Записи с темой: Личное (список заголовков)
10:07 

Исповедь мага. Вкус соблазна

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Как себя должен был повести нормальный молодой человек в моей ситуации?

Он должен был тактично познакомиться с девушкой в рамках учебного процесса, рассказывать ей сказки о возвышенном, периодически спускаясь на плоскость земного бытья. Выслушивать подолгу её признательные монологи о тяжести творческого пути, помогать по мере своих возможностей с постижением художественных наук, бодрить её женские сомнения мужскими волевыми выводами. С одной, единственной целью - войти в её доверие, а дальше, делая намеки о её неотразимости, и порой переходя на комплименты, подводить к моменту истины. Что он не просто её друг или сокурсник, а нечто большее, и поэтому в эти выходные приглашает её посетить художественную галерею, с дальнейшим продолжением в уютном кафе.

А далее, следуя по намеченному сценарию, на очередном свидании в подходящий момент коснуться своими устами её сладких, и таких желанных губ, чтобы ощутить соблазнительный вкус влаги её тела, а потом, если повезет, можно и дождаться сокровенного момента слияние обнаженных тел в экстазе страсти. Одним словом, классика жанра, да и только.

Но нормальным назвать меня было невозможно даже с натяжкой, хотя я из кожи вон лез, чтобы быть как все, но видимо, не судьба. Поэтому вместо стандартного набора джентльмена, я решил на свою голову поэкспериментировать, и не просто пофлиртовать с ней, а влюбить ее в себя. И на то у меня было три причины.

Первая заключена в том, что дружба между мужчиной и женщиной не существует, кроме, конечно, притяжения на разных уровнях. С природой не поспоришь, а редкие исключения из правил имеют разного рода аномальные причины, или/и подавленные, бессознательные импульсы.

А вторая проявилась в моем внешнем виде, который имеет отчетливый оттенок восточного типажа, плавно перетекающего в брутальность, порой граничащую с ароматом опасности. Как мне сказал участковый в свое время, глядя на мое фото для паспорта: "Твою морду можно вешать на доску "Разыскиваются особо опасные преступники". Мою нежную натуру это конечно не огорчило, но друг, который там тоже присутствовал, долго глумился по этому поводу.

Добавьте к этому рост выше среднего, немалые габариты и темные глаза, в которых блестел безмолвный холод безразличия, то вы получите примерный портрет моего тела. Который, естественно, не отражал моей сути, но позволял прекрасно решать многие проблемы в мужской компании. Только вот вряд ли это могло способствовать повышению привлекательности в глазах прекрасного пола.

Нет, комплексов по этому поводу у меня не было, кроме моментов, когда я смотрел на свою физиономию в зеркале и с досадой констатировал факт: "Ну и морда у тебя, Шарапов".

Поэтому свои шансы на стандартную игру в любовь я сводил к нулю.

Третья причина была банальна до безобразия, мне хотелось проверить свои возможности в действии и убедиться в том, что я реально могу воздействовать даже на таком интимном уровне.

Но вернусь к своему повествованию.

Где-то лет за пять до этого знаменательного момента, я уже проводил эксперимент с местной красавицей, которая пребывала вместе со мной в одном доме отдыха. Но тогда эксперимент вызвал непонятные реакции, что-то среднее между неприязнью и слабым притяжением. Но если учесть, что в тот момент я был, вообще-то, подростком, и только начал изучать сны наяву и их возможности, то те результаты, что я получил, можно считать уже достижением.

В этот раз я жаждал добиться реванша почти любой ценой, поэтому наплевав на свой кодекс чести, недолго думая, нашел в своих видениях её тонкий прототип. И сам не понимая, что творю, создал нити, которые соединяли меня и её на уровнях четырех нижних чакр. О чакрах я вычитал в книге про интегральную йогу, а до остального додумался сам. Ну и после, с азартом безумного профессора, наблюдал за своей милой пациенткой, которая вначале не подавала признаков внимания, но со временем они стали проявляться. Но мне этого показалось мало, и тогда я стал через сны наяву приходить к ней, и играть в очень откровенные, интимные игры, в этом смысле мне фантазии хватало с лихвой. Результат не заставил себя долго ждать, и, в один прекрасный день, она почти в открытую, стала мне симпатизировать. Я был доволен, мне наконец-то удалось фактически добиться ощутимого результата.

