в какой-то момент обрели горький вкус запретного плода, что мы посмели сорвать с древа неведомого знания.

Спустя какое-то время нас посетило озарение - наши видения - это не просто игра воображения, а способ проникновения в другие измерения, те, что в некоторых учениях называют тонкими мирами. Правда, это осознание мало что изменило, мы по прежнему чувствовали себя слепыми котятами, блуждающими в лабиринтах иных миров. И лишь редкие знаки судьбы, а также все более странные сны, указывали нам на то, что мы пересекли какую-то невидимую грань, за которой скрывалось нечто ужасное.

Со временем нам стало ясно, что так называемые тени, которые или стояли как изваяния, или блуждали по этим сумрачным мирам, являются людьми. Те, что были неподвижны и как будто спали в темно-серых коконах - являлись "живыми" или воплощенными, то есть имеющие плоть. Соответственно, неспящие и свободно передвигающиеся, а и иногда вступающие с нами в контакт, были "мертвыми", или развоплощенными - лишенные плоти.
Кроме этих "живых и мертвых" жителей, в нижних планах обитали разного рода существа и монстры, которых мы старались попросту избегать, для собственной же безопасности. Это не всегда нас спасало и поэтому иногда приходилось защищаться, сражаясь с какими-то подсознательными порождениями человеческих эманаций.

Наверное, разумнее было бы закрыть себе доступ к этим видениям наяву и предаться обычным, медиативным образам, что позволяли лучше погружаться в безмолвие. Но наше любопытство не имело границ, и поэтому мы продолжали нисходить в неизведанную бездну, что манила своей таинственностью.

Со временем мы пришли к выводу, что миры этой потусторонней и загадочной реальности, являются частью слоеного пирога, где все слои были между собой взаимосвязаны. Каждый слой или уровень мы условно обозначили цифрой, чтобы лучше друг другу объяснять, где каждый из нас был и что видел.

Шестой уровень, был самым нижним и близким к физической реальности и, как ни странно, самым ужасным из всех нами изведанных, в нем трудно было не то что ориентироваться, а даже находиться. Этот мир, где царила вечная ночь, без звезд и Луны, в котором жили доисторические монстры, поэтому мы его вообще обходили стороной, и если случайно проваливались в видениях, то пытались сразу же выйти из снов наяву. Если не удавалось, то приходилось принять неравный бой, результат которого был известен наперед.

Далее следовал пятый уровень, где можно было увидеть темные контуры людей, разных сущностей и огромных спрутов, которые обитали где-то внизу этого мрачного царства. Здесь мы были часто, то играя в героев из детских сказок, то изображая из себя непобедимых персонажей из новомодных фильмов.

За пятым шел четвертый и третий, каждый из них был светлей и чище предыдущего. Тут можно было увидеть подобие земного ландшафта, и даже внеземного, образы людей и более возвышенных сущностей.

Во втором, и особенно, в первом, было очень светло, порой ослепительно ярко. Поэтому частенько в наших видениях еле заметные очертания зданий и существ, что населяли это мир - превращались в светящийся вакуум. В эти миры было попасть легко, но вот удержаться в них крайне трудно, поэтому мы посещали этот пласт сознания крайне редко.

За горизонтом небосвода первого уровня простирался безразмерный мир, похожий на космос, но туда проникнуть мы не могли, хотя и пытались.

***

Тому, кто прочел эти строки, может показаться, что я сошел с ума, и, возможно, он отчасти прав. Потому что любое открытие или выход за рамки обыденного сознания - это уже безумие.

@темы: личное, мистика

10:08 

Исповедь мага. Сны наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Медитация, основанная на почти оживших природных образах, была неким глотком небесной свободы, с ощущением вкуса парящей птицы, манящей к неизведанным мирам, или к тому, что за ними скрывалось. И если поначалу мне было крайне трудно удерживать картину, нарисованную кистью фантазии на холсте своего воображения, более чем на пять минут, то со временем я мог позволить себе пребывать в этом состоянии часами.

