Записи с темой: мистика (список заголовков)
11:01 

Исповедь мага. Внеземные миры. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Вкус ожидания чуда тайно жаждал соприкоснуться с древней истиной утерянных знаний, что, как неведомые знаки, терзали мой рассудок, и тот искал ответа, которого нет. Причиной тому была внутренняя вера в то, что я избран постичь непостижимое, хотя при этом мне не мешало ловить себя на мысли, что я верю в отсутствии веры. Эти неразрешимые противоречия, войдя в сепаративный мир с изящными сомнениями, пели мне прозаичные баллады: "Всё это вздор!.. А, возможно, твой собственный бред?.. Или ты действительно избран, но для того, чтобы прожить обыденную жизнь и упокоиться с миром в своих фантазиях..."

Тогда я не знал, откуда берутся эти тирады, которые пытались низвести меня до уровня шизофреника, что никак не может себе признаться в собственном сумасшествии. Но спустя долгие годы я воочию узрел этих невидимых манипуляторов и передал им пламенный ответ, но об этом я расскажу в свое время. А в тот момент, чтобы не мучиться со своим бредом в голове, я старался погрузиться в глубокое безмолвие или уйти в виртуальную реальность, со вторым однозначно было проще. Безмолвие я пытался практиковать, когда оказывался в суете мегаполиса, который после двухтысячного года всё больше стал походить на цивилизованный базар-вокзал. Иногда мне даже удавалось войти в неведомый ритм бытья, и молча вибрировать в нем, минуя все казусы обычной жизни, почти на автопилоте выполняя необходимые действия, а временами с удивлением слушая свои же слова, которым я не отдавал отчет, но, тем не менее, собеседники были довольны моими репликами.

Но эти моменты передышки, от блуждания мысли на внутреннем экране, случались крайне редко, я бы сказал - по особым праздникам, когда звезды сходились в узор небесной длани. Но когда они случались, я откровенно наслаждался внутренней свободой и наблюдал за немой, черно-белой реальностью, пытался понять, что же я в ней забыл? Ответа не было, поэтому поиск продолжался уже дома за монитором компьютера, где жаркие сражения давали остывать внутренним трениям.

Где-то через месяц мои воспоминания о том сеансе, где я оказался в огненном мире, и познакомился с Теми, кто себя нарек Предтечами, покрылись пылью смутных ощущений, выцвели серостью будней и потерялись в архивах забытой памяти. Тома "Тайной доктрины" заняли почетные места на полке советской стенки, рядом с западными новеллами, которые матушка когда-то читала. А я, со временем, устав от виртуальных баталий, решил взять небольшой тайм-аут и почитать небольшие брошюры по уфологии, до которых у меня, так сказать, руки не доходили.

Так что на несколько недель подряд я погрузился в сферу гипотез, неофициальных фактов и допустимых домыслов, что шли из уст так называемых уфологов, которые не вызывали у меня особого доверия, а вот те, кто именовали себя контактерами, были мне более чем по душе. И на то у меня была веская причина, которая произрастала из начала девяностых годов, в виде ксероксных листов, озаглавленных: "М-ский треугольник, или Чужие здесь не ходят".

Данное произведение, являющееся, скорей, репортажем из зоны аномальных событий, чем книгой, в те далекие годы произвело на меня неизгладимое впечатление. В одной из купленных книг я столкнулся с отрывком из вышеназванного репортажа, а если быть точней - с описанием контакта с представителем внеземной цивилизации. И, естественно, почти невзначай я вновь коснулся чувства восхищения, что испытал почти десять лет тому назад, которое в тот момент было для меня откровением. Возможно, у других людей, прочитавших данный репортаж, он вызвал нейтральную или даже скептическую реакцию, но для меня это стало отправной точкой для последующего погружения в иные реальности.

В одни из выходных дней я слишком глубоко погрузился в дебри размышлений о внеземной жизни, и пришел к выводу, что всё, что я знаю на данный момент, является просто фрагментом чего-то более огромного и непостижимого, что мне следует еще детально изучать. Я никак не мог взять в толк, почему все религии и учения игнорируют иные миры, почему кроме мифов о богах, сошедших с небес, ничего более нет? Этот парадокс, в свою очередь, меня привел к простому выводу - боги и пришельцы - это одни и те же лица. Улыбнувшись этому открытию, я вдруг вспомнил фрагмент детского сна, который множество раз повторялся, и шел параллельным курсом со спиралью ночного кошмара, где главным героем был Тень, но я о нем как-то запамятовал.

Детские воспоминания накрыли меня волной животрепещущей ностальгии о неком утерянном таинстве, что я знал, но, почему-то, забыл. Это, в свою очередь, вызвало во мне нестерпимое желание действовать, но впервые за годы практик снов наяву, я не погрузился в тонкие реальности, не возжелал услышать мнение наставницы. Я решил пойти прогуляться на свежем воздухе в парке, который находился за пару километров от моего дома, и являлся ничем иным, как уютным городским прудом.

Следуя своему внутреннему импульсу, я быстро собрался и ушел на прогулку.

Уже находясь возле пруда, удобно усевшись на лавочке и созерцая зеркальную гладь воды, я стал постепенно, но верно вспоминать свой детский сон, а когда мне это удалось, то моему удивлению не было предела. Чтобы было понятно почему, опишу этот странный и наполненной непознанной романтикой сон.

"Я с одноклассником нахожусь в классном кабинете, за окнами земля покрыта белым одеялом снега, а темнота накинула свою вуаль на город, и лишь электрический свет освещает совершенно пустую школу. Мы, взяв портфели и сменную обувь, вышли из кабинета и идем по коридору, который заканчивается холлом.

Провал...

Стою в холле, моего приятеля нет, а в центре помещения, в метре от пола висит серебристый объект, без швов, дверей, иллюминаторов или чего-то подобного. Так называемая летающая тарелка, метров пяти в диаметре. Я заворожен этим зрелищем, любуюсь объектом, меня переполняет непонятная радость и любопытство. Объект вдруг начинает вращаться против часовой стрелки, а после в нем появляется небольшой проход, в который я пытаюсь залезть, и после долгих попыток мой труд вознаграждается успехом. Оказавшись внутри тарелки, я вижу выступ в виде скамейки, на который сажусь, а дальше, оглядевшись, понимаю, что кроме этой самой скамейки и яркого света, не имеющего источника, ничего и нет. Через несколько мгновений корабль взлетает, меня поглощают собой ощущения свободы, эйфории и полной гармонии с этим кораблем.

Провал...

Поздний вечер, я стою на бульваре с кем-то из знакомых, и мы наблюдаем, как над нашей школой висит тот самый объект, он изменился, по его борту мигают, словно елочная гирлянда - разноцветные огоньки. Я говорю своему приятелю, что я летал на этой тарелке и чувствую, как внутри возникает чувство гордости и свободы, мне так хочется опять оказаться внутри этого корабля".

Ответить на вопрос, что это был за странный сон, я себе так и не смог, но решил с этого момента, что буду вести дневник сновидца, что, собственно, и сделал. И только этот факт позволил мне в данной исповеди, на основе старых записей, восстановить тот давний дивный сон.

@темы: мистика

16:06 

Исповедь мага. Предтечи. Часть третья

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Бессонница, спутница тех, кто потерял внутренний покой и обрек себя на вечные и бесплодные попытки окунуться в забвение сна, в этот раз настигла и меня. Она, словно змея-злодейка, обвила мое сознание ледяными кольцами бодрости и наполнила мой разум бурной рекой бесконечных размышлений. Все мои попытки остановить этот бессмысленный процесс расчета возможных вариантов и отгадывание кроссворда таинственных загадок, ничего не дали. Мой ум, вырвавшись из обители ментальной тишины, требовал компенсировать утраченное время, и с фанатизмом безумца пытался понять, что это за огненный мир ему привиделся и что за Хранители Предтеч с ним говорили.

Пролежав целый час с закрытыми глазами, и так и не сумев попасть в царство Морфея, я понял, что, видимо, не судьба. За это время я рассмотрел десятки вариантов того, куда я попал, но все они сводились к Дхиан Коганам - планетарным духам и "Тайной Доктрине", что я совсем недавно дочитал. Но что толку от этих зацепок, когда на часах полвторого ночи, в голове эхом отзываются мысли-образы последнего сеанса наяву, и ты периодически ловишь себя на предощущении, что кроме бессонницы, тебя посетило и Его Величество Сумасшествие?

Ответ простой, нужно что-то срочно сделать, чтобы прекратить поход своего ума из перспективы ниоткуда, в даль неизбежного никуда. А если быть точней, чтобы избежать варианта умопомешательства, нужно найти выход из этого бесконечного лабиринта гипотетических доводов и сакральных развилок. Ну, уж если быть совсем откровенным, необходимо просто кому-то выговориться о том, что у тебя наболело, то есть высвободить избыток той информации, что требует немедленного выхода.

Естественно, поговорить по душам о таких вещах я мог бы, с натяжкой, разве что только с другом, но звонить ему ночью и рассказывать о своих видениях мне показалось, мягко говоря, совершенно безрассудным поступком, поэтому оставался второй вариант - отправиться к наставнице. В общем-то, всё вернулось на круги своя, с чего начал, тем и заканчиваю.

Решение было принято, и это хоть как-то успокоило мой бушующий ум, после чего я включил ночник, встал с дивана, покопался в нижнем ящике стола, найдя там старый кассетный плеер и наушники, поставил одну из кассет "Наутилиса Помпилиуса" и активировал процесс воспроизведения. Задушевные баллады стали растекаться по моему сознанию волнами ностальгии и некой красивой меланхолии, что напоминала мне о том, что я потерял. Я подошел к темному окну и осторожно закурил, любуясь сном спящего города, в какой-то момент поймал себя на мысли, что ночь создана не для постельных утех, как думают некоторые, а для глубоких и длительных размышлений и медитативных погружений в бездны непознанных реальностей.

Последняя затяжка была дурманяще приятна, ибо слилась в унисон с многозначительным куплетом, что электрической дрожью обласкал мою кожу:

"Я видел секретные карты,
Я знаю, куда мы плывём.
Капитан, я пришёл попрощаться с тобой, с тобой
И твоим кораблём."

Как же мне хотелось в тот момент попрощаться с этим миром и его капитаном, а после взлететь навстречу звездному небу, и покинуть этот опостылевший мир, но как в ситуации и со сном - не судьба.

Затушив тлеющий окурок и не снимая наушников, продолжая наслаждаться музыкой, я поудобней сел на диван, закрыл глаза и погрузился в сон наяву.
Мир светлых, пастельных тонов, меня встретил улыбкой невидимого солнца, а теплый ветер - благими оттенками радости, приятно коснулся моего ума и прошептал:

"Я рада вновь тебя увидеть..."

Облик наставницы действительно светился какой-то утонченной красотой уютного простора, что застыл у неё за спиной, преобразившись в прекрасную, небесную обитель. На моей душе сразу же расцвело и похорошело, как будто наступило долгожданное просветление, и на этой чудесной ноте, не вдаваясь в замысловатость слов, ответил ей биением своего сердца:

"Как же здесь легко дышится... И ты прекрасна, словно богиня!"

Моё спонтанное заявление, как волна, обдало её восторгом, и она ответила мне тем же:

"Я вижу плоды своих трудов, ты весь цветешь, а вместе с тобой и я".

"Да, есть такое дело... Но у меня на дворе ночь, и я пришел сюда по причине временного помутнения, которое только ты можешь развеять".

"Я тебя внимательно слушаю".

На миг я погрузился в воспоминания предыдущего сеанса, и во всех подробностях рассказал, куда попал, что видел, и с кем познакомился. Она, выслушав мой монолог, минуту помолчав, произвела на свет то, что я меньше всего ожидал:

"Никогда бы не подумала, что Они сами выйдут с тобой на контакт... Видимо, это книга стала аналогом портала, который ты неосознанно создал, а Они не смогли воспрепятствовать этому... Это очень странно..."

"Кто Они?"

"Хранители этого мира, вершители судеб эпох и наРодов..."

"Ну это же не Пятеро?"

"Нет, это Семеро, или, лучше сказать, Восемь пар, я когда-то давно удостаивалась честь Их лицезреть... Они куда старше и опытней Пятерых..."

"Так кто Они такие?"

"Они Те, кто пришел на заре зарождения планеты... Те, кого можно назвать пРаРодителями человечества... Я о Них мало что знаю, и у меня нет доступа в Их Обитель..."

"Не очень, конечно, понятно, но со временем, думаю, разберусь, что к чему... А что ты знаешь о том мире, в который я попал?"

"Это очень похоже на эпоху зарождения первых форм..."

"М-да... Понятно то, что ничего не понятно..."

"Всему свое время... Когда оно настанет, ты всё поймешь сам..."

"Видимо, ты права".

"Не сомневайся".

Я резко вынырнул из сна наяву, открыв глаза, всем телом ощущая, что сон всё-таки пришел за мной, в наушниках еще играла музыка, на часах было три ночи. Как-то вяло оглядел свою комнату, прислушался к звукам в квартире, всё было тихо - все спали, кроме меня. Сонливая усталость еще сильней на меня накинула свои сети, и я, не в силах ей больше сопротивляться, выключил плеер, снял наушники, положил на стол и, выключив ночник, почти сразу же уснул.

@темы: мистика

13:15 

Предтечи. Часть вторая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Возможно, данный период прикосновения к основам мироздания, так бы и тек в русле возвышенной ноты благочестивого познания, но случился непредвиденный инцидент, который кардинально изменил мое представление о том, к чему я, в очередной раз, прикоснулся. В тот вечер, я уже по обычаю, включил ночник, потише убавил музыку на магнитофоне, и, поудобней устроившись на диване, закрыл глаза, предвкушая очередную познавательную беседу с наставницей. Но, как только я стал погружаться в образы небесных реалей, произошел непонятный, аномальный всплеск, мое тело передернуло, и вместо привычного, молочно-белого мира, я оказался в какой-то пылающей и аномальной реальности.

Отчасти она напоминала тот алый океан, от походов в который я на время отказался, но лишь с виду. Вся поверхность этой реальности представляла собой расплавленную и кипящую лаву, как будто я оказался в жерле вулкана. Под ногами живой огонь, словно плазма, небольшими волнами качался в унисон странного ритма, над головой виднелся открытый космос, с россыпью мириадов звезд. Вокруг не то что ни души, ни даже намека на что-то живое, лишь вдалеке, на горизонте, я видел непонятные, огромные монументы, что своей цветной, но при этом прозрачной гаммой, являли единственные формы жизни. Они, словно цветы неизведанной породы, произрастали из недр этого огненного и безликого мира.

Если бы я был бы фанатичным последователем религиозных течений, то возможно, с ужасом осознал бы, что попал в недра преисподни. Но мой опыт говорил, что местный ад представляет из себя сумрак, пронизанный холодом отчуждения и опасности, в котором водятся тени, которые очень любят вкушать живительную влагу жизни. В некотором смысле, привычный сумрак с его местным одемоневшим населением, в тот момент мне был куда ближе, чем этот ирреальный мир огня. Ибо демонов, которые тебя достают, можно банально сжечь, а ко тьме со временем привыкаешь.

Мое, одновременно, созерцание и размышление, было прервано ощущением чужеродного и, в некотором смысле, нечеловеческого разума, что безлико изрек:

"Этот мир ждет момента своего зарождения..."

Я посмотрел вокруг, но ничего, кроме волн огня и сюрреалистичных обелисков не узрел, после поймал себя на мысли, что, возможно, пора выйти из видения. А в ответ получил очередной потусторонний и многозначительный ответ:

"Тебя призвали Предтечи, разве ты посмеешь отвергнуть Наш призыв?"

Я удивился еще больше, почувствовав прилив волны опасности, и спонтанно подумал:

"Может, это очередной приступ моего личного безумия?"

И сразу же получил двусмысленный ответ:

"Лишь безумец сможет прикоснуться к первозданному моменту".

Я понял, что все мои мысли мгновенно считываются, и попробовал войти в безмолвие, отчасти мне это даже удалось. Вслед за тишиной в ум пришла уверенность и чувство безопасности.