Но видимо богиня любви посмеялась над моими тщетными попытками, и я из хозяина положения превратился в презренного раба - раба любви. Второй раз в своей жизни влюбился в ту, которую сам же и влюбил в себя. Это стало понятно не сразу, но со временем, осознав свою ошибку, я взялся за голову, но было уже поздно. Навыкам, так сказать, разрыва этих самих любовных уз, как и подобных связей, я научился куда позже. Поэтому на практике постигал простую истину, что любовь подобна тяжелому заболеванию. И не важно, что она была взаимная...

@темы: личное, любовь, мистика

12:03 

Исповедь мага. Мир мертвых. Спасение

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После недолгих экспериментов с ушедшим в мир иной дедушкой друга, я волей судьбы столкнулся с более нелицеприятным моментом под названием смерть отчима. Он, как и полагалось в те дикие 90-е годы, сильно и долго выпивал, а когда решил с этим процессом завязать, получил инсульт, впал в кому и через день скоропостижно скончался. Надо заметить, что за полгода до этого момента по тому же сценарию ушел его родной брат.

Смерть ни того, ни другого, на меня не произвела особого эффекта, и так было понятно, что алкогольный синдром и жизнь – два взаимоисключающих друг друга факта. И, в общем-то, я бы не придал этим событиям особого значения, если бы моя мать, после ухода её супруга, не впала вначале в апатию, а потом и в глубокую депрессию. Постоянно повторяя, что он (муж) тянет и зовет её за собой. Я сразу же понял, что таким темпом она тоже долго не протянет, и уйдет вслед за ним.

Возможно, я, конечно, эгоист, но я принял решение, что мать должна выжить, и поэтому стал разрабатывать план по её спасению. К тому времени я неплохо ориентировался во снах наяву, а наставления покойного деда друга - Матвея, расширили мой кругозор достаточно сильно, чтобы разобраться и с "мертвым". Через несколько дней после смерти отчима, я нашел его на нижних планах. Причина пребывания его там крылась в его прагматичном атеизме и психически подавленном состоянии, в котором он перешел эту невидимую черту, плюс ко всему он был сильно привязан к моей матери, что, в конечном счете, создало сильную связь с этим миром.

Войдя в мысленный контакт с покойным, я получил от него неразборчивый посыл, о том, как ему тяжело на душе. Что навело меня на мысль, что одного ментального контакта будет мало, поэтому я сконцентрировался на его образе и увидел мрачную картину его посмертного бытья. Фокус его сознания находился на самом нижнем уровне, который был очень близок к материи, его тонкий кокон был почти темный, местами порван, что говорило об огромной потере энергии, и о том, что кто-то медленно, но верно его пожирает. В те времена я не ведал этих тонкостей и потому особо не понимал, что происходит.

Единственное, к какому выводу я пришел - это к тому, что его надо вытаскивать на верхние планы – фактически, домой. Как это сделать, я особо не представлял, но мне впоследствии подсказали.

Дальше, чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу несколько сновидений, описывающих тот тяжелый для меня период. И добавлю, что ночные сновидения, которые я опишу ниже - это обычные, неосознанные, человеческие сны, а сны наяву, это фактически тонкое видение, которое позволяет воздействовать на все реальности, коих множество. Так что не путайте одно с другим.

Сон первый.

"Я где-то на нижних уровнях сумрака, здесь как всегда темно и опасно, ощущаю каких-то сущностей, но они лишь наблюдают за мной, но не нападают. Брожу в темноте на ощупь, в поисках чего-то или кого-то, пока не натыкаюсь на отчима, возможно, его я и искал. Он мне жалобно сообщает, как ему муторно, потом добавляет, что мать повредила ему ногу, и он две недели лежал в больнице".

После этого сна Матвей мне подсказал, что надо насытить энергией тонкие тела отчима и вытаскивать его на верхние планы, чем я, в общем-то, и занялся. Не скажу, что это дало быстрый результат, но, в конечном счете, мне удалось добиться небольших успехов. Хотя растраты энергии при этих сеансах были чудовищны, обычно после них я несколько дней был никакой во всех смыслах этого слова. Но надо было вытащить этого несчастного и спасти мать, поэтому цена была оправдана.