На это ушли даже не месяцы, а годы, постоянных и, временами, тяжелых тренировок со своим сознанием. И результат этих трудов, как показало время, стоил того. Кардинально сменился и сам принцип медитаций, мне больше не требовалось сидеть с закрытыми глазами в определенной позе, я мог это делать когда угодно и где угодно с открытыми глазами. Правда, результат был далек от того, что я жаждал, но даже эти прикосновения к иному меня вдохновляли на дальнейший путь.

Неважно, находился ли я в тесной духоте общественного транспорта, или сидел в переполненной аудитории и слушал скучный монолог преподавателя - я всегда находился в частичном безмолвии, обычный мысленный диалог с самим собой почти меня не беспокоил, а образ солнечного берега с видом на вечность моря - пел колыбельную моим чувствам.

Мой друг тоже развивался, но только следуя своему личному пути, который исходил из иного измерения, пересекал горизонт нам всем привычной реальности, а дальше падал камнем в бытье неведомых размышлений. Мне так и не удалость понять: погружался ли он в тишину своих мыслей или, наоборот, возвышался над ними.

Процесс постижения вакуума мысли шел медленно и верно, пока в какой-то момент мы не стали раз за разом проваливаться в очень странные и мрачные образы. Сумрачные миры, в которых не было никакого намека на Солнце или что-то подобное, лишь только очертания каких-то размытых контуров ландшафта и строений, снующих или неподвижных теней, и совсем слабый блеск Луны, где-то на темном фоне неба. Что-то вроде идеальной декорации для очередного ночного кошмара или фильма ужасов, только в рамках нашего сознания.

Мы были обескуражены, удивлены и поражены новым видениями наяву и не могли понять, что это такое?

Спросить нам было не у кого, в книге, с которой мы начали свои эксперименты, мы не нашли четкого ответа, кроме намека на то, что это нижние планы сознания. Чтобы не потеряться в темных лабиринтах этой психоделической картины, мы вначале прекратили попытки войти в сон наяву, но безмерное любопытство требовало немедленной реализации. Поэтому на свой страх и риск, мы осторожно стали проникать в эти мрачные картины, чтобы в темноте холода и отчуждения найти ответ.

Более или менее освоившись в живом сумраке, мы стали пробовать подняться вверх, и временами нам это даже удавалось. Там мы узрели вначале чуть просветленные миры, а потом они становились всё ярче и ярче, пока мы не коснулись ослепительных образов, сотканных из света. Удержаться на частотах этих божественных нот мы не смогли, нас просто выкидывало из снов наяву в обычную повседневность, и это стало для нас неразрешимой дилеммой.

С одной стороны, застывшие природные картины нас уже не привлекали, ведь мы вкусили запретные плоды неведомого, правда, они отдавали мрачными пейзажами тьмы, и лишь временами показывали нам свою обратную сторону ослепительного света. С другой стороны, на этом судьбоносном моменте наши попытки углубиться в безмолвие завершились. Мы заигрались и потерялись в этой бесконечной веренице реальностей, а после занялись их тщательным изучением.

Возможно, это была наша самая грубейшая ошибка, как, впрочем, и необходимый этап познания, который невозможно было миновать.

@темы: исповедь, личное, мистика

14:04 

Исповедь мага. Друг

...в вечном познании себя и окружающего мира...


В училище, куда я не желал, но вынужден был пойти, меня ожидал достаточно любопытный и приятный сюрприз. Возможно, моя черствая от рождения судьба, решила проявить великую милость, и в знак своей признательности к моему упорному желанию преодолеть все препятствия, преподнесла мне подарок в виде друга. С этого момента я перестал был одиноким путником в бесконечном паломничестве к месту неведомой силы.

Немного отступая от темы повествования, скажу, что учиться я не хотел ни в училище, ни в каком-либо другом заведении, потому что был сыт по горло этими заунывными и шаблонными теориями, большинство из которых были забыты мною сразу после окончания школы. И причина моего такого откровенного пренебрежения заключалось в том, что они не имели практического применения, и поэтому были бессмысленными по своей сути. Некоторые знания и умения, естественно, я сохранил, именно те, которые мне потребовались в течение жизни.