"Кто вы? И почему я вас не вижу?"- спросил я, глядя на застывший горизонт непознанного.

"Приблизься к алтарю мироздания, и ты узришь то, о чем жаждешь..."

Спонтанно, без проблеска любой мысли, я оказался внутри поля прозрачных монументов, что, словно цветы, росли повсюду, а чуть вдали увидел два десятка человекоподобных фигур, чьи тела так же были сотканы из огня. Наши взоры пересеклись, хоть я и не видел их лиц или глаз, но ощущал, что они внимательно смотрят на меня. Некоторые взоры отдавали ароматом нежности материнской заботы, другие пылали суровостью непоколебимой воли, которая при этом дарила чувство непередаваемого покоя.

"...Дхиан Коганы, Хранители Предтеч..." - родилось в моем сознании, а вслед за этим: "Твое время истекло... круг замыкается... змей кусает свой хвост и начинает новый цикл..."

Дальше я был выкинут из этого бесподобного видения в обычный сумрак, где меня тут же обложило местное зверьё. Я с недоумением и жалостью посмотрел на эти нелепые слепки человеческих порождений и вышел из сна наяву. Чтобы как-то придти в себя, посмотрел за окно, где царила глубокая ночь, потом глянул на наручные часы, они показали мне полпервого-ночи. Тихая музыка, исходящая из динамиков магнитофона, еле слышно, проигрывала старую, и почти медитативно - колыбельную песню "Наутилуса Помпилиуса". Я осторожно встал с дивана, открыл дверь и понял, что все мои домочадцы спят. Тихонько закрыв её обратно, достал сигарету и зажигалку и, подойдя к окну, открыл форточку, и с каким-то внутренним облегчением закурил. Мой слух улавливал душевные звуки, на которые мелодично накладывались слов откровенья, они сливались в короткие предложения, чтобы после превратиться в стихи, достойные восхищения:

Стой, слепой, и ты увидишь
Пред собой в глубокой нише лик седой.
Ты — глухой, но ты услышишь
Не покой, которым дышим мы с тобой.

Пусть немой споет молитву,
Мы подхватим тихо-тихо пусть,
Пусть убогий снимет шляпу,
Наберет в нее святой воды.

Унеси с собой прощенье,
Очищенье от земных грехов.
Унеси с собой смятенье,
Если ты проникся красотой.

Мы покинем тихо-тихо сон,
Ты уйдешь, но ты вернешься,
Преступив невидимый порог.

Я глядел на звездное небо, на улицу, где благоухала тишина, и лишь редкие звуки машин нарушали этот незыблемый покой.

Сон мялся где-то вдалеке, за закрытой дверью моего ума, ожидая официального приглашения. Но мне не хотелось нарушать момент сокровенного молчания, ведь безмолвие еще держало мое сознание в глубоком анабиозе, но я уже чувствовал первые попытки вырваться из анестезии, и попытаться поговорить с самим собой на тему, а что же это было? Честно говоря, мне не хотелось ни о чем думать, я чувствовал приятную усталость во всем теле, и застывший, почти немой возглас, что, как и сон, ждал подходящего момента, чтобы завладеть мною. Но этот настойчивый посыл был слишком далек и слаб, чтобы прорваться сквозь мою стену внутреннего отрицания.

Докурив сигарету, я понял, что сон достоин моего внимания, поэтому я мягко впустил его невидимые щупальца, а они, в свою очередь, обвили мой мозг одеялом дремоты. Выключив магнитофон и ночник, я погрузился в черную пустоту ночи, которая разбавлялась редкими огоньками света соседних домов.

@темы: мистика

13:03 

Предтечи. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Время тихо и монотонно отбивало ритмы однотипных, серых дней, а я лениво им подыгрывал, имитируя интерес к внешним проявлениям жизни. А в моем сознании меланхолично и с тактом ностальгии, проигрывалась запись последнего сеанса сна наяву. Этот безбрежный, алый океан, с его ничем не передаваемым ароматом иного измерения, вновь манил меня собой, но я не спешил вновь погрузиться в него.

И для этого у меня были веские причины, во-первых, дела земные, которые никто не отменял, а во-вторых, плачевное состояние тела, которое накрыла волна странного недуга, имеющего симптомы высокой температуры. Естественно, с помощью градусника, я убедился, что никакой температуры у меня и в помине нет. Правда, от этого чувствовать себя лучше я, естественно, не стал, и потому решил взять заслуженный отпуск от потусторонней реальности.

После очередного трудного дня, изменив своей привычке, вместо виртуального времяпровождения, залег на диван, решив в кои-то века посмотреть телевизор. Но, на мое несчастье, на музыкальном канале, который я обычно смотрел, шел какой-то непередаваемый бред, поэтому я стал переключать каналы в поисках чего-нибудь приемлемого. На пятой минуте, устав от этого бессмысленного занятия, решил, уже было, включить видеомагнитофон и глянуть что-то из своего личного запаса, но внезапно наткнулся на интересную передачу, в которой шла речь о Елене Блаватской. Меня это, естественно, заинтриговало, о ней я слышал ранее, но с её трудами знаком не был.

Трудно сказать, какое наваждение посетило меня на сей раз, но после просмотра данной передачи, я решил завтра же поехать в книжный магазин, и прикупить "Тайную Доктрину". Безусловно, я пытался бороться с этой навязчивой мыслью, но моя интуиция настаивала, что в этих книгах скрыты какие-то знания, которые помогут мне понять всю многозначительность моего положения. В конце концов, я согласился с внутренним зовом, и заснул с ощущением того, что меня ждет очередное открытие.

Через несколько дней любопытство, терзающее мои чувства предвкушением нового, взяло вверх над ленью, и на этой волне, я уговорил друга составить мне компанию, посчитав, что вдвоем будет куда веселей, чем в одиночку. Паломничество в книжный мир прошло достаточно удачно, мне удалось приобрести все тома "Тайной Доктрины", а так же несколько книг по уфологии, которую я тоже в свое время изучал, а сейчас решил углубиться в этот аспект. Друг тоже в сторонке не стоял, и купил несколько книжек по психологии для своей старшей сестры.

По дороге домой мы купили бутылку вина, и устроили в моей комнате очередной пьяный, философский дуэт, который закончился тем, что в час ночи нас разогнала моя матушка. На следующий день у меня был законный выходной, и его весь я посвятил изучению теософских истин. Изучение первого тома шло медленно и утомительно для моего ума, пока он не наткнулся на первую строку из древнего манускрипта, которая дословно гласила:
"Предвечная Матерь-Рождающая, сокрытая в своих Покровах, Вечно-Невидимых, еще раз дремала в продолжении Семи Вечностей".

Это было для меня не просто озарением, а реальным откровением, что через многие годы, так и осталось высечено на камне моей памяти. Я как будто прикоснулся к чему-то очень древнему, что всегда знал, но забыл в процессе человеческой жизни. Естественно, понять суть этих слов я не смог, но ощутил где-то в глубинах своего сознания, все эти знания ждут своего часа, а последующие комментарии Блаватской, дорисовали в моем сознании недостающие кусочки мозаики, что предстали в непостижимом великолепии грандиозных картин, нарисованных на холсте иного бытья.

На какое-то время я стал полностью одержим "Тайной доктриной", и почти месяц все свое свободное время посвящал её тщательному изучению, иногда по нескольку раз перечитывая понравившийся абзац, а потом, уходя на долгие перекуры, размышлял о сути сказанного в нем. Я пытался постичь непостижимое, и отчасти у меня это получалось. Мое временное помешательство привело к тому, что я стал выпадать из реальности, с другом контакт не поддерживал, а с любовницей встречался очень редко и то по её инициативе, про игры вообще забыл.

Апофеозом этого погружения в неведомые дали, стал момент, когда я физически пришел в себя, тело больше не штормило, и, как полагается в данном случае, я решил пообщаться с наставницей, и для этого погрузился в сон наяву. Меня интересовало, что она знает о тех тезисах, что я вычитал в "Тайной доктрине". Оказалось, что она неплохо осведомлена в данных вопросах, пояснив мне некоторые спорные моменты, а так же намекнула, что алый океан ждет меня. Я объяснил ей, что после последнего похода туда, мое тело немного перегрелось, и поэтому я пока не буду спешить, на что она улыбнулась и ответила, что это было обновление моей тонкой и генной структуры. Честно говоря, в тот момент я не очень понял, о чем идет речь, но углубляться в данный вопрос не стал, предоставив это времени, которое должно было всё расставить на свои места, и оно, естественно, расставило.

Мои увлечения этими тайнами мадам Блаватской настолько поглотили мой разум, что несколько вечеров подряд, четко перед сном, я погружался в сон наяву, и подолгу беседовал с Натальей о том, что вычитал в книгах. Наш диалог имел оттенок приятной и непринужденной беседы на фоне белого небосклона, который отражал каждую мысль эхом приятного прозрения. В конце концов, чтобы не терять времени даром, после сеанса сна наяву, я, ложась спать, закрывал глаза и вновь погружался в её обитель, чтобы продолжить наш разговор. Конечно, качество такого диалога желало лучшего, ибо обычно через несколько минут я терял связь с ней, проваливаясь в миры бессознательных сновидений.

@темы: мистика

17:12 

Исповедь мага. Трансцендентные миры. Часть третья

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Несколько дней я находился под наваждением того таинственного сна про космическую, иную реальность, и он не давал мне покоя, я почти кожей чувствовал холодную бездну других миров, и восхитительный шепот звезд и планет, что меня звали к себе. Вначале я пытался сопротивляться этому зову, но с каждым разом я всё более осознавал, что время лицемерия завершено. Где-то на горизонте моего внутреннего мира, сомнения, словно подозрения, пытались меня убедить в обратном, но, увы, все их попытки, как будто пытки, не дали желаемого результата.

Возможно, было бы логично стереть эти сновидения, завесить серыми занавесями быта окно своей души и пуститься по очередному кругу сансары. Но я больше не мог и не хотел лгать самому себе, я устал пытаться делать вид, что сны наяву - это всего лишь плод моего больного воображения, ведь у меня не было никаких основополагающих подтверждений, а те, что имелись на тот момент, мной всерьез не рассматривались. Да, я часто подозревал самого себя в безумии, а еще чаще ловил себя на паранойе. Но здесь и сейчас, который раз, находясь один дома и, по своему обычаю, куря возле открытой форточки, я расписался в том, что быть нормальным и верить в научные доводы, как и в прочем - в религиозные догмы - у меня нет больше сил.

Пришло время признать правду, что обратного пути уже нет, не было и не будет, и поэтому пора заканчивать с юношескими играми в любовные интриги и войнушки с местными бесами. Пришло время переступить запретную черту и взглянуть в бездну, и найти в ней себя, или хотя бы свое отражение.
На этой волевой ноте, я потушил сигарету и пошел в свою комнату, чтобы погрузиться в тот самый невнятный сон наяву, и наконец-то попробовать разобраться в том, что, собственно, происходит со мной.

Впервые за всё время сеансов, мне удалось миновать мрачные уровни сумрака и оказаться в ослепительном мире душевных грёз, в обители своей наставницы. Расплывчатые контуры её фигуры отдавали теплом радости, веяли пряностями чистого разума, и вызывали во мне ностальгию по чему-то, что навсегда было утеряно, где-то в глубинах моей детской наивности. Она смотрела на меня и молчала, а я просто созерцал её лик и не мог воспроизвести ни мысли потому, что спонтанно погрузился в зеркальную тишину своего ума. Наш молчаливый дуэт, хоть и был лишен мыслей, но наполнен неповторимыми образами, которые рождались в моем сознании, словно озарения, приобретая форму сокровенных пазлов, что складывались в некую загадочную картину бытья.

Я наконец-то понял, что мой сон это лишь мелкие осколки воспоминаний из далекого прошлого, прошлого, которое я предпочел забыть, чтобы пребывать в водах человеческого океана, и лишь когда пришло время моей инициации, мне открылось то, что я так тщательно скрывал от самого себя. Эта маленькая истина промелькнула предвкушением мысли, оставив рябь кругов, и потонула в недрах безмолвия, но следующая мысль разбила зеркальную гладь моего молчания и таинственным шепотом промолвила:

"Ты переступил запретную черту, обратной дороги уже нет. Надеюсь, мои выводы не окажутся преждевременными и полностью оправдают твои намерения..."

Я очнулся, словно от наваждения, и только несколько секунд спустя понял, что это было обращение Натальи ко мне.

"Мне крайне странно осознавать, что этот сон и наш предыдущий поход в верхнюю реальность, так сильно поразили меня своей откровенностью, что на какой-то момент я застыл во внутренних противоречиях... А сейчас я осознал, что это всё звенья одной цепочки... Я безмерно благодарен тебе..."

"Ты заново открываешь себя, словно перерождаешься... Ты не представляешь, насколько это прекрасно... Я несколько ночей подряд спускалась в нижние планы и внимательно наблюдала за тобой, я ждала, когда ты созреешь для следующего шага. Иногда мне казалось, что ты потерялся в лабиринтах своих сомнений, и будешь прятаться в них до тех пор, пока тебе станет невыносимо сопротивляться неизбежному... Но ты смог перебороть свои мелочные человеческие предрассудки, и теперь ты рядом со мной..."

В следующее мгновение наши тонкие тела и сознания слились, мое время застыло в немом восторге, чувства поглотил собой лаконичный экстаз, а немые отголоски мыслей принадлежали лишь ей. Я, как личность, почти перестал существовать, лишь растекающиеся контуры эйфории и эфемерные всплески наслаждения напоминали мне о том, что я всё-таки есть. Нечто подобное я испытывал и ранее, но такой глубины погружения в её лоно сознания - никогда.

Хотя надо обмолвиться, что много лет спустя, подобные ощущения я испытал уже с любимой и вполне реальной женщиной, сквозь аромат запредельного бытья, вспоминая свою наставницу. Да... это были восхитительные времена, беззаботного познания женской сути. Но это немного иная история, которую, возможно, я когда-то посмею себе озвучить. А теперь, возвращаясь к своему повествования - продолжу.

Наша душевная близость завершилась тем, что я как-то незаметно выпал из сна наяву и заснул словно младенец, убаюканный волшебным пением родной матери. Потом пару дней находился в очень приподнятом настроении, а на третий, улучив момент, погрузился в очередной сеанс, но с настроем, что в этот раз мы пойдем постигать иной мир. Закрыв глаза, я, как и предыдущий раз, оказался сразу же в обители наставницы, чему был безмерно рад, потому что меня порядком утомили эти нижние пласты человеческой матрицы.

Наталья меня встретила улыбкой и, окутав мягкостью своей душевности, преподнесла незыблемый урок.

"В нежных объятьях женщины - мужчина может стать подобен маслу, что растекается от теплого огня любви. Иногда это необходимо, чтобы восстановить паритет внутреннего баланса. Я избавила тебя от твоих противоречий, а ты наполнил меня своей уверенностью в правильности моего решения. Сейчас мы оба спокойны и верны своим намерениям, поэтому пришло время вновь подняться на ступеньку выше и коснуться мира, где рождаются все причины любых страданий и наслаждений".

Её мысли растекались в моем уме, словно мед, наполняя его сладкими ощущениями, что отдавались пульсом вкуса на моих обнаженных чувствах. Я ощутил желание вновь слиться с ней, чтобы погрузиться в этот самозабвенный экстаз, но вспомнив, зачем пришел, отверг соблазнительный посыл и предался размышлениям:

"Да... Я опьянен твоими возвышенными речами и, возможно, хотел бы вновь погрузиться в эту пучину необъяснимой, но восхитительной безмятежности... Но..."

"Но ты не можешь себе это позволить?"

"Хочу, но не стану..."

Я ощутил её улыбку одобрения, а после меня накрыл легкий ветерок её мыслей:

"Ты растешь, родной... Контроль очень важный фактор, особенно в той ипостаси, в которую ты посмел войти. Ты готов?"

"Да..."

"Я не посмею рискнуть твоим еще неокрепшим мозгом, и поэтому мы вновь станем одним целым..."