Сон второй.

"Опять я блуждаю по нижним планам и встречаю отчима, но в этот раз он находится немного в ином расположении духа. С маниакальным упорством он доказывает мне, что он живой. Почти как мантру, он повторяет заученный вердикт "я жив", и это заявление обращено именно ко мне. Я некоторое время слушаю его монолог, а потом, пожелав успеха, покидаю его".

Сон третий.

"Мы с отчимом находимся в каком-то помещении и смотрим на стену, которая является в тоже время огромным, трехмерным экраном, на который проецируются его воспоминания. Он оживляет фотографии давно минувших дней, когда он, мать, я и младший брат, были счастливой семьей. Я вижу, как мы все вместе гуляем по бульвару, и это настолько реально, что надо только протянуть руку и коснуться прошлого, чтобы вновь оказаться там. В его словах звучит ностальгия, с сильным привкусом меланхолии, он желает вернуться в то время, но осознавая всю тщетность своего намерения, он замолкает, и мы молча наблюдаем за его воспоминаниями..."

Примерно полгода мне потребовалось, чтобы вытащить его со дна невежественного отчуждения, и поднять в мир просветленных надежд. За это время я потратил очень много сил, и фактически впал в хроническую усталость, но глядя через призму своих воспоминаний, понимаю - это стоило того. Во-первых, я приобрел опыт, а во-вторых, спас мать от неминуемого ухода.

Хотя за мою помощь он отплатил мне специфическим способом, но это уже другая история.

@темы: личное, сны, мистика

10:38 

Исповедь мага. Мир мертвых. Знакомство

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Тайна смерти меня преследовала еще с детства, в том или ином виде, но окончательно оформилась и созрела как вопрос, который не ждет отлагательств, где-то в юношеском возрасте. Тогда я только приступил к изучению эссе Сатпрема, но, не особо вняв его поэтической прозе про вершины и низины сознания, ринулся искать альтернативные варианты. Безусловно, эта книга меня вдохновляла на неведомые подвиги, и чтобы добиться определенных высот самосознания, я кропотливо трудился над постижением безмолвия. Но этого мне было мало, я жаждал познать то, что находится по ту сторону жизни.

Поэтому за короткий период, я перечитал не менее десятка разных книг по данной тематике. В результате чего пришел к выводу, что смерть - это лишь грань, которая разделяет параллельные реальности, но и этого всё равно было недостаточно. Где-то в глубинах моей памяти всплывали детские образы, которые удивляли меня своей запредельной космической глубиной. В них я никак не мог понять, что такое смерть, потому что знал, что был, есть, и буду всегда. Это поистине незыблемое, предвечное ощущение, меня уносило в неведомые дали иных реальностей, после возвращения из которых, я вдруг осознавал, что, наверное, не туда попал.

Достигнув определенных успехов в безмолвии, я стал искать ментальные контакты с теми, кто покинул этот прискорбный мир. Не могу сказать, что они были удачные, но в некоторые моменты я действительно слышал их мысли, чувства. Но всё это было лишь детской забавой по сравнению с тем, что мне предстояло познать в будущем.

Чуть позже, когда мы с другом окончили училище, у него умер дедушка. А после нас обоих посетило наваждение, которое выражалось в немедленном желании вступить в контакт с усопшим родственником. Мы не стали сопротивляться этому желанию и в очередной воскресный вечер решились попробовать провести сеанс.

Мы сели напротив друг друга, он закрыл глаза и стал настраиваться на контакт с дедом. Через несколько минут он сообщил, что слышит его мысли и готов к диалогу. Я был в неком восторге от новой игры и сразу же приступил к вопросам, которые, по моему мнению, были более чем допустимы в этой ситуации. Но ответы были неоднозначные, а порой, и противоречащие сами себе, некоторые вообще выходили за рамки моего понимания. Друг не задумывался над тем, что вещал, он просто озвучивал чужие мысли, что накатывали волнами предложений в его ум.

Так как это было очень давно, то вспомнить о чем шла речь я, к сожалению, уже не могу, но все те вопросы, в моем нынешнем понимании, были до однообразия банальны, и через какое-то время потеряли для нас всякую актуальность.
После сеанса мы с другом много обсуждали наше, в некотором смысле, достижение, и решили продолжить контакт с Матвеем, так звали деда друга. Как мы поняли позже, Матвей сам того желал и создал для этого все условия. Поэтому сеансы диалога с ушедшим в мир лучший дедом друга периодически повторялись.