Возвращаясь на круги своя, я продолжу. Друга звали Владимиром, и в этом имени был заключен тайный смысл, которой можно выразить в такой высокопарной фразе: тот, кто владеет миром. Но люди и мир его мало волновали, а, точней, вообще не интересовали. Он рассматривал окружающий мир как некое недоразумение и изучал его с присущей ученому долей скептического равнодушия.

Так, как биолог через призму микроскопа пытается уловить последовательность цепочки чувствительных реакций на внешние раздражители. Так, как астроном, обращая свой взор сквозь увеличительное стекло телескопа на ночной небосклон далеких звезд. Игра граней его незрелого ума была похожа на неотшлифованный алмаз, который нуждался в обработке, но не было мастера, который бы этим занялся.

Его скрытая надменность плавно перетекала в добродушие, мимолетная заносчивость сменялась желанием угодить, а некая механичность восприятия жизни уравновешивалась тончайшими колебаниями юмора. В этом смысле, на фоне разношерстной толпы молодых самцов, он сильно выделялся, что, в конечном счете, привело его к состоянию изгоя, над которым открыто насмехались и глумились.

Я тоже не особо вписался в молодой коллектив вечно озабоченных подростков, именно поэтому обделенных женским вниманием. Удержать статус равного в группе я не смог, не хватало авторитета, опыта и силы, в результате чего тоже стал неким подобием всеобщего посмешища. Фактически, это нас и сблизило, мы подружились и старались держаться вместе, так было проще и учиться и отбиваться от нападок однокурсников.

Учебный год пролетел незаметно, за этот год мне удалось немного преуспеть в безмолвии, а летом, уже на каникулах, я рассказал другу о своих тайных экспериментах над своим сознанием. Как ни странно, его заинтересовали мои опыты, и он попросил книгу, с которой я начинал. И так он постепенно и верно приобщился к восточной мистерии. Ни его, ни меня особо не смущало, что это учение называлось Интегральной Йогой, и оно подразумевало соблюдение неких правил.

Впрочем, мы и так были похожи на йогов, о женщинах особо не помышляли, в силу того, что прекрасно осознавали, а кому мы такие нужны? А, с другой стороны, был ли нам кто-то вообще нужен? Кроме, разве что, наших мечтаний о возможностях, которых мы могли достичь с помощью этих практик. Аромат будущих достижений возносил наши умы к вершинам Олимпа, и мы оба предавались этим грезам.

О, если бы мы знали, что нас ждет впереди, и во что выльется эта странная игра, остановились бы? Думаю, что нет, слишком уж скучна была обычная жизнь, с её серыми буднями и беспробудными ночами.

@темы: учеба, личное, исповедь

12:00 

Исповедь мага. Безмолвие ума

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Все лето я провел в изучении той книги, что обрел волей божественного провидения. Мимоходом вспомнилось, как в детстве перечитал все сказки народов мира, которые только нашел в детской библиотеки. А после, вдоволь насладившись сказаниями и легендами, поднялся на тон выше и занялся изучением на тот момент доступной мне мистики и фантастики, упорно ища ответы на свои вопросы. Но всё это оказалось пустой затеей, ибо кроме остывших ароматов чужих истин, ведущих куда-то вдаль писательских надежд, ничего не нашел.

Даже на миг вспомнилась моя первая, безответная и абсолютно бессмысленная первая любовь из соседнего подъезда, которая в 13 лет рвала мою душу на части, а потом молча уехала вслед за ней, куда-то в другой город. Зачем она была мне нужна, зачем я ей болел пару лет - до сих пор ума не приложу, и лишь одно могу сказать - природа жестока и бесцеремонна, когда дело касается её мотивов.

Просиживая весь день в своей скромной обители, без телевизора, магнитофона и компьютера, о котором я лишь слышал, но воочию еще не видел, ибо они еще на прилавках магазинов даже не появились, в энный раз перечитывая таинственную книгу - учился безмолвию ума.

Главный вопрос - как, а главное, зачем в столь юном, шестнадцатилетнем возрасте, мне нужно было в срочном порядке обрести это странное состояние, меня не посещал. Не беспокоило меня и то, что я заточен в этой старой трехкомнатной квартире, в своей маленькой комнате, а весь мой круг общения ограничивался родителями да младшим братом. Что компании былых друзей, канули в лету былых разгулов, про девушек я даже не хотел вспоминать, ибо двух лет любовной болезни мне хватило сполна.