@темы: мистика

07:43 

Исповедь мага. Трансцендентные миры. Часть вторая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Вначале темные и непонятные оттенки окружающего мира, постепенно проявили свою тайну, раскрываясь и переливаясь разнообразными оттенками алого океана, который был непостижимо велик для моего маленького сознания. Беспредельно свободен от любых человеческих уз и многогранен в своем величии, что мне в будущем пришлось познать на своем горьком опыте.

У меня было ощущение, что я вышел в открытый космос и теперь дышал огненным вакуумом, что вначале заполнил мои легкие, вынуждая затаить дыхание, а после, проникая во все тело, завладел и моим мозгом, что разразился чередой неприятных ощущений, что сдавливали его в тисках боли.

Боль, как возможный факт моего, в некотором смысле, возвышения, напоминали мне, что я перешел красную черту, и теперь нахожусь в иной реальности, а та, в свою очередь, не спеша изучала меня, проникая всё глубже в недра моих забытых воспоминаний, которые потерялись где-то в глубинах детской памяти. Я вновь ощутил себя ребенком, что грезил космосом, хотя бы потому, что он являлся его домом родным. И так же, как и почти двадцать лет назад, пытался тщетно вспомнить, почему я оказался в этом умирающем мире, приняв облик человека.

Ответа не было, была лишь какая-то сокровенная печаль, что созерцала древность времен, уходящих за горизонт потерянных истин, что мне предстояло еще открыть. Но я не знал, как и зачем. За долгие годы я впервые ощутил себя ребенком, который смотрит на звездное, ночное небо, и пытается понять, почему? Почему он здесь?

Всё это время Наталья спокойно молчала, видимо, понимая бессмысленность каких-либо слов, а я завороженно смотрел на мир, не имеющий ни границ, ни как таковых форм, и даже длань времени была далека от него. Возможно, я бы так и сидел на диване, закрыв глаза, ощущая постоянно усиливающуюся головную боль, с замиранием сердца пытаясь объять необъятное, что, как откровение, стало бальзамом для моей уставшей души, но этот медитативный мотив был прерван резкой, но при этой многозначительной мыслью:

"Нам пора, любимый, твой мозг на пределе своих возможностей... Мы еще вернемся сюда не раз..."

Мы упали в привычную обитель наставницы, я узрел её светящийся лик, а после рябь черно-белых искажений разорвала цепь тонкого видения, и я выпал из сна наяву. Не веря своему открытию, я еще несколько минут сидел с закрытыми глазами, пытаясь вновь выйти на верхний план к Наталье, чтобы с ней поговорить о том мире. Но все мои попытки не дали никаких результатов, кроме того, что еще сильней заболела голова, а вместо небесных далей я видел лишь сумрачные очертания земного дна и местную чернь, что сновала где-то рядом.

В конце концов, совершенно обессиленный от своих попыток, я решил немного поспать, чтобы дать отдохнуть телу и просто прийти в себя. Объятия Морфея быстро окунули меня в бессознательность тонких миров, где я с удивлением лицезрел фантастические картины иных реалий.
Начало двухчасового дневного сна ознаменовалось картиной глубокого космоса, и летящим, крайне странного, даже по моим меркам, корабля. Это был не просто аппарат, это было живое и, видимо, разумное существо, во чреве которого находились существа. Я был одним из этих существ, внешне мы походили на людей, но на этом наше сходство с земным и заканчивалось.

Наши тела, равно как и сам корабль, состояли из некого подобия плазмы, которая переливалась от оттенков красного до желтого, мы, как и люди, имели половую принадлежность, так что вся команда состояла из нескольких пар, я же был одинок. Возможно потому, что являлся капитаном этого древнего и непостижимого космического исполина, что нес нас через звезды к маленькой планете, под названием Земля. По непонятным причинам вся моя команда спала, как в анабиозе, и лишь я один бодрствовал, постоянно находясь в мысленном контакте с разумом корабля. На этом первая часть обрывалась и начиналась другая.

Миллионы лет до нашей эры, я и моя группа находимся на Земле, кроме нас здесь еще несколько подобных групп, все группы образуют некий круг равных - коалицию, каждая из которых представляет свои определенные интересы. Мы наблюдаем и корректируем какой-то очень важный эксперимент. Где-то вдалеке я наблюдаю за поселением огромных многометровых, человекоподобных обезьян, они единственные представители потенциально разумной формы жизни, которая должна дать начало новому виду. На этом логическая цепочка обрывается, как в прочем, и вторая часть сна, и наступает третья.

Я и моя команда находимся на корабле, что покидает орбиту планеты, во мне застывает осадок от разногласий с другими группами, и ощущение, что мы все-таки были правы, что прервали участие в этом эксперименте, ибо по нашему обоюдному мнению - он полностью бесперспективен. На этом досадном моменте я и проснулся.

Пробуждение было тяжелым, ломило все тело, как будто я не спал эти два часа, а физически трудился, ко всему в придачу немного штормило голову. Но с другой стороны, я ощущал внутренний подъем, и некий посыл, что сегодняшний прыжок в верхнюю реальность приблизил меня к чему-то очень сокровенному, что наконец-то даст мне ответы на все мои вопросы.

Будто с похмелья, которого я никогда, в общем-то, не испытывал, встал с дивана и побрел на кухню, встал около окна и закурил. Я глядел на бесконечную суету города и размышлял о своем сне, пытаясь понять, что бы он значил. Вариантов было как всегда много, но все они не выдерживали никакой критики, кроме одного: он как-то связан с той реальностью, в которой я сегодня побывал, и чтобы разобраться, что к чему, мне нужно вновь погрузиться в сон наяву, чтобы встретиться с Натальей, и обо всём у неё расспросить. Но тело отказывалось что-либо делать, поэтому всё, что мне оставалось, так это погрузиться в очередную виртуальную битву, что я, собственно, и сделал.

@темы: мистика

15:31 

Исповедь мага. Трансцендентные миры. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Любовь, сколько в этом слове слилось противоречивых соблазнительных желаний, пленительных страстей и многозначительных мыслей, комок разорванных в клочья восхитительных лепестков несбыточных грез, навсегда утерянных верований, и умерших в борьбе за свое право быть надежд. Всё это было выброшено за борт уплывающего в даль корабля новых постижений, и когда мне казалось, что мой друг вновь вернулся на мостик и встанет рядом со мной у руля нашего потустороннего фарватера, случился непредвиденный конфуз. Вместе с этой юношеской, возможно поэтому, наивно чистой и пылкой любовью, в нем умерло так же и любопытство что-то познавать.

Он стал медленно и верно погружаться в глубины серого быта безбрежных забот, затягивающих смертельную петлю губительных для разума финансовых забав, и, к моему величайшему удивлению, даже растерял интерес к виртуальным играм. Нет, он не превратился в обычный винтик системы, в виде белки, бегающей по колесу матричной сансары, но дух исследователя и первооткрывателя в нем постепенно угасал, и лишь тлеющие угольки бывших побед и поражений напоминали о том, кем он был, и кем стал.

Я с укором и надеждой наблюдал его всё более поглощающую тоску, что, словно невидимая искусительница, прокралась в его сердце, и медленно, но верно подчиняла его уставшую от жизни душу. Все мои попытки остановить этот процесс, не дали никакого положительного результата, и в какой-то момент я даже предположил, что возможной причиной его апатии является некое опустошение, после избавления от неразделенной любви. Но тщательно проанализировав ту ситуацию, которая вынудила меня на сей неординарный ход, я пришел к выводу, что сделал всё правильно, ибо из двух зол я выбрал наименьшее.

В конечном счете, устав разбираться в потемках души своего друга, и следуя зову новых постижения, я стал искать варианты, как бы мне самому не погрязнуть в серости бытья и не стать очередной жертвой вируса тоски. Первые признаки надвигающейся опасности я уже ощущал, мне всё меньше нравились интимные встречи, потому что я всё чаще себя чувствовал самцом, который спаривается с самкой, и порой во мне возникала настойчивая мысль о презрении к самому себе. Я не подавал вида и ничего не говорил Галине, но она это чувствовала и временами задавала вопросы, а нравиться ли мне с ней встречаться в таком вот формате?

Естественно, чтобы удерживать её около себя, я рассказывал ей сказки о том, какая она прекрасная нимфа, и что её муж просто не понимает, каким сокровищем владеет, это удовлетворяло её женское самолюбие, и история повторялась по кругу. Но в моих планах уже виднелись горизонты расставания с ней, и поиск девушки для более серьёзных отношений, но я в этом сильно сомневался. Ибо обычная девушка меня не интересовала, а лишь та, кто разделит мое пристрастие к потустороннему миру, и в теории, и на практике. Но эта возможность была настолько нереальна, что в своей сути почти сводилась к нулю.

Ко всему прочему я временами себя ловил на мысли, что компьютерные игры не являются панацей от внутренней пустоты, и поэтому рано или поздно, они потеряют свой бесподобный вкус, и что тогда? А если добавить к этому, что алкоголь тоже становился приторно безвкусным, и, как вариант анестезии от беспробудной тоски, в конечном счете, перестанет помогать, и поэтому может быть исключен из рациона лечения, то в перспективе будущего образовывались предзнаменования серьезного, неразрешимого, личностного кризиса.

Поэтому было неудивительно, что где-то в глубинах моего сознания зарождалась настойчивая идея, что надо сделать рывок, чтобы подняться на ступеньку выше, и коснуться запредельных миров иного разума, прозванных супраментальными, которых я детально изучил в книге "Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания". В конце концов, я свято верил, что эта простая с виду брошюрка, для меня являлась некой сакральной картой, указывающей путь к источнику не столько неведомой силы, сколько к месту, где я наконец-то найду ответ, кто я и зачем здесь воплотился.

В один из дней я оказался один дома и, находясь в приподнятом настроении - решил, что этот день станет новой главой в моей потрепанной временем и измученной разочарованиями книге жизни. Как всегда, усевшись поудобней на диване и закрыв глаза - оказался в обычном мире кромешной тьмы, где повсюду сновали мрачные тени, я прыгнул в мир светящихся образов, в обитель Натальи. Она встретила меня неоднозначно, в вибрациях её тонкого тела ощущались и радость, и печаль, двоякое чувство странным образом передалось мне, и я впервые ощутил глубинный вкус непонятной мне еще дилеммы. А вслед за этим, мой ум плавно посетили её мысли:

"Я долго ждала этого момента, а так же пыталась его всеми силами отдалить, но неисповедимы Его Пути, как и нить твоего предназначения..."

"О чем ты, родная?" - мягко говоря, я был удивлен, и не понимал о чем идет речь.

"Я чувствую неумолимую вибрацию вознесения и не могу ей противостоять..."

"Опять не понимаю".

"Ты готов выйти за пределы это лучезарного мира и погрузиться в Океан неизведанного?"

Последние её мысли, вызвали во мне непередаваемый восторг, природу которого я не мог понять, ощущая лишь нестерпимое желание коснуться чего-то иного, и поэтому, особо не отдавая отчет своим выводам, выразил то, чего сам от себя не ожидал:

"Мой друг то ли чахнет, то ли умирает от злой тоски, а я так устал от того, что существую в своем собственном больном воображении... Что всё свое свободное время, от нескончаемого житейского бреда под названием - жизнь никчемного обывателя - топлю в потоках виртуальных игр, периодически разбавляя это постельными утехами, запивая виной и закусывая дымом сигарет... Иногда мне кажется, что ты зря меня тогда спасла, лучше быть реальным призраком, чем облаченным в плоть духом, жаждущим свободы от круговорота бреда в своей голове..."

"Твой дух жаждет пробуждения, и мне знакомо это ощущение, и я не могу ему в этом отказать, даже если ценой этой инициации будет твой уход... Ты выдержал падение на самое дно первозданного ужаса, значит, выдержишь и восхождение на вершину бытья..."

"Выдержу... А, возможно, и умру, какая разница? Лишь бы не превратиться в серое нечто, которое копается в омерзительной свалке местного абсурда..."

"Сейчас мы сольемся, а потом прыгнем вверх, когда окажемся Там, не пытайся разъединиться со мной, это очень опасно, твои тонкие тела и мозг могут не выдержать такого напряжения..."

"Я выполню любую твою просьбу, только покажи мне иной мир, где нет этой всепоглощающей тоски..."

"Сейчас ты узришь его огонь..."

@темы: мистика

10:31 

Исповедь мага. Любовный конфуз. Часть вторая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После помпезной встречи нового апокалиптичного двухтысячного года, наши постояльцы наконец-то съехали на свою квартиру, которую им купили обеспеченные родственники. Я вздохнул с облегчением и стал наверстывать упущенное, то есть днем расслабляться в постели со своей пассией, а по ночам, в прокуренной комнате, сражаться в виртуальных баталиях. И если я наслаждался своей обычной жизнью, то друг чах прямо на глазах, все мои попытки подвести его к выводу, что мой потусторонний способ лечения от любви работает, и не раз меня выручал, он по-прежнему игнорировал. И всё, что мне оставалось, это констатировать, что мой друг тяжело болен, и когда вылечится - неизвестно, а болезнь, тем временем, все более прогрессировала.

К сожалению, я тогда не знал, как можно разорвать любовную связь в одностороннем порядке, минуя согласие влюбленного. В противном случае, я не раздумывая, так и сделал бы, ибо вся эта мыльная опера не стоила даже слов, чтобы о ней промолвить. Поэтому всё, что мне оставалось, так это ждать, когда он окончательно переболеет и, всё-таки выздоровеет, и я, наконец-то, увижу старину Влада, с его философскими беседами о сюрреализме нашего пути и тленности бытья.

Момент истины наступил внезапно, Лена позвонила мне, и предложила приехать вместе с другом к ней гости, и отметить новоселье, пока её мама, вместе с моей матушкой, съездит на пару дней отдохнуть к кому-то на дачу. Я, естественно, позвонил другу и сообщил о столь важном предложении, тот сразу же расцвел, и через несколько дней в назначенное время мы отправились навстречу закату любовной звезды.

Квартира благоухала домашним уютом, а хозяйка была чувственно приветлива и не скрывала своей радости. Мы с собой прихватили сумку с небольшой коллекцией алкоголя и не меньшей сладостей к нему, и через пару часов находились в состоянии полной прострации, Лена также находилась где-то в состоянии пьяного настроения. Я, не выдержав тяжести своего сознания и тела, и пожелав им приятного времяпровождения, ушел спать в соседнюю комнату, оставив их наедине друг с другом.

Когда я проснулся, то обнаружил, что мой друг тоже находится в объятьях Морфея, а Лена недовольно сидит на кухне и смотрит телевизор. Мы с ней мило побеседовали часок-другой, а дальше до меня дошло, что пора бы и честь знать, и я пошел будить друга, тот хоть и проснулся, но заявил, что не в состоянии никуда идти, поэтому будет ночевать здесь. Ход его мыслей был понятен без слов, он считал, что сама судьба им дает шанс, и грех им не воспользоваться.

Лена не хотела меня отпускать, неясно по каким причинам, то ли хотела, чтобы я забрал Влада с собой, то ли хотела, чтобы я остался и ночевал с ними, а возможно хотела, чтобы уехал Влад, а я остался. Но так как в те времена я только начал изучать женскую, как бы загадочную психологию, а язык тела мне вовсе был неведом, то выяснить её истинные мотивы я не мог, да и не желал.

В моих планах я должен был быть уже дома, ибо, как девушка, она меня не интересовала, а в друге я не сомневался, он никогда бы даже не подумал применить к ней насилие, так что если между ними что-то случится, это будет по обоюдному желанию. В общем, со спокойной душой я уехал домой. Где-то к полудню мне позвонил друг и попросил зайти к нему домой, пояснив, что есть ко мне разговор. Недолго думая, я быстренько собрался и отправился к нему в гости, жил он недалеко, минут пятнадцать пешком.

Когда он меня встретил, то был похож на побитого пса, которого хозяйка выкинула из дома. Далее он мне рассказал историю, которая лишь подтвердила мое ощущение. Ничего у него с дамой сердца не получилось, и в три часа ночи она выгнала его из квартиры, а ночевать на коврике около входной двери он не стал, денег на такси у него при себе не было, а метро уже не работало. Так что он пошел пешком домой, можно сказать через всю Москву, за три часа он добрался до какой-то станции метро, и дальше уже добирался городским транспортом.