Со временем мы настолько привыкли к нашему незримому наставнику, что постепенно и незаметно для себя, стали воспринимать его как побратима. В результате чего пошли постоянные шуточки в его сторону, а потом и откровенные насмешки. Возможно, он и пытался нас наставить на путь истинный, но все его попытки тонули в водах нашего вечного сарказма, по поводу его состоятельности и компетентности в вопросах бытья. Что, в конечном счете, вынудило нас искать контакт с более разумными существами, нежели некогда бывший человек.

Чтобы понять, что это была за личность, приведу один небольшой, но красочный и показательный сон.

"Нахожусь во дворце, возможно, это чья-то резиденция или нечто подобное, я в эпицентре некого светского раута, где собрались сливки общества, чтобы насладиться приятными мгновениями своего положения. Удобно устроившись в стороне от праздника жизни, с тоской наблюдаю это скучное мероприятие.

Около меня сидит Матвей, на позолоченном троне, с инструктированной дорогой тростью в руке, всем своим видом он дает понять, какое он место занимает здесь и сейчас. Но я не разделяю его воззрений на жизнь, поэтому с нетерпением жду, когда же закончится этот цирк.

Он указывает на группу людей, стоящих вдали от нас и говорит, что мне надо с ними договориться о важной сделке, и уточняет, что речь идет о покупке большого участка земли. Мне не нравится его затея, и я в лицо ему высказываю всё, что думаю. На повышенных тонах заявляю, что мне, мягко говоря, параллельно на них, на сделку, и на него в том числе, а самое главное, я никому ничем не обязан!

К моему сожалению, Матвей оказался другого мнения на сей счёт, и заявил, что я не проснусь, пока совершу эту сделку. Это вызвало во мне волну негодования, которую я выразил матерной прозой, но, осознавая всю свою беспомощность, пошел договариваться о покупке земли".

Со временем мы с Матвеем попрощались из-за его незаурядной жажды нас наставлять, но на этом контакт с миром мертвых не то, чтобы не закончился, а только начал набирать обороты.

@темы: сны, мистика, личное

17:20 

Исповедь мага. Тайны снов наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Осознание любого явления приходит лишь после череды испытаний, и мы не миновали чаши сей. Наш юношеский азарт и наивность, в какой-то момент обрели горький вкус запретного плода, что мы посмели сорвать с древа неведомого знания.

Спустя какое-то время нас посетило озарение - наши видения - это не просто игра воображения, а способ проникновения в другие измерения, те, что в некоторых учениях называют тонкими мирами. Правда, это осознание мало что изменило, мы по прежнему чувствовали себя слепыми котятами, блуждающими в лабиринтах иных миров. И лишь редкие знаки судьбы, а также все более странные сны, указывали нам на то, что мы пересекли какую-то невидимую грань, за которой скрывалось нечто ужасное.

Со временем нам стало ясно, что так называемые тени, которые или стояли как изваяния, или блуждали по этим сумрачным мирам, являются людьми. Те, что были неподвижны и как будто спали в темно-серых коконах - являлись "живыми" или воплощенными, то есть имеющие плоть. Соответственно, неспящие и свободно передвигающиеся, а и иногда вступающие с нами в контакт, были "мертвыми", или развоплощенными - лишенные плоти.
Кроме этих "живых и мертвых" жителей, в нижних планах обитали разного рода существа и монстры, которых мы старались попросту избегать, для собственной же безопасности. Это не всегда нас спасало и поэтому иногда приходилось защищаться, сражаясь с какими-то подсознательными порождениями человеческих эманаций.

Наверное, разумнее было бы закрыть себе доступ к этим видениям наяву и предаться обычным, медиативным образам, что позволяли лучше погружаться в безмолвие. Но наше любопытство не имело границ, и поэтому мы продолжали нисходить в неизведанную бездну, что манила своей таинственностью.

Со временем мы пришли к выводу, что миры этой потусторонней и загадочной реальности, являются частью слоеного пирога, где все слои были между собой взаимосвязаны. Каждый слой или уровень мы условно обозначили цифрой, чтобы лучше друг другу объяснять, где каждый из нас был и что видел.