Игра ума, такое забавное занятие, что этим можно заниматься бесконечно, он как говорящий попугай, бесконечно повторяет заученные мысли бестолковых фраз и воспроизводит их в хаотичной последовательности. Зачем это вообще нужно, знает лишь создатель этого примитивного процесса, а чтобы с ним связаться, нужно, как минимум, обрести первоначальное созерцание мысли. Чем, в общем-то, я и был занят.

Первые мои попытки не давали никаких результатов, метафизически выражаясь, я бился головой об стенку своего примитивного ума, и от этого начиналась лишь сильная головная боль, а мысли, словно черти, насмехались над моей недееспособностью, и кичились своей непобедимостью. Но я был одержим идеей взять вверх и войти в это очень таинственное состояние, ибо оттуда веяло непостижимой силой, которой я жаждал овладеть.

В конечном счете, по истечении третьего месяца, после долгих и суровых аскез со своим воображением, находясь в очередной медитации, я впервые провалился в безмыслие. Точнее, на волне образа, который я запечатлел в своем сознании, словно застывшую картину художника, где я сидел одинокой фигурой на берегу безлюдного пляжа и глядел на вечность безмятежного и спокойного моря.

Тишина ума обдала меня ледяным инеем безразличия ко всему, что меня хоть как-то касалось. Чувства утонули в глубинах океана бездарных человеческих игр, а мысли, изгнанные из чертогов своих заблуждений, как неприкаянные духи блуждали вокруг, но не могли нарушить мой непередаваемый покой.

Я сидел на диване и, открыв глаза, молча глядел на стену напротив, мне ничего не хотелось и не моглось, всё утеряло всякий смысл: суета жизненных мгновений, судьбоносных путей нити, и даже жажда обрести сокровенную силу меня не волновала.

Ничего не имело смысла, ничто не могло коснуться этого безбрежного спокойствия, что созерцало очередную дилемму собственного бытья.

@темы: личное, исповедь

10:28 

Исповедь мага. Переломный момент

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Период отрочества является неким рубежом между уходящей в даль легкостью детской беззаботности и надвигающимся горизонтом будущих хлопот взросления. Невидимая линия фронта, разделяющая два непримиримых и враждебных друг другу мировоззрения.

Естественно, я не был готов к столь эпохальному событию, и поэтому не было ничего странного в том, что оно настигло меня внезапно, не оставив ни единого шанса на адекватную реакцию. Захваченный врасплох, мой юношеский ум метался, как дикий зверь, заключенный в клетке. Не находя выхода, и раздираемый внутренними противоречиями, я был похож на самоубийцу, который решил свести счеты с внутренним ребенком, в надежде на то, что столь безжалостный шаг подарит шанс эмбриону нового сознания расти и развиваться.

...В тот день я гордо шагал, в который раз, в книжный магазин, в надежде найти особенную книгу, которая поможет мне обрести хоть какой стимул или смысл своего жизненного пути. Под ногами, как дорожная пыль, лежали воспоминания об окончании 8-го класса и долгих годах бестолкового обучения неизвестно чему, за спиной был слышен шум вступительных экзаменов в никчемное ПТУ. А впереди был слышен безумный гимн 90-м годам, которые разрушали страну, убивали народ, и обрекали на забвение саму жизнь.

Я молча проклинал свою судьбу-злодейку, которая никогда не была ко мне благосклонна, и порой задумывался, что эту старую и выжившую из ума каргу, пора отправить на погребальный костер, а прах развеять по ветру бессмысленности собственного бытья.

Даже молодой и неопытный на тот момент ум, прекрасно понимал, что у всего этого нет будущего, что дань системе образования ничего не даст, а беспредел в спортивном костюме и кожаной куртке, с золотой цепочкой на шее, за просто так перережет тебе горло, если ты ему не понравишься.
Я не видел смысла отдавать дань, исчисляемую тремя годами тягостного просиживания за партой, выслушивая местные бредни заумных педагогов, которые просто отрабатывали свое почетное звание. Но у меня, как всегда, не было выбора, ведь я был всего лишь забитым ночными кошмарами подростком, без средств к существованию, который вынужден был выполнять родительский указ.