В завершение своего рассказа он сказал, что морально убит, и если так дело пойдет дальше, то он на себя наложит руки, так что он готов принять мое предложение. Я ему достаточно объемно и во всех подробностях объяснил принцип способ разрыва любовной связи, который неизбежно исцелит его от этого тяжелого недуга, он внимательно выслушал, а после, уточнив технические моменты, сказал, что сегодня же и приступит.

Две недели я был занят своими делами и, в общем-то, напрочь забыл об этом конфузном инциденте, но звонок друга меня вырвал из порочного круга рутины. Влад явно находился в радостном расположении духа и предложил мне отметить красный день календаря, который он обозначил, как день исцеления от больной любви - отказаться от столь заманчивого предложения я не мог, так что отправился к нему. Под вкус красного вина он мне поведал о том, что несколько раз он использовал мой способ и выздоровел, правда, видимо, переусердствовал, и теперь даже ненавидит Лену, а отношения со Светой он наладил вновь, нарассказывал ей каких-то сказок о проблемах дома и в семье, так что всё вернулось на круги своя.
Впервые за несколько месяцев я воодушевился и, в некотором смысле, признал тот факт, что сны наяву можно и нужно использовать в реальности, для решения насущных и неразрешимых дилемм.

Если бы я только знал, сколько впереди меня ждет душещипательных испытаний, чудовищных сражений, бескомпромиссных поражений, любовных интриг со вкусом смерти и, как результат, совершенно безумных экспериментов. Которые, в свою очередь, то возносили меня к далеким звездам иных миров, то роняли в бездну древности человеческих искажений, где в смраде застывших испражнений, я тщетно искал выход, но не знал, что у бездны нет дна.

Я был всё так же наивно молод, спесиво тщеславен, безрассудно горделив и лишь мое невежество спасало меня от предвидения горизонта будущих сакральных событий.

@темы: мистика, любовь

16:10 

Исповедь мага. Любовный конфуз. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После встречи с фантомом я погрузился в океан беспробудной тоски, которая разбавлялась временами ощущением какой-то непонятной, но явно надвигающиеся опасности. Чтобы хоть как-то выйти из этого состояния, я все свое свободное время прибывал в виртуальной реальности, разбавляя это приятное времяпровождение сладострастными встречами со своей пассией. Худо-бедно, это хоть как-то, но всё-таки поддерживало на плаву мое ушедшее на дно разочарования тщеславие.

Спустя две недели моя, матушка объявила мне и брату, что скоро приезжает её давняя подруга из Сибири со своей дочерью, и какое-то время они поживут, пока не найдут себе квартиру. Естественно, нас такая новость не порадовала, брат сказал, что ему все равно, а я тоже не принял близко к сердцу эту новость, хотя чуть попозже до меня дошло, что привычные встречи с любовницей в моей скромной обители будут временно приостановлены. Так что придется подстраиваться под её домашний график, и это меня немного огорчило и навело на мысль, что придется как-то извращаться.

Где то через месяц, нежданные гости всё-таки почтили наше скромное жилище своим визитом. В общем-то, гости были достаточно приятными особами, поэтому я вел себя предельно тактично и вежливо, можно сказать даже - обходительно.

Чтобы перейти к дальнейшему повествованию будущей любовной трагедии, я немного отвлекусь и опишу ту, которая стала виновницей этой драмы. Эту деву звали Леной, от роду ей было 18 лет, невысокого роста, но имела достаточно миловидное личико и приятную фигуру, а ко всему прочему она была крайне эмоциональна, я бы сказал даже - экзальтированна. И, наверное, идеально подошла бы на роль музы для какого-нибудь поэта, который бы слагал о ней поэмы, ну, во всяком случае, в такой образ она идеально вписывалась, на мой взгляд.

Правда, такой вариант красиво и ярко видится лишь на первый взгляд, или рассматривается в романтических женских мелодрамах, но, к сожалению, действительность слишком жестока, чтобы допустить такие розовые флюиды, поэтому подобные романы всегда заканчивается бесперспективно печально. Но молодая особа этого не знала, и поэтому дышала девичьими мечтами о придуманном образе её единственного мужчины. В этом ей помогала её мама, которую звали Ольгой, и в отличие от дочери, она хоть и сохранила чистоту женского начала, но суровый опыт жизни оставил на ней неизгладимый оттенок практичности.

Надо заметить, что моя матушка знала о моих встречах с замужней дамой, она этого, естественно, не одобряла, но и не препятствовала, потому что я имел право на свою личную жизнь, и это не обсуждалось. Но после приезда гостей и под действием своей подруги, она вступила, так сказать в сговор с ней, а после периодически, обе стали намекать мне о том, как прекрасна Лена, и было очень целесообразно, если мы породнимся семьями. Да, порой женская прагматичность поражала меня своей откровенной меркантильностью и ничем неприкрытым расчетом, причем даже не холодным, а ледяным.

Я, естественно, общался с юной дамой, и временами даже наши беседы были восхитительны, но дальше этого я даже мысли не допускал. Во-первых, она была не в моем вкусе, во-вторых, родниться или жениться я вообще не собирался, а если учесть, что на тот момент я женским вниманием был не обделен, то этот вариант был закрыт, по умолчанию. В общем, всё шло своим путем, пока в один прекрасный день ко мне не зашел друг, с бутылкой воскресного вина, как ни крути, но традиция требует повторения. Так что к нашим пьяным посиделкам присоединилась и Елена, поэтому одной бутылкой не обошлось, а после второй мой друг Влад вдруг воспылал нежными чувствами к моей гостье, и стал осыпать её бесконечными комплиментами, та, естественно, наслаждалась мужским вниманием и флиртовала с ним.

Я знал, что у Влада есть девушка, с которой он встречается в её же квартире, и вроде бы у них всё неплохо, правда я её никогда не видел, да, в принципе, мне было всё равно - это его личная жизнь. Поэтому поведение друга меня озадачило, и если вначале мне показалось, что он, находясь под действием алкоголя, просто решил поиграть в романтику. Но чуть позже, когда наш маленький праздник завершился, и мы стояли на площадке и курили, он мне признался, что Лена ему очень понравилась, и он хотел бы с ней закрутить роман. На этот счет я ему ответил, что, во-первых, она, вообще-то, девочка, а во-вторых, у него самого есть уже дама, в-третьих, он пьян, и надо просто поспать и всё пройдет.

На все мои доводы он махнул рукой и сказал, что его девушка Света не будет ему помехой в столь ответственном моменте, а после, чуть ли не в полный голос напевая какую-то песню про любовь, побрел домой. В тот момент я не придал этому особого значения, а лишь немного посмеялся над всей этой ситуацией, и тоже пошел спать.

Через неделю друг пришел в гости уже не ко мне, а к Лене, да еще с букетом цветов и шампанским, с одной стороны, я в этой ситуации был третьим лишнем, а с другой стороны, кроме моей комнаты посидеть им было негде. Так что несколько часов мне прошлось провести с ними, и когда друг стал звать её пойти погулять, я вздохнул с облегчением. Но, каково же было мое удивление, когда она настоятельно попросила меня пойти гулять вместе с ними, я, конечно, тактично стал отказываться, но она поставила условие - или идем гулять втроем, или вообще никак. Так что пришлось идти вместе с ними, вместо того чтобы расслабиться за очередной компьютерной стратегией.

Это драма продолжалась с переменным успехом несколько месяцев, Влад постоянно ухаживал за Леной, даря ей, то цветы, то какие-то незначительные подарки, та принимала их, но и близко к себе не подпускала, постоянно держа дистанцию. На все мои заявления другу, что пора заканчивать этот цирк, он отвечал категорическим нет, и пояснял, что он впервые влюбился и не хочет упускать своего счастья, и готов даже предложить её свою руку и сердце. Мои доводы, что Лена, мягко говоря, в гробу видала его любовь, и просто упивается его вниманием, он вообще игнорировал, и продолжал ухаживать за ней, всеми доступными ему способами.

Сказать, что я устал от этой мелодрамы - это значит ничего не сказать, мой друг превратился во влюбленного идиота, который только и делал, что вел бесконечные задушевные беседы о ней. Ко всему прочему, я лишился возможности приводить свою даму к себе, и мы встречались только у неё, а это было крайне редко. В общем, мое терпение было на пределе, и в какой-то момент я ему предложил свой проверенный способ, с помощью которого можно вылечиться от данного недуга. И так было ясно, что девочка никогда не оценит его и не полюбит, но он наотрез отказался от моего предложения и продолжил свое помпезное падение на дно неразделенной любви.

@темы: мистика, любовь

12:39 

Исповедь мага. Фантом

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Неудавшийся контакт с пятерыми неизвестными, окончательно вывел меня из равновесия, и я стал одержим идеей докопаться до истины. Мной двигало нестерпимое, ослепительное наваждение, которое шептало мне, что в ней скрыт Грааль недвусмысленных ответов на все мои вопросы. А именно: кто я, зачем я здесь появился-родился, и почему этот мир, извините за грубое выражение, непуганых идиотов существует, вопреки всестороннему анализу трезвого, как стекло рассудку, который мне постоянно твердил, что в этом нет никакого смысла.

А следом за этими философскими дилеммами, меня посещала совсем уж безжалостное психоделическое изречение: "Я существую в своем собственном больном воображении... Но всё неизбежно закончится, просто надо этого дождаться". Но ждать я не хотел и не мог, поэтому периодически, в своих сеансах снов наяву, искал канал с этими таинственными собеседниками, но они были глухи моим призывам, а наставница отвергала все мои просьбы помочь в этом вопросе. Ко всему прочему, моему другу быстро разонравилась моя затея, он потерял интерес и к Тибету, и к мифической стране под названием Шамбала.

Меня, конечно, немного огорчил отказ наставницы и друга мне помочь, но я решил для себя, что когда, всё-таки, во всем разберусь - они признают свою ошибку. И с чувством собственного достоинства продолжал поиск всей доступной информации, которая, в общем-то, состояла из бесконечной эзотерической литературы. Сколько же там было написано сказок и небылиц, которые противоречили не столько моим представлениям о мироздании, сколько вообще обычной логике.

Иррациональные, и порой совершенно не связанные между собой факты, сливались в цепочку домыслов, и выдавалась за истину. Всё это меня напрягало и приводило порой в ярость, я не мог понять, где описываются реальные события, а где идут фальсификации, дабы спрятать правду от непосвященных.

Возможно, мой безуспешный и безутешный поиск истины продолжался бы дальше, если бы не один судьбоносный случай.

За окном пьянящими цветами благоухала поздняя весна, ожидая своей сестры - лета, а моя матушка, прихватив брата, уехала на дачу к подруге на несколько дней, чтобы подышать свежим воздухом и отдохнуть от дел насущных. А я, естественно, остался один дома, так сказать, по хозяйству, и сам факт провести две ночи в гордом одиночестве меня сильно напрягал. В моей памяти еще остались обрывки годовалых событий, когда я имел дело с черным туманом. Поэтому я, исходя из безопасности своей психики, решил конкретно так перестраховаться, и заранее, всеми правдами и неправдами, уговорил свою пассию провести эту пару выходных у меня в квартире. Та долго отказывалась, говорила, что ей крайне трудно будет объяснить причину своего отсутствия мужу, но, в конечном счете, что-то придумала, и всё-таки соизволила навестить меня с интимным визитом.

Я знал, что поступаю как полный и законченный эгоист, но уговорить друга пить двое суток подряд, чтобы под это дело оставить ночевать у себя, я явно был неспособен. Отсыпаться после пьянок друг предпочитал исключительно в своей берлоге, а не в чужой. И хоть этот вариант меня устраивал более, чем проводить два дня в женском обществе, но практичность взяла вверх над изощренным соблазном поиграть в беседы о тщетности нашего сюрреалистического бытья.

В принципе, мой расчет оказался верен, вино, тепло женского тела и ласка чувств, сделали свое дело, на какое-то время я выпал из серой реальности, и погрузился в эротично притягательную петлю терпкого сладострастия, так что две ночи подряд я засыпал как младенец, насытившийся материнским молоком.

На утро второго дня моя любовница покинула меня, чему я, в общем, был тоже рад, ибо похмелья у меня никогда не было, потому что я трезвел часа через два, вне зависимости от выпитого, а если перепивал, то сразу же падал в объятия своей любимой подушки. Поэтому, очнувшись от женских чар, я сразу же погрузился в виртуальный мир компьютерных игр, по которым я более чем соскучился, и до вечера опять выпал из обыденности окружающего мира.

На склоне дня меня вырвал из игры звонок в дверь, который обескуражил, ибо мои родственники должны были приехать куда позже, ближе к ночи. Но, подумав, что они, видимо, передумали, я пошел открывать дверь. Открыв её, я с удивлением наблюдал какого-то странного парнишку, лет восемнадцати, в серой рабочей одежде начала того века, с мешком за плечами, спускавшегося по ступенькам вниз. На миг у меня даже возникло ощущение, что всё это сон, потому что парень явно был не из этой эпохи. На мой вопрос, чего он хотел, он обернулся, пробормотал фразу, отдаленно напоминающую русский язык, и стал спускаться дальше. Я в полном недоумении закрыл дверь, закурил сигарету и подошел к окну, из которого было прекрасно виден подъезд. Десять минут я, как истукан, стоял и смотрел в окно, никого не увидел, потом вышел на лестничную площадку и дошел до первого этажа, но парнишка испарился, словно мираж...

Последующие часы я занимался анализом на тему: может ли бутылка вина, вкупе с постельными и компьютерными играми, довести до таких видений? Осознав, что мой вопрос абсурден сам по себе, и махнув рукой на все это, отправился продолжать изображать из себя виртуального полководца. Но моя интуиция была категорически против моего занятия и постоянно напоминала, что данный
инцидент выходит за любые общепринятые рамки, и в нем нужно разобраться.

Раздираемый внутренними противоречиями, я прекратил компьютерную баталию, и метался по квартире, как неприкаянный. Вот в таком примерно состоянии меня и застал очередной звонок в дверь, к двери примчалась собака, радостно махая хвостом, а после подошел и я. Открыв дверь, я увидел радостные лица моих близких, и только сейчас до меня дошел маленький нюанс - собака на визит этого парнишки не отреагировала, вообще никак. Это меня очень сильно озадачило, и чтобы как-то успокоиться, я, дождавшись своей очереди, пошел принимать ванну.

Уже сидя в ванне, я, как обычно, закрыл глаза, и погрузился в сон наяву, моей целью была моя любимая наставница. Она встретила меня нежной улыбкой, я ответил ей тем же, а дальше в мельчайших подробностях описал свою аномальную ситуацию. Они внимательно меня выслушала, а после ответила:

"Я знакома с такими явлениями. В своем последнем воплощении, на прогулке ко мне подошла странная дева, она мне сказала, что мое время пришло, а после исчезла... Через несколько лет я была инициирована восточным мастером древних мистерий... После, будучи уже посвященной, я несколько раз встречала, совершенно случайно, старцев, которые мне давали указания и наставления".

"Однако... Я так понимаю, ты знаешь, кто это был?"

"Да, фантомы, тонкие структуры, которые могут проявляться на какое-то время в материи. Можно сказать, временная материализация мыслеобразов. Такими навыками владели мастера ордена, с которыми ты уже познакомился..."

"И что Они этим хотели сказать?"

"Это очень интимный вопрос... Но так как мы очень близки с тобой, я могу предположить, что это был Их знак, знак того, что ты Им интересен".

"А поподробней?"

"Полагаю, что возраст этого фантома, говорит о твоем психологическом возрасте, а внешний его вид, скорей всего, показывает частоту твоих вибраций... Видимо, они считают, что ты слишком молод и слаб еще... Возможно, это посыл не только тебе, но и мне..."

"А ты-то здесь причем?"

"Я тебя веду, и моя задача позаботиться о твоем росте... Как ни странно, но Они правы, я слишком много внимания уделила твоей физической составляющей, забыв о духовной. Видимо, пришло время сделать шаг на встречу неизбежному..."

"Что-то это всё отдает ароматом очередной потусторонней опасности..."