Шестой уровень, был самым нижним и близким к физической реальности и, как ни странно, самым ужасным из всех нами изведанных, в нем трудно было не то что ориентироваться, а даже находиться. Этот мир, где царила вечная ночь, без звезд и Луны, в котором жили доисторические монстры, поэтому мы его вообще обходили стороной, и если случайно проваливались в видениях, то пытались сразу же выйти из снов наяву. Если не удавалось, то приходилось принять неравный бой, результат которого был известен наперед.

Далее следовал пятый уровень, где можно было увидеть темные контуры людей, разных сущностей и огромных спрутов, которые обитали где-то внизу этого мрачного царства. Здесь мы были часто, то играя в героев из детских сказок, то изображая из себя непобедимых персонажей из новомодных фильмов.

За пятым шел четвертый и третий, каждый из них был светлей и чище предыдущего. Тут можно было увидеть подобие земного ландшафта, и даже внеземного, образы людей и более возвышенных сущностей.

Во втором, и особенно, в первом, было очень светло, порой ослепительно ярко. Поэтому частенько в наших видениях еле заметные очертания зданий и существ, что населяли это мир - превращались в светящийся вакуум. В эти миры было попасть легко, но вот удержаться в них крайне трудно, поэтому мы посещали этот пласт сознания крайне редко.

За горизонтом небосвода первого уровня простирался безразмерный мир, похожий на космос, но туда проникнуть мы не могли, хотя и пытались.

***

Тому, кто прочел эти строки, может показаться, что я сошел с ума, и, возможно, он отчасти прав. Потому что любое открытие или выход за рамки обыденного сознания - это уже безумие.

@темы: личное, мистика

10:08 

Исповедь мага. Сны наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Медитация, основанная на почти оживших природных образах, была неким глотком небесной свободы, с ощущением вкуса парящей птицы, манящей к неизведанным мирам, или к тому, что за ними скрывалось. И если поначалу мне было крайне трудно удерживать картину, нарисованную кистью фантазии на холсте своего воображения, более чем на пять минут, то со временем я мог позволить себе пребывать в этом состоянии часами.

На это ушли даже не месяцы, а годы, постоянных и, временами, тяжелых тренировок со своим сознанием. И результат этих трудов, как показало время, стоил того. Кардинально сменился и сам принцип медитаций, мне больше не требовалось сидеть с закрытыми глазами в определенной позе, я мог это делать когда угодно и где угодно с открытыми глазами. Правда, результат был далек от того, что я жаждал, но даже эти прикосновения к иному меня вдохновляли на дальнейший путь.

Неважно, находился ли я в тесной духоте общественного транспорта, или сидел в переполненной аудитории и слушал скучный монолог преподавателя - я всегда находился в частичном безмолвии, обычный мысленный диалог с самим собой почти меня не беспокоил, а образ солнечного берега с видом на вечность моря - пел колыбельную моим чувствам.

Мой друг тоже развивался, но только следуя своему личному пути, который исходил из иного измерения, пересекал горизонт нам всем привычной реальности, а дальше падал камнем в бытье неведомых размышлений. Мне так и не удалость понять: погружался ли он в тишину своих мыслей или, наоборот, возвышался над ними.

Процесс постижения вакуума мысли шел медленно и верно, пока в какой-то момент мы не стали раз за разом проваливаться в очень странные и мрачные образы. Сумрачные миры, в которых не было никакого намека на Солнце или что-то подобное, лишь только очертания каких-то размытых контуров ландшафта и строений, снующих или неподвижных теней, и совсем слабый блеск Луны, где-то на темном фоне неба. Что-то вроде идеальной декорации для очередного ночного кошмара или фильма ужасов, только в рамках нашего сознания.

Мы были обескуражены, удивлены и поражены новым видениями наяву и не могли понять, что это такое?

Спросить нам было не у кого, в книге, с которой мы начали свои эксперименты, мы не нашли четкого ответа, кроме намека на то, что это нижние планы сознания. Чтобы не потеряться в темных лабиринтах этой психоделической картины, мы вначале прекратили попытки войти в сон наяву, но безмерное любопытство требовало немедленной реализации. Поэтому на свой страх и риск, мы осторожно стали проникать в эти мрачные картины, чтобы в темноте холода и отчуждения найти ответ.