Но сейчас у меня впереди было целое лето, и я мог позволить себе некоторые вольности, которые выражались в новых книгах, что становились моими единственными друзьями и наставниками.

Никогда бы не подумал, что, перечитав столько эзотерических наставлений, я могу наткнуться на нечто свежее и действительно жизнеутверждающее, в виде невзрачной брошюрки под названием "Шри Ауробиндо, или Путешествие Сознания".

Пролистав несколько страниц этой загадочной книжки, я был поражен красочным одам, описывающим новый формат видения мира. Что-то запало в мою душу, и интуиция безапелляционным вердиктом приказала - бери. С чувством благоговения и предвкушения нечто иного, я приобрел это произведение, и помчался домой, чтобы предаться познанию неизведанного.

И как показала моя дальнейшая практика - не ошибся, в очередной раз я обвел вокруг пальца стерву-судьбу, проигнорировал свою суровую звезду, под который родился. И двинулся тем путем, который мне сулил неведомую силу и превосходство в борьбе за выживание в этом безумном мире, где человек человеку если не волк, то уж точно не друг.

23:48 

Фантасмагорический ужас снов

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Царство Морфея всегда манит своей самозабвенной легкостью, манит отдаться в его объятия и забыться в видениях, рисует нам образы потусторонней реальности в интерпретации нашего мозга. Детские сны я почти не помню, кроме, наверное, нескольких исключений, которые пронизаны оттенком болезненной психоделики. Во мне они оставили неизгладимый след, с виду похожий на шрам, на детской измученной душе.

В особенности мне запомнился один сон, который снился почти каждый месяц, на протяжении многих лет.

Я попадал в мир оттенков темно-серого тумана, не имеющего ни начала, ни конца, в нем не ощущалось ни время, ни какие-либо другие привычные законы физики. Лишь липкое ощущение первобытного и дикого ужаса, что скрывал в своем лоне этот зловещий туман, нечто без пола, возраста и даже намека на что-то человеческое.

Некое подобие живых сгустков Теней появлялось из ниоткуда, вставало у меня на пути и жутко хохотало мне в лицо, этот психоделический, потусторонний хохот вызывал во мне ужас, потому что я понимал, оно смеется над моей абсолютной беспомощностью. И я бежал прочь сквозь лабиринты этого нескончаемого серого тумана, который, как живой, обволакивал меня своим липким страхом, вынуждая постоянно ускорять свой темп. Но движения были замедленные, а сгусток Теней постоянно находил меня, глумился над моей детской слабостью, и я продолжал бежать из ниоткуда в никуда.

Хозяин этого мрачного мира повторял раз за разом свой неповторимый танец ужаса, наслаждаясь моим первородным страхом, а, скорей всего, он им питался, и лишь когда он насыщался - я просыпался в холодном поту, понимая, насколько я слаб и никчемен. Даже детским сознанием я осознавал, что помочь мне некому, и поэтому оставалось лишь молча терпеть и ждать, когда сей недуг меня покинет.

Конечно, я надеялся, что когда-то мне удаться вырваться из этого порочного круга, и всем своим детским сознанием желал побыстрей вырасти, чтобы стать взрослым и защитить себя от этого потустороннего ночного кошмара, что меня преследовал.

Видимо это искажение вызвало во мне некий странный логический вывод, что дети - это дикие создания, а взрослые - это разумные существа, с которыми можно найти общий язык или хотя бы какой-то компромисс. Как же жестоко я ошибался...

Но я холил и лелеял эту призрачную надежду, пока в какой-то момент до меня не стало доходить, что взрослые, зачастую, мало чем отличаются от героя моего ночного кошмара, и с этого момента я стал замыкаться в себе, выстраивая вокруг себя стену недоверия ко всем, воспринимая окружающий мир как главную опасность для себя.

И всё больше погружался в мечты, где стану сильным и непобедимым, но чем я больше грезил, тем больше терял связь с миром и людьми, но меня это особо не беспокоило. Стены моего внутреннего миры были неприступны ни для одного врага, и это грело мне душу, а остальное меня не волновало.