"Ты ошибаешься... Всему свое время, родной, отдыхай, очень скоро я тебе покажу иную реальность..."

"Согласен, мне есть над чем поразмышлять..."

Я открыл глаза, и с ощущением того, что моя реальность каким-то невообразимым образом изменилась, продолжал сидеть в остывающей воде, пытаясь понять, какие же испытания меня ждут впереди.

@темы: мистика

19:47 

Исповедь мага. Пятеро неизвестных

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Сон подобен погружению в иную реальность, где можно прожить множество жизней, и каждая из них будет неповторимо приятна, или отдавать печальным вкусом ужаса, но, в основном, пропитана бессмысленным, серым бытом обыденных дилемм. Этот же сон был неким признанием моего, в некотором смысле, величия, и поэтому я проснулся под впечатлением наставления сурового незнакомца, что восхищался моей стойкостью.

Предчувствуя то, что данный сон - это ключ к чему-то, что мне предстоит еще познать, я успокоил свой маленький восторг, и отправился на кухню, просыпаться. Сегодня у меня был свободный от любых дел день, и поэтому я, с неким наслаждением наблюдал за утренней суетой своих родственников, которые, наконец-то собравшись, отправились восвояси.

Как только входная дверь закрылась за матушкой, я, быстренько покурив, отправился в свою комнату, где, сев поудобней на диван и закрыв глаза, провалился в видения наяву. Два часа я терпеливо удерживал последний кадр своего сна, чтобы сейчас по нему, как по компасу, выйти на источник. Понимая, что события сна происходили на верхних планах, я прыгнул в небесную высь, и посреди реальности света принялся искать того самого командира, что снизошел до разговора со мной.

После долгих и неудачных походов по лабиринтам просветленных чертогов, в каждом из которых жили своей жизнью небесные создания, я почти спонтанно попал в огромный зал, в центре которого стояли пять мужских фигур. Они не просто стояли, они сияли душевным теплом, от них веяло мудростью и молчаливым покоем, я знал - один из них, тот самый, кто мне нужен, но понять, кто именно, был не в состоянии. Мое временное замешательство было прервано меткой стрелой учтивой мысли:

"Неисповедимы Его Пути..."

После неё в моем уме родилось еще одно наставление:

"Но неизбежны Его вехи, на Пути..."

А вслед за ним, прозвучало предложение к диалогу:

"Твои странствия привели тебя к Нам, и Мы готовы выслушать тебя..."

"Кто Вы?"- немного обескуражено и потерянно, спросил я.

"Те, кого ты так долго искал".

"Не понимаю..."

"Поймешь, когда вспомнишь себя".

"Вроде бы я в себе..."

"В себе и не в себе одновременно. Пока что ты лишь слепец, что бродит по бесконечным закоулкам своей судьбы, и для того, чтобы осознать свое предназначение, ты должен пробудить свой Дух от тяжкого сна. Только так и никак иначе..."

"А как я это могу сделать?"

"Она... Наша сестра, что нарушила обет невмешательства, поможет тебе обрести утерянный дар. И хоть Мы осуждаем её поступок, но не можем не согласиться, что в миг твоего возможного ухода, она единственная, кто посмела протянуть тебе руку помощи".

"Вы тот самый орден?"

"Это земное имя, здесь не имеет никакой силы, оно лишь звук мысли, что ты озвучил, но не коснулся сути. Мы те, кто незримо наблюдает за судьбами народов и скрыто вмешиваясь, исправляет человеческие искажения".

Последнее Их заявление меня погрузило в некую прострацию, которая сменилась озарением тем, что я нашел Тех, кто реально что-то знает. И даже, может, и на этой восторженной ноте, я позволил себе не очень лестные высказывания в Их адрес.

"Тогда почему этот мир, настолько погряз в трясине жестокости и нескончаемых страданий? И почему та, кто помогла мне в час нужды, вами была отвергнута?"

"Твой вопрос хоть и уместен, но слишком эквивалентно эмоционален. Судьба мира всегда в руках людей, Мы лишь сглаживаем острые углы, которые чреваты фатальными последствиями. А что же до нашей возлюбленной сестры... Она нарушила незыблемое правило, она не имела права вмешиваться... Но Мы благодарны ей, за её столь яркую дерзость... Она утренняя звезда, что освещает путь заблудшим душам..."

"Вы говорите загадками..."

"Всему свое время, странник, следуй своим путем, а мы, по мере своих возможностей - укажем его..."

"А как я это пойму?"

"Мы дадим тебе знак..."

Видение стало блекнуть, таять вихрем белых вспышек, а потом и вовсе потеряло нить, соединяющую меня и Обитель Пяти Неизвестных. Я еще пытался настроиться на Их канал, но все было тщетно, лишь какие-то всплески, чьи-то мысли-голоса, а дальше теплое спокойствие, в чем-то гнетущей разочарованием тишины. Я открыл глаза и осознал, что сеанс завершился какими-то смутными намеками на что-то, что еще не проявилось и не преобразилось в материальную природу.

Слова моих собеседников еще крутились у меня в уме, но были подобны лужам на асфальте, оставшимся после сильного дождя, где в отражениях их зеркальных поверхностей я видел небесной глади просторы.

Во мне проснулась меланхолия грусти, и спела мне оду о том, как печален мой одинокий путь, я побрел на кухню, закурил сигарету, и погрузился в глубокие думы о том, куда дальше держать путь. Они привели меня к выводу, что контакт с таинственными незнакомцами был преждевременным, поэтому мне нужно держаться наставницы. Не зря же они подметили, что она путеводная звезда для моей заблудшей души.

@темы: мистика

11:51 

Исповедь мага. Мистический орден

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Обычная жизнь мне всегда была скучна, имея все условия для нормального проживания и добра наживания, я периодически зависал в объятиях своей извечной подруги - тоски. Это не проходящее чувство меня всегда настигало после постельных встреч со своей пассией и, чтобы хоть как-то компенсировать эту внутреннюю пустоту, я с головой уходил в виртуальную реальность. Разбавляя это пьяными, но редкими посиделками с другом, где мы постоянно, то глумились над самой жизнью, то размышляли о том, зачем всё это надо, то погружались в сумрачные миры безысходности.

Мы действительно не находили ни капли смысла в своем существовании и поэтому поставили себе диагноз, что существуем в своем больном воображении, и лишь доктор смерть может нас вылечить от редкой и врожденной патологии. Финансовые дела и прочая житейская суета, никогда для нас не являлась бальзамом от тоски, а рассматривались как неизбежная необходимость каждодневной заботы о своем теле.

Друг часто, то ли с печалью, то ли с ностальгией по несбыточной мечте, мне рассказывал свой повторяющийся сон, где он являлся миллиардером, мужем и отцом, три в одном. И, вроде, можно было быть счастливым, но, ни наличие полноценной семьи, ни неограниченные финансы, ни даже личный остров, на котором во сне вместе с семьей любил отдыхать, не давали ему того, что он желал. Он был жутко одинок, потому что никто его не любил, а лишь пользовались его статусом. В первую очередь, это касалось жены и детей, про остальных он вообще молчал - они были просто декорациями в его личном спектакле. Но концовка сна всегда была одинакова - не выдержав одиночества и, возможно поэтому, бессмысленности своего бытья, он подносил холодный ствол к больному виску и навсегда исправлял ошибку своего рождения.

Я искренне ему сочувствовал, потому что понимал, что он абсолютно прав, ибо в этом мире, по сути дела, никто никому не нужен, и лишь редкие всплески дружественных переплетений, отчасти родственных, кровных уз, а порой, и амурных переживаний, давали ощутить вкус сокровенности душевной.

И как-то в одном из подобных разговоров мы коснулись темы, а на фига же этот цирк нам сдался? Я как бы невзначай вспомнил о тайных тропах Тибета, и о загадочной стране Шамбале, о которой я читал и не раз в разных книгах, и сейчас не против посетить, а еще лучше, там навсегда и осесть. Это, конечно, казалось нам сказкой, которая никогда не станет былью, но она нам грела сердца.

Ведь всё остальное давно стало скучным и безвкусным, за исключением наших пьяных посиделок, и приятных дам, которые были не против иногда окунуться в омут постельных утех и, конечно же, компьютерных игр, а в завершении этого маленького списка числились сны наяву. По нашему мнению, они были наиболее перспективные, для борьбы с непреходящей тоской.

Но всего этого было слишком мало, чтобы унять бесконечную внутреннюю пустоту, что поглощала всё вышеупомянутое со скоростью черной дыры.

Мы долго обсуждали тему этой мифической и запретной страны, но, не придя ни к какому-либо общему знаменателю, порешили, что надо поискать ответы в потусторонней реальности. После чего полгода была плохая погода, все наши поиски не давали никаких особых результатов, лишь обострили конфликты с разными демоническими структурами и технократическими, которых мы в ту пору еще не познали. И лишь по истечении этого помпезного полугодового поиска, я у своей наставницы узнал о неком мистическом ордене, который, как-то был связан с Шамбалой. На мой вопрос, почему она столь долго молчала о нем, она сообщила, что когда-то была ученицей в этом ордене, но была исключена за нарушения правил. Каких именно - она не уточнила, на мою просьбу помочь связаться с представителями этой тайного сообщества, она ответила отказом, пояснив, что мы не найдем общего языка.

Не могу сказать, что я особо огорчился по этому поводу, определенные колебания маятника притяжения к Наталье у меня имелись, но прошли после одного сна, который мне в ту пору приснился.

"Этот мир благоухает чистотой света и теплом небесных сводов. Я стою с несколькими незнакомыми мне мужчинами, где-то на открытом пространстве белизны. Мы стоим и ждем кого-то, кто нас всех хорошо знает. Вдруг появляется человек, на плечи накинута военная шинель, его сопровождают ещё двое. Про себя я его назвал командиром, он подходит к каждому из нас и о чем-то каждому говорит, и, наконец-то, наступает моя очередь. Я чувствую в нем что-то отцовское, сильное и располагающее, он кладет руки мне на плечи, и я чувствую, что у меня всё получиться! Он говорит: «Странник, я поражен твоей самоуверенностью, удивлен, как ты их всех терпишь» - и перечисляет несколько имен моего близкого окружения, в основном это родственники. Дальше идут наставления, но я их не помню".

@темы: мистика

10:55 

Исповедь мага. Жертва маньяка. Часть вторая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Жажда насилия, всепоглощающая и ненасытная - защитная реакция на любой внешний раздражитель, может сравниться лишь со страстью продолжить себя в другом теле. Агрессия и похоть, два взаимоисключающие друг друга фундаментальных кода, но при этом уживающиеся в одном носителе, существуют в каждом из нас, в наших бренных телах, в опыте миллионов поколений, что спрессованы в спиралях архивных баз данных ДНК.

Я находился в обители Натальи и просто остывал от своего звериного посыла - убить маньяка, что окончательно потерял человеческий облик и стал демоном уже при жизни. Нет, мне не было его жаль, мне было противно от самого себя, от своего звериного гнева, и я молча созерцал лучезарный облик наставницы, не спеша размышляя о том, что, возможно, стоит покинуть этот мир, ведь я всегда знал, что этот мир мне чужд, как в прочем, и я ему.

Наставница еле заметно и понимающе, с оттенком грусти, улыбалась мне, она знала, что любые слова-мысли здесь излишни. Я должен был разобраться в себе и продолжить свой путь, и она мне не мешала, она просто наблюдала. Как на моем сердце застывала печаль и невыносимая тоска, как они поднимались огромными волнами призыва срочно покинуть этот проклятый мир, но разбивались о беспристрастные скалы разума. Где-то с высот моего надсознания, нисходило спокойное наставление, что даже в этой клоаке есть смысл, только он глубже, чем я предполагаю, и надо спуститься ниже дна, чтобы в ворохе тлена и разложения обрести бесценный бриллиант божественного вдохновения.

Наталья знала, что я размышляю об уходе, но даже вида не подала, и лишь когда внутренняя борьба отпустила меня, наши тонкие тела слились в единое сознание, чтобы на время ощутить всю гармоничную палитру первозданности женского и мужского начал.

Этот миг душевной близости мне показался вечностью. Вечностью, что уподобилась богини милости, и благосклонно и нежно перенесла меня на поверхность океана трансцендентного измерения, где я, качаясь на незыблемых волнах невыразимого покоя, позабыл о нелепых и скупых хлопотах безнадежности человеческой натуры.

Когда сеанс теплоты небесной был завершен, мы вновь осознали себя отдельными частями, я, на волне этого почти незабываемого и немого восторга, ей откровенно выразил то, что ощущал.

"Ты одарила меня негой души, и я тебе признателен безмерно... А если быть совсем честным, я тебя люблю..."

"Всё взаимно, любимый..."

Мы оба понимали, что эта любовь не имеет никакого оттенка так называемой сексуальности или чего-то подобного, это сокровенный посыл наших Душ, что желали друг друга обогатить благодатным огнем. Я никогда не спрашивал её, что она чувствовала в эти сокровенные моменты, а она мне никогда об этом не рассказывала, наверное, потому, что понимал, что она так же близка к экстазу, как и я. И для меня, на тот момент, всё так и оставалось загадкой...

Она первая прервала наше блаженное молчание:

"Ты пришел в себя?"

"Да, вполне..."

"Тогда пора приступить к спасению этой молодой души, если ты, конечно, готов?"

"Готов, родная, спору нет".

Мы оказались где-то в нижних пластах сумрака, наши защитные сферы освещали непроглядную тьму, а около нас находилась печальная дева, её тонкий кокон еще не потух после недавнего лечения, но явно померк.

"Что я должен сделать?"

"Для начала спросить её, желает ли она вернуть домой?"

Я не стал медлить и, настроившись на ментальный канал убитой горем девушки, спросил её:

"Ты хочешь домой?"

Та, недолго думая, согласилась.

"Теперь подойди к ней и наполни её своей энергией, активируй все нижние чакры, и когда они достигнут предела своей светимости, поднимай её постепенно по уровням... Только не спеши, постепенно, шаг за шагом... Там её уже ждут".

Я молча подошел к ней и, коснувшись её тонкого тела, стал раскручивать чакры, параллельно создав нисходящий поток энергии с верхних планов, что в разы усиливал результат моих стараний. Процесс медленно, но верно шел своим путем, через несколько минут реального времени она ярко засветилась, и мы поднялись на верхний план. Он нас встретил грязью потаенных желаний, искушением плотских утех, и мы сразу же прыгнули выше, этот мир был чище, но сер и скучен. Еще прыжок на ступеньку выше, светлые образы поющих строений, улыбающиеся лица разных существ, цветущие поля и зеленые леса. Следующий прыжок нас выбросил в мир голубых конструкций, правильных фигур и строгих линий. За ним последовал мир фиолетовых, космических оттенков, которые свободно перетекали в разные формы, создавая неповторимую композицию неземной реальности. Последний прыжок, и мы на месте.

Этот мир нельзя ни с чем спутать, только здесь ослепительно светло, по-летнему нежно тепло и самозабвенно спокойно, как будто боги снизошли в этот мир, наполнив его своей благодатью. Впереди нас стояли несколько светящихся фигур, лиц было не видно, но их радостные улыбки была подобно радуге, и они звали мою спутницу к себе. В моем уме родились её прощальные мысли: "Прости меня за всё... Благодарю тебя от всей души за свое спасение". А после она исчезла вместе с незнакомцами.

"Вот ты и всему научился, как видишь, ничего сложного. Просто надо подарить своё тепло и любовь, и она исцелит все раны..."

"А как же её тонкие тела? Я сам видел, что бывает с бездушными телами, они превращаются в вампиров".

"Да, они остаются, но скорее всего, быстро распадутся, как и физическое..."

"Если раньше не превратятся в паразитов".

"Да, и такой вариант возможен, но в её ситуации это вряд ли случится. Сейчас это неважно, милый, важно, что мы помогли душе вернуться домой. А её тонкая одежда, в любом случае растворится под влиянием неизбежных процессов, даже если она прежде осквернилась... Но если тебя это так беспокоит, можешь вернуться и сжечь её..."

"Нет... Сами аннигилируются, как-нибудь без меня".