Более или менее освоившись в живом сумраке, мы стали пробовать подняться вверх, и временами нам это даже удавалось. Там мы узрели вначале чуть просветленные миры, а потом они становились всё ярче и ярче, пока мы не коснулись ослепительных образов, сотканных из света. Удержаться на частотах этих божественных нот мы не смогли, нас просто выкидывало из снов наяву в обычную повседневность, и это стало для нас неразрешимой дилеммой.

С одной стороны, застывшие природные картины нас уже не привлекали, ведь мы вкусили запретные плоды неведомого, правда, они отдавали мрачными пейзажами тьмы, и лишь временами показывали нам свою обратную сторону ослепительного света. С другой стороны, на этом судьбоносном моменте наши попытки углубиться в безмолвие завершились. Мы заигрались и потерялись в этой бесконечной веренице реальностей, а после занялись их тщательным изучением.

Возможно, это была наша самая грубейшая ошибка, как, впрочем, и необходимый этап познания, который невозможно было миновать.

@темы: исповедь, личное, мистика

14:04 

Исповедь мага. Друг

...в вечном познании себя и окружающего мира...


В училище, куда я не желал, но вынужден был пойти, меня ожидал достаточно любопытный и приятный сюрприз. Возможно, моя черствая от рождения судьба, решила проявить великую милость, и в знак своей признательности к моему упорному желанию преодолеть все препятствия, преподнесла мне подарок в виде друга. С этого момента я перестал был одиноким путником в бесконечном паломничестве к месту неведомой силы.

Немного отступая от темы повествования, скажу, что учиться я не хотел ни в училище, ни в каком-либо другом заведении, потому что был сыт по горло этими заунывными и шаблонными теориями, большинство из которых были забыты мною сразу после окончания школы. И причина моего такого откровенного пренебрежения заключалось в том, что они не имели практического применения, и поэтому были бессмысленными по своей сути. Некоторые знания и умения, естественно, я сохранил, именно те, которые мне потребовались в течение жизни.

Возвращаясь на круги своя, я продолжу. Друга звали Владимиром, и в этом имени был заключен тайный смысл, которой можно выразить в такой высокопарной фразе: тот, кто владеет миром. Но люди и мир его мало волновали, а, точней, вообще не интересовали. Он рассматривал окружающий мир как некое недоразумение и изучал его с присущей ученому долей скептического равнодушия.

Так, как биолог через призму микроскопа пытается уловить последовательность цепочки чувствительных реакций на внешние раздражители. Так, как астроном, обращая свой взор сквозь увеличительное стекло телескопа на ночной небосклон далеких звезд. Игра граней его незрелого ума была похожа на неотшлифованный алмаз, который нуждался в обработке, но не было мастера, который бы этим занялся.

Его скрытая надменность плавно перетекала в добродушие, мимолетная заносчивость сменялась желанием угодить, а некая механичность восприятия жизни уравновешивалась тончайшими колебаниями юмора. В этом смысле, на фоне разношерстной толпы молодых самцов, он сильно выделялся, что, в конечном счете, привело его к состоянию изгоя, над которым открыто насмехались и глумились.

Я тоже не особо вписался в молодой коллектив вечно озабоченных подростков, именно поэтому обделенных женским вниманием. Удержать статус равного в группе я не смог, не хватало авторитета, опыта и силы, в результате чего тоже стал неким подобием всеобщего посмешища. Фактически, это нас и сблизило, мы подружились и старались держаться вместе, так было проще и учиться и отбиваться от нападок однокурсников.

Учебный год пролетел незаметно, за этот год мне удалось немного преуспеть в безмолвии, а летом, уже на каникулах, я рассказал другу о своих тайных экспериментах над своим сознанием. Как ни странно, его заинтересовали мои опыты, и он попросил книгу, с которой я начинал. И так он постепенно и верно приобщился к восточной мистерии. Ни его, ни меня особо не смущало, что это учение называлось Интегральной Йогой, и оно подразумевало соблюдение неких правил.