Подростковый возраст сам меня подвел к черте, которая указала на то, что я стал почти изгоем, и не могу найти общий язык со своими сверстниками-мальчиками и полностью избегаю девочек. Это новое открытие вначале меня повергло меня в шок, а после я стал судорожно искать выход.

Но на самом деле он сам меня нашел.

21:57 

...в вечном познании себя и окружающего мира...
Воспоминания о детстве



Думаю, у всех остались теплые и сокровенные обрывки фотографий памяти, о том периоде, который мы порой с придыханием зовем детством. И в этих древних, первозданных библиотеках утерянных воспоминаний, как в загадочных пирамидах прошлых эпох, нас ожидает множество сакральных ответов на вопросы, на которые мы так и не можем найти ответ.

Мое погружение в память забытых времен прошлого всегда озаряется вспышкой яркого летнего дня, обрамленного в рамку сияющего Солнца, со вкусом непередаваемой детской радости. Где-то там, на горизонте голубого небосклона, я вижу летящий самолет, он оставляет белый дымчатый шлейф, что вызывает во мне ощущение вечности. Я слышу специфический еле уловимый гул, который для меня звучит как божественное наставление о чем-то, о чем я давно уже забыл.

Погружаясь в забытьё, теряюсь во времени и пространстве, лишь для одного, чтобы попытаться расшифровать эту странную песнь самолета, напоминающую мне о чем-то очень важном. Нечто завораживающее и волнующее, что для меня уже навсегда утеряно, но я не сдаюсь, соединяю все части своего сознания и неистово ищу ассоциации, но нет, всё тщетно… Ностальгия накрывает меня с головой, я купаюсь в водах тишины, гляжу на небо, слепну от лучей Солнца, и понимаю - этого уже не вернуть.

А дальше, на волнах детских воспоминаний, меня выносит на почти забытую улыбку матери, которая в этот момент для меня самый близкий человек, её голос звучит для меня как мантра. И я слушаю его, но не могу увидеть её лица, оно расплывается в белом пелене аромата первозданной любви.

Застывшие, но всё-таки живые воспоминания, тянут меня ввысь неба, и всё дальше и дальше, где я с удивлением и недоумением начинаю слышать зов непознанных и до боли знакомых глубин Космоса. Это странное ощущение, вдруг осознать, что когда-то, может совсем недавно, а может множество мгновений назад, ты жил в этом бескрайнем и загадочном Океане, который для тебя был родным домом, а потом вдруг стал тем, кем ты сейчас являешься.

Маленьким мальчиком, который держится за руку мамы, и смотрит в небо на пролетающий самолет.
Чувство полета полностью погружает меня в ничем невыразимое ощущение свободы, в котором я касаюсь звезд, прислушиваясь к их громогласному шепоту, наслаждаюсь пением планет, а потом вдруг возникает неистовое желание вновь вернуться домой. Но как - я не знаю.

Ведь я просто маленький мальчик...

Детское сознание неспособно объять такие несопоставимые факты, и я погружаюсь всё глубже и глубже, где касаюсь потемневших от времени образов своих почти утерянных страниц дневника памяти. На которых вижу, как иду с мамой в детскую библиотеку, выбираю книги о космосе, а потом, вечером перед сном, рассматриваю красочные картинки планет Солнечной системы. А она вместо обычных сказок читает мне такие пленительные оды о моем доме.

Что это? Сон? Наваждение?

У ребенка нет ответа на этот вопрос, а я могу сказать лишь одно - это зов души, души, которая помнит, откуда она пришла, и, видимо, пыталась сохранить незримую нить своего погружения в чужой и маленький мирок, под названием Земля.

Образы космического бытья обрываются где-то в возрасте четырех лет, тогда я сильно заболел и находился на грани жизни и смерти. Но даже это не самое печальное, что могло бы со мной случиться. После болезни на меня обрушилась совершенно иная напасть, она с завидной периодичностью приходила в мои ночные видения и гомерическим хохотом погружала в фантасмагорический ужас, который меня преследовал всё последующее детство и юность.

Но это уже другая история.

Исповедь мага

главная