"Пойдем в мою обитель, тебе нужно отдохнуть".

"С удовольствием".

@темы: мистика, ужасы

10:52 

Исповедь мага. Жертва маньяка. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Чем дальше я изучал нижние планы потусторонней реальности, тем больше осознавал, что нахожусь в черной дыре порока. Чуть выше над уровнем сумрака находились пласты, которые мы с другом назвали мирами запретных удовольствий, или, говоря эзотерическим языком - нижние пласты астрала. Миры, где насилие и совокупление слились в одно единое начало, и стали бесконечной оргией, которая временами заканчивались летальным исходом одного из партнеров.

Там не было серой темноты, теней, демонов и огромных монстров, что притаились во мгле беспроглядной. Там жили извращенцы и маньяки всех мастей, и какое-то время мы посвятили изучению этого уровня. Временами было интересно наблюдать за бесконечным вожделением десятков людей, которые, словно лианы, слились в экстазе единственного желания - удовлетворить ненасытную алчность похоти.

Но чем больше мы находились в этом рассаднике разврата, тем больше нам хотелось или отправиться в нижние пласты сумрака, чтобы поиграть с темнотой в прятки, или, наоборот, подняться на самый вверх, чтобы погреться под вечным солнцем иной реальности. Нет, мы не чувствовали какого-либо стеснения или смущения, мы ощущали скуку, со вкусом отвращения.

И возможно, я бы даже не вспомнил этот мир, если бы не следующая история, которую я хотел бы рассказать.

Утро того дня началось с ощущения, что где-то в районе северного полюса видал я все дела, потому что меня ждет новая игра, и остальное меня мало интересует, но долг пред семейным бюджетом, мне не оставил место для маневра. Поэтому, переборов свою почти врожденную лень, я отправился вносить свою посильную лепту в наше общее дело. К тому времени от рынка я был освобожден, и занимался закупкой и доставкой товара, поэтому мой путь лежал, вначале в офис, а потом по разным торговым точкам.

Стоя в метро в очереди за жетоном, я заметил на стене портреты пропавших людей, и от нечего делать стал их изучать. Меня заинтересовал лист с ксерокопией фотографии молодой особы, глаза которой пронзительно взирали на меня, ради любопытства прочел, что девушка пропала несколько месяцев назад. Искренне посочувствовав и ей и её родственникам, и, купив жетон, отправился по своим делам. А ночью того же дня мне приснился сон, где я брожу по городу, а за мной идет по следам эта самая пропавшая девушка в виде призрака, и убивает всех случайных прохожих, с которыми я волей судьбы пересекся. Остановить я её был не в силах и поэтому наблюдал, как один за другим умирают посторонние люди.

С утра, проснувшись с ощущением того, что этот бред мне порядком надоел, я, выпив кофе и выкурив дежурную сигарету, закрылся в своей комнате, закрыл глаза и погрузился в сон наяву.

Сумрачный туман стелился привычным отторжением от меня, а я погружался всё дальше в бездну, где тьма стала вечной ночью. Создав защитную сферу, которая была и моим щитом и единственным источником света, я стал искать ту, которая без приглашения вторглась в мой сон. Усиленный поток мысли, словно течение реки, сам вынес меня к ней. Изуродованный, искаженный кокон тонкого тела, смотрелся, словно мертвый бутон цветка, местами он светился еле видимым свечением, всё остальное было безнадежно темным.

Я внимательно смотрел на неё, меняя спектр своего видения, чтобы убедиться в том, что это именно она. Но её измученные болью мысли прервали мой анализ:

"Я знала, что ты придешь..."

"Кто ты? И что ты делала в моем сне?"

"Я призывала тебя мне помочь! Но ты был глух к моим мольбам..."

"Интересный способ обратить на себя внимание..."

"Мне нужна твоя помощь!"

"Я тебя внимательно слушаю".

"Меня изнасиловал и убил один ублюдок... Ненавижу его..."

"Сочувствую... А что от меня-то ты хочешь?"

Образ видения резко изменился, я так же находился в темноте, но вдруг пред моим взором появился тускло освещенный круг, а после темнота стала понемногу рассеиваться, и я оказался в том самом мире запретных удовольствий. Какое-то почти безразмерное подземелье, освещенное факелами, где с потолка свисали тяжелые металлические цепи, на конце которых за руки были подвешены обнаженные, окровавленные женские тела. Десятки мертвых тел безмолвно смотрели на меня и требовали возмездия. Меня немного передернуло от такого зрелища, но я сразу же взял себя в руки и, присмотревшись, увидел совершенного безумного, и так же обнаженного мужчину, который, как мясник, разделывал очередную мертвую жертву, при это мило с ней беседуя.

Совершенно не отдавая себе отчет, на волне внезапной ярости, я прыгнул к нему и первым же ударом швырнул его, как тряпичную куклу, об кирпичную стену, а дальше стал просто жестоко избивать. Моя ярость требовала убить его здесь и сейчас, чтобы покончить с этим выродком раз и навсегда. Я чувствовал, что он воплощен, и понимал, что эти тонкие удары вряд ли его убьют, но могут покалечить. А я жаждал его смерти, поэтому с каждым разом мои удары были все более смертоносные. В конце, я схватил беспомощное тело за горло и, подняв над собой, и пытался заглянуть в его закрытые глаза, при свете факела он смотрелся, как окровавленная туша.

В сознании мелькнула мысль, что нужно разорвать грудную клетку и вырвать его мертвое сердце, и тогда он точно умрет...

Мое безумие прервала другая настойчивая мысль:

"Немедленно прекрати это!"

Видение вновь изменилось, передо мной стояла Наталья, её светящаяся защитная сфера почти пылала белым огнем, около неё валялся маньяк, а за ним стояла его развоплощенная жертва, и, словно молитвы, выкрикивала проклятья.

"Извини... Я потерял контроль над собой, но посмотри на это озверевшее животное, погляди, что он творит!"- воскликнул я своей наставнице.

"Он и его жертвы связаны узами кармы, и тебе не под силу их развязать! У тебя нет должного опыта и знания, твое время еще не пришло... Всё, что ты мог бы добиться, так это стать заложником их жестокой игры".

Её спокойные, но с укором, мысли были прерваны криком боли той девушки, что и привела меня сюда:

"Убей его! Вырви его поганое сердце!"

"Успокойся, дитя мое"- повелительно заявила Наталья, и направила луч света на изуродованное злобой и болью тонкое тело девушки. Оно стало изменяться, все лоскуты и трещины срослись в единое цельное полупрозрачное яйцо, которое засветилось матово-серым светом. Сквозь оболочку кокона я узрел очертания молодой девы, лет двадцати пяти от роду, а дальше ощутил её застывшую боль, что черной розой поразила её сердце.

"Твой поступок безрассуден, надеюсь, ты это понял?"

"Да, признаю, я был не прав..."

"Я рада за тебя... А теперь надо спасти это заблудшее дитя и проводить её домой".

"А как?"

"А вот сейчас я тебя этому и научу".

"Хорошо, я готов".

@темы: мистика, ужас

12:28 

Исповедь мага. Освобождение демона

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Любовная лирика, конечно, прекрасна и соблазнительно занимательна, но не одной эфемерной усладой и игрой плотских вожделений живет человек. Поэтому, закончив пируэт сентиментальных драм, я опущусь на дно темных порождений, чтобы внутри этого ужаса отыскать здравый смысл.

На тот момент я был поглощен поиском ответа, что же это за явление такое - черный туман? Кто в нем скрывался и как обезопасить себя от очередного приступа этого инфернального кошмара наяву?

За сценой этой психоделической драмы, я трудился во славу своего финансового благосостояния, которое, фактически, мне было безразлично, и лишь необходимость на что-то жить вынуждала изображать из себя жутко занятого человека. Которому, естественно, не мешало до умопомрачения играть на приставке, а после и на компьютере, разбавляя это процесс влажными встречами постельных утех.

В принципе меня всё устраивало, за исключением поведения друга, который последовал моему примеру и устремился в объятия молодой особы. Где и как он её нашел, знал только он сам, и поэтому многозначительно молчал, и, в общем-то, я в этом не видел ничего криминального, даже наоборот. Но из-за его постоянных зависаний у неё на квартире, мы на какое-то время вообще перестали общаться и вот это меня временами расстраивало.
У ностальгии множество ликов, а этот мне особо запомнился, хотя и покрылся слоями серой пыли безразличия.

На моих наручных часах пробило 13.00, Галя не спеша встала с постели, потянулась, словно кошка, и стала не торопясь одеваться, я с наслаждением созерцал её стройное обнаженное тело, предвкушая банку пива, в обнимку с которой я погружусь в компьютерную баталию. Пара воркующих фраз, брошенных друг другу, дежурный поцелуй перед входной дверью - и она порхающей походкой спускается по ступенькам вниз. Я, закрыв дверь, не спеша иду за пивом, включаю музыку, закуриваю, и размышляю о том, что моя жизнь удалась. После пытаюсь войти в состояние компьютерного стратега, но через десять минут бессмысленного клацанья мышью - осознаю, что лучшая сейчас стратегия - это сон.

На этом приятная часть воспоминаний обрывается и начинается тихий бред, что в виде непонятного темного человека без лица, преследует меня весь сон. Часа через два я проснулся с ощущением того, что меня явно кто-то из темных выследил и, видимо, ждет личного приглашения на аудиенцию.
А это значит - надо готовиться к отражению атаки, которая, скорей всего, выразится как физическое недомогание, или хуже того, проявится в виде какого-нибудь неприятного инцидента.

Я понял, что мне не избежать чаши сей, и потому, с недовольством внутреннего формата, еще сонный, сел поудобней на диване, закрыл глаза и погрузился в темные пласты потусторонней реальности в поисках того, кто меня преследовал несколько минут назад.

Сильные искажения в видении вызвали во мне недоумение, я пытался сконцентрироваться, но кроме каких-то расплывчатых образов, то там, то здесь сующих теней - никого так и не увидел, и тут вдруг меня пробила как дрожь чужая мысль:

"Привет, Сань".

Интонация еле ощутимого голоса, четко повторяла знакомую дикцию друга. Я резко среагировал на источник, и сквозь серый туман увидел черное очертание человека.

"Влад - это ты?!"- удивленно спросил я.

"Да, не узнал меня?"

"Странно..."

Сменив спектр видения, и пытаясь сквозь темную занавесу черного облика увидеть очертания хоть чего-то человеческого, через несколько мгновений осознал, что тонкое тело этого субъекта слишком черно, а так же оно еще не имеет последней чакры, и это значит, что он не воплощен. Еще сомневаясь в своих выводах, создал защитную сферу и попытался еще раз просканировать незваного гостя. Но тот, видимо поняв, что я его раскрыл, бросил клич:

"Взять его!"

Из серого тумана выскочили, как из табакерки, десяток темных фигур, и всем скопом ринулись штурмовать мою сферу. Они беспомощно бились, словно большие, назойливые мухи, о матовое стекло моей защиты. Сквозь шум рычаний и угроз, я чувствовал их порочные призывы, желавшие моей смерти. Недолго думая, я активировал выученные навыки ликвидации этих одичавших бесов. Синхронные вспышки яркого свечения прекратили их тщетные попытки сломить мою защиту. Когда блестящая пелена сгоревших тел осела на темно-серую поверхность белыми лужицами - темная фигура спокойно промолвила:

"А слухи о тебе оказались верными..."

"И что ты этим хотел сказать?"

"У тебя дар освобождать падших..."

"Кто ты?"

"Тот, кто упал, и не может подняться обратно в миры вечного чаяния. Тот, кто при жизни служил темному культу Шивы, поедая плоть смертных созданий... Тот, кто хотел обрести свободу от колеса Сансары, но обрек себя на вековые заточения... Я устал быть здесь, заклинаю тебя, даруй мне свободу!"

Странное чувство откровения вывернуло меня наизнанку, взорвало сознание иголками сладкой боли, и выбросило на просторы презрительного взора, брошенного в сторону темного силуэта.

"Ты демон?"

"О да, я тот, кто им стал, и до сих пор скорблю об этом... Не тяни, дай мне обрести вкус свободы - убей меня, как ты убил моих послушных рабов".

"Я не убийца! Так что пошел ты, сам знаешь куда..."

"Не будь глупцом, ты тот, кто дарует свободу! Или многие мои собратья узнают о месте твоего обитания..."

"А ты еще та сволочь, вначале пытался изобразить моего друга, а теперь шантажируешь..."

"Мне безразличны твои чувства, даруй мне то, для чего рожден..."

"А и фиг с тобой, темный, хочешь умереть - умри!"

Во мне клокотали искры ярости, я сконцентрировался, и усилил нисходящий поток энергии, как учила меня наставница. Мое тонкое тело вспыхнуло яркостью света, физическое тело немного сотрясло, и волна жара неприятно обдала кожу. Я настроился на чакры демона и начал их усиленно раскручивать, тот совершенно не сопротивлялся, ожидая сакрального момента. Вначале у меня слабо получалось, я не мог довести вращение энергетических центров до критического момента. Но после, усилив еще нисходящий поток, я достиг нужной мощности, а после наблюдал, как аннигилируются его чакры, вспышка белого зарева заволокла всё вокруг, а потом - тишина.

Я резко открыл глаза, множество чувств боролись друг с другом, но где-то в глубине души я был рад первой реальной победе над демоном.

@темы: демон, мистика

11:35 

Исповедь мага. Материнская любовь

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Вкус симпатии, разбавленный жарким танцем сладострастных тел, со временем подведет к неизбежному финалу под названием любовь. А влюбиться в любовницу, что стала моей первой женщиной, наверное, велела сама богиня любви, иначе узы плоти, что нас связали на её брачном ложе, возвели бы нас в ранг заложников своей похоти.

Но я, как и прежде, не смог долго удерживать это нестерпимое притяжение к своей прекрасной деве, и примерно через месяц, уставший от чувственных терзаний, призрев зов своего сердца, и следуя воле ледяной логики, разорвал цепи этих страстных позывов, и устремился вниз тайных троп сумрака, где совсем недавно я потерпел сокрушительное поражение. Я был ведом нестерпимым желанием свести счеты с тем, что посмело меня превратить в раба страха.

Но наши встречи с Галей продолжились, она, как, впрочем, и я нуждались в нежных ласках друг друга. И если вначале наши постельные поэмы творились в её уютном семейном гнезде, то после они вкушали аромат неги в моей холостяцкой обители, и чем больше мы встречались, тем больше она ко мне тянулась. И её возрастные сомнения, что она меня старше, вначале ушли на второй план, а после покинули вовсе, освободив место сентиментальностям женской натуры.

После очередной оды телесных утех, она в минуту слабости промолвила, что желает от меня ребенка, её заявление меня вначале смутило, потом напрягло. И словами песни «Наутилуса Помпилиуса» - «Непорочное Зачатие», в моем сознании разродилось такими строками:

"Сделай мне ребенка, сделай мне ребенка
Флаги, купели, кресты и пеленки
Одинокие волки и страшные звезды
И остаться нельзя и бежать слишком поздно..."

В ответ на её неоднозначную реплику, я впал в монолог психоанализа, который свелся к тому, что она, вообще-то, замужняя дама, и у неё с мужем есть общий ребенок, а я просто молодой парень, волей судьбы ставший бальзам для её душевных ран и сексуальной забавой в одном лице. А если добавить ко всему вышеперечисленному тот факт, что она предохраняется, то о каком ребенке вообще может идти речь?

Она, естественно, обиделась и, демонстративно отвернувшись, погрузилась в свои девичьи грезы, и возможно, это был очередной казус познания женской загадочной натуры. Я же лежал и смотрел на потолок, размышляя о превратностях своей судьбы и юношеском невежестве, периодически бросая короткий взгляд на обнаженную спину своей пассии, а та, отвернувшись от меня, смотрела через окно на меланхоличный пейзаж дождя.

Трудно сказать однозначно, что вызвало её последующую реакцию, полагаю, что мой жесткий монолог подтолкнул её к выводу, что все мужчины животные, и я не исключение из правил. Вследствие чего разочарование полностью ею овладело, и она, не пытаясь вырваться из его цепких объятий, предалась тем чувствам, что я ощутил от нее уже через несколько мгновений. И в этом помогла моя природная эмпатия, которая, в очередной раз, выйдя из берегов безбрежного моря психического сопереживания, позволила окунуться в её сокровенный, и потому закрытый внутренний мир.