Впрочем, мы и так были похожи на йогов, о женщинах особо не помышляли, в силу того, что прекрасно осознавали, а кому мы такие нужны? А, с другой стороны, был ли нам кто-то вообще нужен? Кроме, разве что, наших мечтаний о возможностях, которых мы могли достичь с помощью этих практик. Аромат будущих достижений возносил наши умы к вершинам Олимпа, и мы оба предавались этим грезам.

О, если бы мы знали, что нас ждет впереди, и во что выльется эта странная игра, остановились бы? Думаю, что нет, слишком уж скучна была обычная жизнь, с её серыми буднями и беспробудными ночами.

@темы: учеба, личное, исповедь

12:00 

Исповедь мага. Безмолвие ума

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Все лето я провел в изучении той книги, что обрел волей божественного провидения. Мимоходом вспомнилось, как в детстве перечитал все сказки народов мира, которые только нашел в детской библиотеки. А после, вдоволь насладившись сказаниями и легендами, поднялся на тон выше и занялся изучением на тот момент доступной мне мистики и фантастики, упорно ища ответы на свои вопросы. Но всё это оказалось пустой затеей, ибо кроме остывших ароматов чужих истин, ведущих куда-то вдаль писательских надежд, ничего не нашел.

Даже на миг вспомнилась моя первая, безответная и абсолютно бессмысленная первая любовь из соседнего подъезда, которая в 13 лет рвала мою душу на части, а потом молча уехала вслед за ней, куда-то в другой город. Зачем она была мне нужна, зачем я ей болел пару лет - до сих пор ума не приложу, и лишь одно могу сказать - природа жестока и бесцеремонна, когда дело касается её мотивов.

Просиживая весь день в своей скромной обители, без телевизора, магнитофона и компьютера, о котором я лишь слышал, но воочию еще не видел, ибо они еще на прилавках магазинов даже не появились, в энный раз перечитывая таинственную книгу - учился безмолвию ума.

Главный вопрос - как, а главное, зачем в столь юном, шестнадцатилетнем возрасте, мне нужно было в срочном порядке обрести это странное состояние, меня не посещал. Не беспокоило меня и то, что я заточен в этой старой трехкомнатной квартире, в своей маленькой комнате, а весь мой круг общения ограничивался родителями да младшим братом. Что компании былых друзей, канули в лету былых разгулов, про девушек я даже не хотел вспоминать, ибо двух лет любовной болезни мне хватило сполна.

Игра ума, такое забавное занятие, что этим можно заниматься бесконечно, он как говорящий попугай, бесконечно повторяет заученные мысли бестолковых фраз и воспроизводит их в хаотичной последовательности. Зачем это вообще нужно, знает лишь создатель этого примитивного процесса, а чтобы с ним связаться, нужно, как минимум, обрести первоначальное созерцание мысли. Чем, в общем-то, я и был занят.

Первые мои попытки не давали никаких результатов, метафизически выражаясь, я бился головой об стенку своего примитивного ума, и от этого начиналась лишь сильная головная боль, а мысли, словно черти, насмехались над моей недееспособностью, и кичились своей непобедимостью. Но я был одержим идеей взять вверх и войти в это очень таинственное состояние, ибо оттуда веяло непостижимой силой, которой я жаждал овладеть.

В конечном счете, по истечении третьего месяца, после долгих и суровых аскез со своим воображением, находясь в очередной медитации, я впервые провалился в безмыслие. Точнее, на волне образа, который я запечатлел в своем сознании, словно застывшую картину художника, где я сидел одинокой фигурой на берегу безлюдного пляжа и глядел на вечность безмятежного и спокойного моря.

Тишина ума обдала меня ледяным инеем безразличия ко всему, что меня хоть как-то касалось. Чувства утонули в глубинах океана бездарных человеческих игр, а мысли, изгнанные из чертогов своих заблуждений, как неприкаянные духи блуждали вокруг, но не могли нарушить мой непередаваемый покой.

Я сидел на диване и, открыв глаза, молча глядел на стену напротив, мне ничего не хотелось и не моглось, всё утеряло всякий смысл: суета жизненных мгновений, судьбоносных путей нити, и даже жажда обрести сокровенную силу меня не волновала.

Ничего не имело смысла, ничто не могло коснуться этого безбрежного спокойствия, что созерцало очередную дилемму собственного бытья.

@темы: личное, исповедь

Исповедь мага

главная