Это выразилось во всепоглощающем чувстве близости с маленьким человечком - её ребенком, что был единственным лучом надежды в этом одиноком и жестоком мире холодного отчуждения. Её переживания теперь полностью стали моими, тем самым синхронизировав свой биоритм души, я, затаив дыхание, алчно вкушал всё, к чему мог прикоснуться. Пытаясь удержать хоть какое-то внутреннее равновесие, я нежно прильнул к ней и, заключив в объятия, шептал ей ласковые речи, что ребенок - это самое важное, что у неё есть, и я её понимаю. Она, немного оттаяв и прервав аскезу молчания, еле слышно изрекла, что она его очень сильно любит и не представляет своей жизни без него.

Этот всплеск откровений передался мне в полном объеме, а после я с удивлением ощутил, как по моим щекам потекли слезы от того сильнейшего переживания, что так и не отпускало меня. Я незаметно вытирал влагу на своем лице, и вдруг осознал, что сейчас я постиг одну из главных тайн женской сути - материнский образ.

До этого момента я еще не испытывал настолько сильного притяжения, разве что только в далеком и забытом детстве, когда был сам ребенком. И для меня это было откровением материнского начала, открытием скрытого женского лика и, в конечном счете, озарением для ума, что, после этого случая, долгие годы не давали покоя. Задаваясь одним и тем же вопросом: так какая же любовь сильней, к ребенку или к мужчине?

В последствие, каждый раз вспоминая свои ощущения, я приходил к выводу, что в естественном течении женского сознания, ребенок всегда будет ближе и родней, чем любой мужчина, ведь он, как минимум, часть её тела. Дальнейшие размышления уходили корнями в глубины инстинктивных уровней бессознательного, терялись в недрах первоисточников самой жизни, и приводили меня к совершенно безумным выводам, которые переворачивали все мои представления о своем собственном существовании и уносили в заоблачные дали еще непознанного мироздания.

Завершая свое повествование, и немного забегая вперед, скажу, что через два года наши отношения подошли к своему логическому завершению, ибо не имели дальнейших перспектив. Свою влюбленность я похоронил еще в самом начале отношений, использовав уже ранее испытанный с другой способ, оставив лишь еле заметный привкус симпатии. А она, мечась между семьей и мной, совсем запуталась в себе, и на мое предложение расстаться, грустно согласилась, и сохранив женское достоинство, продолжила свое жизненное мытарство в поисках потерянного счастья.

@темы: любовь, мистика

12:43 

Исповедь мага. Необходимость близости. Часть 3

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Зов плоти, полностью истощив себя, бросил нас в некое забытье, и в этом состоянии нежной прострации, мы лежали на боку, скинув жаркое одеяло, обнажив наши тела, словно души. Она, уткнувшись лицом в мою грудь, что-то приятно мурлыкала мне, а я слушал наивные и полные разочарования откровения, периодически вставляя, то наводящие вопросы, то делая односложные словесные пируэты. При этом продолжал гладить её волосы, словно в них находилась скрытая тайна, которую я пытался открыть для себя.

Мне казалось странным, что вроде бы взрослая, замужняя женщина, имеющая ребенка, может сама уподобиться маленькой девочке, которая ищет утешенья в моих объятиях. Какая-то часть меня, даже облизнулась самому факту этого вывода, я отмахнулся от неё, как от назойливой мухи, и понял, что со временем неизбежно привяжусь к Гале, если этого уже не случилось – всё-таки она первая моя женщина. А после, возможно, и влюблюсь, но меня это особо не волновало, ведь я могу себе позволить расторгнуть этот чувственный союз в одностороннем порядке, когда сочту это необходимым.

Это мысль меня навела на спонтанное решение, что я хочу с ней пошалить, нет, не в сексуальном плане, тут мы оба были полностью удовлетворены. А проверить её реакции на предмет моих возможностей, и особо не отдавая себе отчет, я задал ей необычный вопрос:

- А как ты относишься к магическому, или, лучше сказать, потустороннему?

Этот вопрос сбил её с толку и вынудил оторваться от моей груди и, приподняв голову, она ответила:

- Я к нему никак отношусь, хоть и знаю, что оно есть. А к чему ты это?

- Да жизнь, так сказать, вынудила поближе с этим познакомиться... - с некой досадой ответил я.

- И какое знакомство тебе более приглянулось, со мной или с магией?..

В её глазах сверкали игривые нотки, она явно ожидала от меня услышать очередную дозу комплиментов, чтобы, вкусив этот сладкий плод, умерить свою женскую грусть.

- Хм... Подловила... Вы оба очень притягательны и желанны.

- Саш, я надеюсь, ты не приворожил меня? В тебе что-то есть такое... Твои глаза... в них можно утонуть. Я когда-то давно ходила к бабке, делала приворот на мужа, чтобы он не ушел к другой. Так вот, твой взгляд временами напоминает её.

На какой-то момент её заявление даже смогло потеснить мою почти врожденную самоуверенность в себе, я показался себе таким жалким и никчемным, что даже внутренне удивился её воле. Вроде, только что она была белым и пушистым котенком, который свернулся у меня на груди, и, пригревшись, мурчал, а потом вдруг обнажил маленькие зубки и коготки. Однако... Не ожидал…

- Мог, но ничего подобного не делал.

- И даже не думай об этом, я тебе этого никогда не прощу.

- А я и не собираюсь, в этом нет смысла.

- Не всё можно измерить умом, иногда чувства берут вверх над разумом.

- Мне нравится естественное течение событий, без каких либо вмешательств... Но, если ты не против, я могу попробовать тебя коснуться через потусторонний мир.

- Не поняла, а как ты это можешь сделать?

- Сейчас и проверим, как.

- Попробуй, надеюсь, это будет приятно?

- Я тоже на это надеюсь.

Я закрыл глаза и погрузился в нижние слои сумрака, не так низко, чтобы, не дай бог, не нарваться на каких-нибудь монстров, но достаточно близко к
физической реальности. Менее через минуту я нашел её серый кокон, он слабо мерцал и, коснувшись его, попробовал осветлить.

- Что-нибудь чувствуешь?

- Нет, ничего.

- Ладушки, попробуем иначе.

Не открывая глаз, я внимательно присмотрелся к её тонкому телу, и наконец-то узрев нижние чакры, с удивлением увидел, что от них идут нити, связывающие меня с ней. Недолго думая, решил, что нужно применить прием, которому меня в свое время обучала наставница, способ, которым я сам периодически пользовался. Видение изменилось, и я увидел, как слабый поток света стал спускаться сверху на тонкое тело Гали, и оно вначале слабо, а потом всё сильней и сильней стало светиться изнутри, пока вообще не воссияло.

- А сейчас, что-нибудь ощущаешь?

- Непонятно... Жарко становится, как-то не по себе... Что ты сделал?

- То, что временами делаю с собой. Наполнил тебя энергией. Неприятно?

Вместо ответа она отстранилась от меня, и села на край кровати.

- Не знаю, жарко, может немного давление подскочило. Больше не надо, Саш.

- Конечно.

- Я не знаю, как ты это делаешь... Но запомни, я не игрушка и не подопытная дурочка.

В её голосе звучали нотки недовольства, я почувствовал волну негодования, исходящую от неё, которое плавно перетекало уже в отторжение, и это был признак того, что я явно переусердствовал. Что навело меня на вывод, что я очень плохо знаю женский пол, особенно в ракурсе таких близких отношений, и этот пробел надо срочно устранять – потом пригодится.

Я осторожно подсел к ней, потом, мягко устроившись позади неё, заключил в объятия её талию, и стал нежно целовать её плечи. Ожидаемых реакций на мои действия не последовало, и я решил применить всю нежность, на которую в тот момент был способен.

- Извини, Галь, я не хотел тебе навредить или обидеть... Ты мне очень нравишься, и я хотел бы, чтобы наши отношения имели продолжение.

- Это ты меня извини, что-то я сегодня совсем на себя не похожа... Веду себя как девчонка, но, пожалуйста, больше ничего подобного не делай со мной.

- Договорились.

Мы еще немного мило с ней побеседовали по душам, договорившись, что на днях встретимся вечерком на прогулке, и договоримся о следующей встрече. На этой оптимистической ноте я с сожалением и грустью покинул её уютную квартирку и пошел домой.

@темы: мистика

12:09 

Исповедь мага. Необходимость близости. Часть 2

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Проснулся я этим утром с осознанием того факта, что, возможно, сегодня получу официальный статус мужчины, и, что самое главное, наконец-то заткну этот тихий ужас, который уже не стелился полупрозрачным туманом за моим окном. Это меня явно вдохновляло и давало надежду на то, что со временем я всё-таки поквитаюсь с этими скрытыми монстрами, что жили во тьме кромешной.

Сообщив матушке, что у сестры друга сегодня день рождения, и они меня приглашают к себе на дачу, а так как я не могу отказаться от столь заманчивого приглашения, то, возможно, появлюсь лишь завтра. Она выразила небольшое неудовольствие, мол, не загуляйся там особо, семейный бизнес ждет тебя. Я выразил стойкое согласие с её требованием и сообщил, что даю слово торгаша. После чего, по-быстрому чего-то перекусив, запив это дежурной чашкой кофе, принял душ, а после умчался в магазин за вином и конфетами.

Через полчаса я стоял у заветной двери и явно нервничал, что мне было, в общем-то, не свойственно, в этот раз мой здоровый пофигизм отказывался признавать ситуацию естественной. Так и не совладав со своим дребезжащим состоянием, я нажал кнопку звонка, время остановилось, и затянуло у меня на шее мертвую петлю мысли, что Галя кинула меня. Но она была прервана еле слышными шагами, а потом звуком открывающего замка.

Входная дверь открылась, и я увидел Галю, точнее то, что на ней было надето, что-то вроде шелкового халата, который еле прикрывал колени, после она мне пояснила, что это пеньюар. В принципе, мне было безразлично, что на ней одето, меня интересовало лишь то, что за ним было скрыто. Она мило предложила мне войти, особый запах квартиры ударил в нос волной волнующего вожделения, аромат страсти так и витал в воздухе. Я взял в себя в руки и не показал даже вида, что нахожусь под впечатлением её чар. Она, видимо заметив мой несколько стесненный вид, сказала - "проходи и поставь на тумбочку гостинцы", а после, быстро закрыв дверь, порхнула ко мне, обняла за шею, и мы слились в жарком поцелуе. После чего она на выбор предложила мне сразу же отправиться в постель или немного пригубить вина, я подумал, что пара бокалов мне не помешает.

Она улыбнулась и сказала, что это правильное решение, по её мнению, я был слишком сильно напряжен, да и ей надо было настроиться на нужный лад.

Полчаса мы сидели на уютной кухне, пили вино, обнимались и целовались, а потом, немного опьяненные вином и нестерпимым желанием, отправились в спальню. Она плавным и соблазнительным движением сняла пеньюар и предстала предо мной во всей своей обнаженной натуре. Я на несколько секунд провалился в оцепенение и созерцание её стройного, немного загорелого тела, на котором нежно выделялась интимная часть. А после легла в постель, накрывшись одеялом, и пригласила меня к себе.

...Мы слились в страстном танце наших тел, забыв обо всем на свете, и то, чего я больше всего опасался, что ей не понравится близкое общение со мной, оказалось напрасной тревогой. Я с удивлением и истомой наблюдал, как еле заметно содрогается её тело, пораженное волной оргазма, и когда он завершился, она промурчала мне на ушко: "Я предохраняюсь... пусть будет всё естественно…" Оспаривать её просьбу в столь интимный момент я не стал, и завершил начатое. После меня пронзил поток энергии, который какой-то тяжестью упал на уровень живота, и я понял, что цикл завершен, и я нахожусь в безопасности. Поцеловав её в губы и прошептав, что она прекрасна и неподражаема, быстро кинул взгляд на окно, за ним светило солнце и никакого намека на туман не было, и лишь желание повторить этот танец близости посетило меня. Чему, собственно, мы самозабвенно и предались через несколько мгновений...

Уже к вечеру, утомленные страстью тел, мы, почти обессиленные, лежали на кровати, она положила мне голову на грудь, и изливала душу о болезненном разочаровании, о том, что её брак это просто фикция, с которой ей приходиться жить. Что я уже не первый её любовник, и она не чувствует за собой никакой вины, потому что есть лишь ребенок, которого она очень любит, а в остальном муж и она вольны делать, что каждый из них пожелает. Я молча и искренне сочувствовал ей, не понимая, как так можно жить, и чтобы как-то утешить, гладил её темные, длинные волосы, наслаждаясь их шелковистостью, и каким-то, почти еле уловимым ощущением, что она моя дочь.

Незаметно наступила ночь, а мы так и продолжали нежиться на ложе, вкушая взаимную ласку друг друга. Я, на миг отвлекаясь от наших нежностей, всматривался в темноту окна, с осторожностью ища потусторонний аромат ужаса, что преследовал меня все предыдущие дни, но, не находя никаких признаков присутствия этого неведомого врага, вновь возвращался к ней. Уже почти перед сном, нас внезапно захватило в плен обворожительное желание вновь слиться, чему мы немедля полностью и отдались. Заснули мы уже поздно ночью в нежных объятиях друг друга, полностью испив до дна чашу страсти плоти.

Пробуждением было поздним, с очень странным ощущением, что всё это мне приснилось, но посмотрев вокруг себя, я понял, что это реальность. Галины не было рядом, я встал с постели, оделся и вышел на кухню. Аромат свежеприготовленного кофе пленительно звал меня его вкусить, но я решил подождать, когда хозяйка закончит свой утренний туалет, и сама мне нальет его. И чтобы как-то придти в себя, закурил сигарету и задумался о том, что сегодня последний день моих любовных каникул и надо бы поговорить о планах на будущее. Минут через десять Галина вышла из ванны с полотенцем, по-женски завернутом на голове, и в том же пеньюаре, в котором вчера меня и встретила. Мы немного поворковали, выпили кофе, что-то перекусили, и я, по её просьбе, отправился на вылазку в ближайший магазин за новой бутылкой вина и чем-то съестным к нему.

Когда я вернулся, она предложила повторить вчерашний сценарий, чему я был приятно рад, и после того, как мы выпили по бокалу вина, вновь отправились в спальню. В этот раз мы оба были более откровенны в любовных играх, и в чем-то даже ненасытны, и когда зов тел покинул нас, мы опять разговорились.

- Так временами хочется чистой любви... Чтобы бы можно ей было дышать и почувствовать себя единственной и любой.

- Это намек, или что-то иное?

- С тобой мне нравится, ты молод, горяч... – и, видимо, до конца не отдавая отчет в своих словах, продолжила - никогда бы не подумала, что свяжусь с малолеткой. Потом, видимо осознав свое некорректное высказывание, приподняла голову и, смотря мне в глаза, искренне сообщила:

- Саш, извини, меня не туда заносит... Надеюсь, ты не обиделся?

- Можно сказать, я почти разучился обижаться. Я хотел бы у тебя узнать, ты готова продолжить со мной?..

- Я готова... Извини за откровенность, я не монашка... А с мужем, ты сам понимаешь, у нас всё давно закончилось. Но нужна ли я тебе такая?

- А что с тобой не так?

- Женские глупости...

- Думаю, в процессе разберемся, что тебя беспокоит.

- Если ты не против, то я хотела бы прямо сейчас об этом поговорить.

- Я весь во внимании.

Она игриво заулыбалась, и наши губы слились в долгом и страстном поцелуе, одновременно с этим я почувствовал, как она рукой коснулась моего живота, а потом стала спускаться ниже...

@темы: секс, мистика

12:52 

Исповедь мага. Необходимость близости. Часть 1

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Весь последующий день прошел в ритме противоборства внутренних мотивов, что раздирали и без того уставшее от постоянного напряжения сознание. Чтобы сопряжение внутренних противоречий не теряло свой пыл, черная мгла периодически напоминала о себе. Каждый раз, когда я кидал свой взор на окно своей холостяцкой кельи, сквозь обычный пейзаж городских джунглей на меня глядело безликое нечто. Полупрозрачный инфернальный туман, пустыми глазницами страха ждал, когда же я созрею для последнего и смертельного шага.

Сдаваться я, естественно, не собирался, ибо выход был уже найден, и осталось лишь его реализовать, а это означало, что нужно покинуть свое убежище и выйти навстречу вечерней темноте, чтобы в ней найти свою возможную спасительницу. А чтобы выйти и не сойти с ума от страха, который, словно неведомый паразит, пожирал меня изнутри, мне следовало полностью переключиться на соблазнительную похоть. Но влечение до умопомрачения тоже не являлось панацеей от столь ужасного недуга, что поразил меня в самое сердце. Терпеть эту ненасытную жажду женского тела - еще то проклятие, поэтому, периодически, моя гордость требовала упасть на самое дно видений наяву и сразиться с самим сумраком, и в фатализме судьбы обрести свою смерть как должное - лишь бы не презирать себя за столь досадный побег с поля брани.

Но вкус будущих побед будоражил мое воображение, рисуя новые горизонты осознанного бытья, где я, наконец-то, смогу прикоснуться к летописям потусторонних реальностей. И это останавливало меня от попытки совершить самоубийственный шаг, и не давало сойти с ума. Удавив все сомнения в корне их зачатия, я переключился на вожделение, и стал возбужденно размышлять, как же я смогу убедить её в необходимости помочь мне в столь интимном вопросе.

Формат правды, в котором я изливаю на неё водопад откровенного рассказа о своей жизни, мне представился как некий театр абсурда.

Что я ей расскажу?

Что в шестнадцать лет стал заниматься йогой, а, в конечном счете, попал в кабалу иррациональных видений, которые, в свою очередь, меня привели к этому непознанному ужасу, что сейчас процветает буйным цветом, и я вижу то, что никто видит, а если и ведает, то молчит. Что сейчас мне двадцать три года, и, не смотря на мой достаточно серьезный вид, я до сих пор не познал вкус женских уст, и чтобы не сойти с ума, мне нужно погрузиться в страстную игру обнаженных тел.

Что мне она ответит на сей бред?

Вероятней всего, пошлет туда, где в пастельных тонах палат, под надзором людей в белых халатах, проведу остаток своей жизни, созерцая точку реальности, застывшую в агонии моего безумия.

Генезис моего размышления завершил вердикт, что следует придумать легенду, которая будет не просто близка женскому сердцу, но и даже подвластна девичьему разумению. Чему я всё оставшееся время, в общем-то, и посвятил, а когда моя сказка обрела очертания реальной истории и стала обнажать мою скрытую сентиментальную натуру, я, подавляя обжигающее желание, отправился спать.

Утром я проснулся с ощущением, что сегодня у меня решающий день, но на этом мой оптимизм и закончился. Потому что до вечера пришлось заниматься подавлением неутолимого сексуального голода, который может и тяжело терпеть, но лучше, чем загибаться от страха. Вечером с ощущением, что сумрак от меня всё-таки отстал, взяв собаку, я отправился на прогулку, или на любовную охоту, тут уж с какой стороны посмотреть.
Почти час я бродил по улице, в надежде увидеть знакомый силуэт, но так и не дождавшись Галины, пошел купил пару бутылок вина, чтобы дома феерически отпраздновать свою неудачу. Закрывшись в своей комнате и включив музыку меланхоличных мелодий, не спеша допил бутылку, и завалился спать с чувством, что моя жизнь - это неудачная игра в дурака, и я в ней проиграл.

Следующий день тоже оказался неудачен в поисках потерянного счастья, и лишь на третий вечер мне наконец-то удалось её повстречать. На какой-то момент мне даже показалось, что ни одна женщина не была так желанна, как она, ведь она моя потенциальная спасительница. И если судить по её милым реакциям, она тоже была рада меня увидеть, мы отпустили с поводков наших братьев меньших, и те резвились в сторонке от нас. Наша беседа текла не спеша и очень мелодично, словно песнь, и подобрав нужный момент, я решил сделать ход конем.

- Галь... - неуверенно начал я.

- Да? – улыбаясь, ответила она.

- У меня есть небольшая проблема и мне нужна твоя помощь.

- Думаешь, помогу? - сказала она и игриво засмеялась.

- Как тебе сказать... Сейчас, секунду... - я вытащил из кармана сигарету и, прикурив, продолжил, она последовала моему примеру и тоже закурила.

- Пожалуйста, выслушай меня не перебивая, договорились?

- Да, конечно - её улыбка, затаив дыхание, стала ожиданием чего-то важного.

- Может, тебе покажется крайне странным мое заявление, но я девственник. Не пойми меня неправильно, я не извращенец - нет. Просто я всегда хотел по любви, но ту единственную не нашел, а последнее время у меня случилось, так сказать, хроническое обострение. А ты мне очень нравишься как женщина. Так что, если ты не прочь, то может, поможешь решить эту проблему?

Её лицо посетило неподдельное удивление, она оценивающе посмотрела на меня снизу до вверху, и потом изрекла приятную моему слуху речь:

- Никогда бы не подумала, что ты мальчик... С виду не похож, и ведешь себя как мужчина, хотя отсутствие опыта ни о чем не говорит. После небольшой паузы, в течение которой она, видимо, принимала решение, добавила: - Ты занимательный мальчик, и ты тоже мне нравишься, Саша. Завтра у меня муж уезжает, как всегда в командировку, попрошу свекровь, чтобы отвезла ребенка на дачу, пусть отдохнут... И два дня у нас с тобой будет...

Всё это время я нервно курил, потому, что от её решения очень многое зависело: или я продолжу в том же духе сходить с ума, или потихоньку сгорать от желания. Лучше, конечно, мечтать о женском теле, чем наблюдать, как твое сознание заживо пожирает черный туман, но и терпеть мне уже порядком надоело. Сделав очередную затяжку и выдохнув табачный дым, я выбросил недокуренную сигарету, и уже с ощущением, что эта милая дама завтра будет моей, наконец-то успокоился.

- Ты моя спасительница, Галь, честное слово!

- Знаешь... Если начистоту, то неизвестно кто кого будет спасать, я тоже порядком изголодалась по мужскому теплу.

- Это как? А как же муж?

- Мой дорогой супруг давно уже разлюбил исполнять свой супружеский долг, а если исполняет, то это похоже на какую-то повинность.

- Ты же очень привлекательная женщина...

- За годы, прожитые вместе, любовь завяла... Страсти нет, чувств тоже, живем ради ребенка... Это жизнь, Саш, а не любовный роман.

- Тебе видней...

- Мой дом знаешь?

- Да.

- Запоминай, 5 этаж, квартира 73, часам к 12 дня подходи, я как раз наведу марафет и буду тебя ждать, в полной доступности...

- Запомнил...

- А что при себе, так сказать, иметь?

- Себя и желание меня любить - она загадочно заулыбалась и продолжила - не откажусь от бутылки вина и коробки шоколадных конфет и... презервативы у меня есть.

- А зачем они нужны, ведь я чист? - с недоумением поинтересовался я.

- На всякий случай... Ну, мне пора, надо мужа собрать в командировку, по бабам...

- А можно тебя поцеловать?

- Можно...

Я обнял её за талию и почувствовал, как она дрожит, словно осенний лист на ветру, и с нежным вожделением поцеловал. Приятный вкус её губ меня уронил в безбрежье теплых мечтаний, где не было никакого сумрака, липкого страха или ощущения, что завтра смерть найдет меня. Это окончательно расслабило мое тело от длительного нервного напряжения, а ощущение близости женского тела, вызвало естественную реакцию. Долгий поцелуй закончился, Галя улыбнулась и провела рукой по ширинке джинсов, наслаждаясь моим возбуждением.

- Ты мне нравишься еще больше в таком состоянии... Надеюсь, завтра ты будешь так же горяч?

- Думаю, еще горячей...

- Целуешься ты очень даже ничего, был опыт?

- Неа.

- Ты меня всё больше удивляешь, ну тогда до завтра?

- Да, до завтра!

На этом моменте мы так и не смогли расстаться, потому что пришлось еще минут пять вначале убеждать наших домашних питомцев идти домой, а потом ловить и сажать их на поводок. После чего мы друг другу пожелали приятных снов и разошлись по домам.

@темы: отношения, мистика

10:19 

Исповедь мага. Первозданный страх

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Желание выйти за рамки скучающей обыденности, чтобы прикоснуться к сокровенности бытья, вынудили меня переступить очередную запретную грань. А неведомый мне страж, что её охранял, хоть и пропустил меня, но потребовал немыслимую плату - мой ум. Так я впервые в своей жизни прикоснулся к загадочно интригующей палитре безумия. Возможно, стоило бы остановиться и раскаяться в своей неимоверной дерзости, но я был слишком юн и горделив, чтобы осознать свою фатальную ошибку. Поэтому, презрев потустороннее предостережение в виде эфемерных ликов людей, я продолжил свой путь. Те, в свою очередь, несколько раз повторяли свой мрачный танец передо мной, но я не внял им, и продолжил погружение в глубины инфернальных миров.

Алчность знаний, словно муза, пела мне серенады, постоянно напоминая о несметных сокровищах, что ждут меня по ту сторону сумрачных порождений. И я, ведомый этим соблазнительным пением своей любознательности, закрывал глаза и прыгал в черную бездну, где, несмотря на кромешную тьму - существовала жизнь. К этому моменту, я не без помощи наставницы, овладел множеством навыков выживания в этом диком и первобытном мире, поэтому разного рода монстры мне были уже не так опасны. И в какой-то момент я нырнул очень глубоко, настолько, насколько это было возможно, я почти касался в своих видениях физического мира.

Видимо, своими попытками заглянуть за черное зеркало темноты, я потревожил вальяжный сон дремлющих исполинов, и те лениво, без особой спешки, стали сжимать непроницаемые стены непередаваемого ужаса. Горизонт моей реальности сомкнулся в маленький колодец страха, где я, почти раздавленный и подавленный неизрекаемым холодом безликости мироздания, содрогался в агонии надежды на спасение.

В течение нескольких дней я физическим зрением лицезрел черный туман, который пропитал весь мир, он был повсюду и везде, и не было от него никакого спасения. И если днем, при свете солнечного света, еще было более-менее терпимо, то когда светило покидало небосклон, туман сгущался, становился почти живым, он обволакивал внешние стены квартиры, стучался во входную дверь, скребся о стекла. Его зловещий вид хранил в себе дыхание нечто жуткого, что жаждало меня поглотить собой, и лишь вечерние получасовые приемы горячей ванны, давали возможность ощутить себя хоть в какой-то безопасности. Я, полностью подавленный и раздавленный этими видениями, трясся, словно от температуры, пытаясь расслабить мышцы тела, что застыли в слепках бесконечного спазма. Пытался убедить себя, что скоро всё пройдет, но с каждым разом всё больше осознавал, что все мои попытки – тщетны, и я обречен.

В этот вечер, как и в четыре предыдущих, я так же сидел в ванне и боролся с первобытным страхом, что постепенно отступал, давая мне хоть какую-то передышку. С большим трудом вернувшись в здравый рассудок, я понял, что еще несколько дней - и моя сила воли будет окончательно и бесповоротно сломлена. А дальше я просто сойду с ума и отправлюсь в лечебницу для тех, кто видит мир в ином ракурсе. Моя же матушка меня и сдаст туда, когда увидит, что я явно не в себе. Эта совсем не радужная перспектива меня натолкнула на мысль, что надо срочно связаться с наставницей и попытаться найти вариант спасения. Обычный сеанс перед сном или поутру, я давно отбросил, ибо инфернальный туман, что я ощущал сквозь стекло своей кельи, не давал мне такой возможности, и лишь вода могла, хотя бы на время, снять это проклятие.

Я закрыл глаза и быстро погрузился в видения наяву, резкий переход - и вот я уже у неё в обители. Она с молчаливой грустью встретила меня, а через мгновение в моем уме родились первые её мысли, что открыли врата судьбоносного диалога, который стал спасательным кругом от неизбежного безумия.

"На данный момент ты достиг предела своих возможностей... Не думала, что ты так быстро пройдешь этот путь, но к моему великому сожалению, я ничем не могу тебе помочь. Ты коснулся самых нижних пластов своего сознания, уровень зарождения жизни и её отрицания".
Её заявление немного шокировало меня, но, собравшись с мыслями, я спросил её:

"Я на грани, еще немного, и я точно сойду с ума... Не верю, что нет выхода..."

"Выход есть, и он прост, но сложен для тебя... Тебе придется подняться с этого нижнего плана, где царствует страх и смерть, на ступеньку выше, на план вожделения... Лишь активировав этот слой своего тела, ты сможешь остановить процесс поглощения первозданными элементами эфирного плана".

"Как это сделать?"

Вместо ответа она слилась со мной, её облик светящейся фигуры превратился в образ близости наших обнаженных тел, после я почувствовал тяжесть внизу живота, которая сменилась жаром. Вслед за этим сильная волна возбуждения накрыла меня, и я услышал её нежную мысль:

"Тебе не совладать с этими могущественными силами, они пожиратели света, ты для них просто искра, которая вылетела из вечного огня и посмела упасть в черные воды древнего океана зарождения жизни..."

"Твою же дивизию... Я с ними еще сочтусь, за всё..."

"Сочтешься, но не сейчас. Я сконцентрировала энергию на второй чакре, только сексуальное влечение поможет выскользнуть из их вездесущих щупалец. Погляди на реакции своего тела, ты чувствуешь возбуждение?"

"Чувствую... А я еще жажду поквитаться с ними, прямо сейчас. Я их всех убью!"

Желание соития сменилось на волну ярости, что рвала меня изнутри, кровь, почти в буквальном смысле, закипела в венах, а жажда насилия требовала немедленного выхода. Я даже спонтанно прыгнул в нижние пласты сумрака и без разбора стал сжигать любую тень, что в тот момент узрел, и лишь мысль Натальи вырвала меня из очередного безумия.

"Остановись, любимый!.. Ты сопротивляешься неизбежному, ты должен познать женщину, чтобы стать сильней, только так ты сможешь стать неуязвимым для них. Тебе не победить тех, что владеют искусством смерти..."

Дальше я почувствовал её энергию, которая теплом нежности растекалась по всему телу, и в истоме усталости я наконец-то успокоился. Но где-то еще в глубине себя ощущал борьбу влечения плоти и жажды убийства, это лихорадка немного досаждала мне, но я уже вошел в холодное сияние разума, и тот постановил, что моя прекрасная наставница, как всегда права. Видя, что я почти пришел в себя, Наталья продолжила:

"Ты отверг ту, что я привела к тебе ранее... Я учла предыдущие свои просчеты, и теперь рядом, около тебя, находится та, что с удовольствием разделит твое ложе, это твой шанс, и ты просто обязан им воспользоваться".

"Не понимаю, о ком ты?"

Образ Галины заполнил мое сознание целиком, её стройный и хрупкий женский силуэт, длинные черные волосы, слегка мурчащий голос и мягкая улыбка, вызвали во мне желание обладать ей. Оценивающая ухмылка, предвкушающая столь интимный момент, застыла улыбкой у меня на лице, и я подумал, что возможно пора...

"Галя... Ты считаешь, она готова к такому повороту дел?"

"Она не знает, что ты еще не познал женщину, и поэтому ждет первого шага от тебя. Я буду рядом, и помогу ей не сопротивляться естественному течению этой любовной игры".

"Хорошо..."

"Не пытайся затягивать этот процесс, они не оставят тебя в покое, ты нарушил их границы, и поэтому приговорен к распятию на кресте безумия... Скройся от их вездесущих глаз в женских, страстных объятиях".

Стук в дверь ванной резко вывел меня из сна наяву, я открыл глаза, и, как из другой реальности, услышал мамину реплику: "Сынок, у тебя всё в порядке?". Ответив, что да, просто немного задремал, с удивлением понял, что вода совсем остыла, а счет времени потерялся где-то в иррациональности иных миров.

@темы: ужас, Мистика

Исповедь мага

главная