13:36 

Исповедь мага. Незнакомка

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Тот, кто спустился на дно отчаяния, может или навсегда потеряться в бездне отчуждения, или обрести нечто большее, чем просто мнимая надежда на возрождение. Там, в окаменевших мечтах, в водах мертвой веры, в безликости собственного бытья, он может узреть смирение и осознание того факта, что неисповедимы Его Пути.

Правда, в тот момент мне было не до размышления о возвышенном, я пытался просто выжить в условиях полного отрицания жизни, что, как темная ночь, закрыло мое сознание от света собственной Души. И чтобы не задохнуться, я молил о милости, что меня сможет вывести из этой беспросветной безысходности. Возможно, мои молитвы были услышаны, и на мой зов пришел ответ в виде странного сна.

"Большая, светлая, просторная комната, переливается всеми оттенками белого, и лишь только огромная кровать царского вида напоминает мне о земном. Я и прекрасная незнакомка, поглощены нежной страстью друг друга. Для нас не существует мира за пределами это светлой обители, мы одни, и мы любимы и поэтому счастливы. Но, как говорится, всё имеет своё начало и конец.

Внезапно в молочного оттенка стене образуется портал, оттуда выходит человек в черном, я точно знаю, что он воин и пришел по мою душу. Воин совершенно не смущен тем, что вторгся в чужие покои, и для этого у него есть веская причина, он мне сообщает, чтобы я немедленно собирался и отправлялся с ним, потому что нужна моя помощь. Мне жутко не хочется покидать её, но я знаю, что это мой долг и он меня ждет. Из-за этого внутри меня разгорается жаркое сражение сомнений, которые разрывают изнутри.

Видя мои колебания, незнакомка ласково мне шепчет, что я должен идти, и мы обязательно еще встретимся. С печальной досадой на душе, я собираюсь, прощаюсь с ней, и ухожу навстречу полю брани, где смерть застыла в немой гримасе войны".

Проснувшись в некоторой истоме по женской ласке, я находился долго под впечатлением, пытаясь уловить вкус её губ и аромат её слов. На какое-то мгновение мне показалось, что я выздоровел, но свинцовая, тяжелая реальность придавила меня бытом серых и бессмысленных дней, что улетали как осенние листья. И всё это время я смиренно ждал её нового прихода, во сны наяву я даже не пытался войти, потому что был обессилен и подавлен.

Но она не появлялась, а я всё ждал, и когда терпение было на исходе, я решился вырваться из этого порочного круга, во чтобы то ни стало. В тот день, закрыв глаза, я упал на дно сумрака, на мое появление сбежалась толпа местных бесов. Кое-как отбившись от них, я собрав все свои силы, прыгнул в верхние планы, и мне это удалось.

Белый свет приятно ослепил мое тонкое зрение, и я узрел вокруг себя яркие фигуры, они молча наблюдали за мной, а я среди них искал её. Но так и не уловив её неповторимый силуэт, решил, что видимо моя судьба даже не морально извращена, а просто законченный маньяк. После чего мысль о решимости возвратиться в опостылевший мир людей была прервана приятным женским посылом.

"Не спеши, странник, я тебя уже заждалась..."

Картинка внутреннего видения изменилась, и я оказался в её обители. Она стояла на пороге белого, почти воздушного дома, посреди всё того же полотна небесного мира. Веял теплый летний ветерок, звучала симфония спокойствия, и я просто отдался всему этому без остатка.

"Тебе нравится этот мир?"- прозвучали шелестом невидимых листьев её мысли.

"Да, как и ты" - совершенно откровенно ответил я.

На её губах появилась улыбка, и я вдруг осознал, что именно её мне и не хватало, а она, прочитав мои мысли ответила:

"Ты проделал долгий путь и можешь остаться со мной, я исцелю тебя от твоего недуга и научу тому, чем владею сама".

"А кто ты?"

"Несколько десятилетий тому назад я покинула бренный мир".

"Значит ты мертвая?"

Она загадочно улыбнулась, а потом в моем сознании родились её мысли:

"Тебе придется пересмотреть множество своих представлений о мироздании, в том числе о жизни и смерти. Ты готов принять мою помощь?"

"Готов... Недавно мне снился сон, и в нем была женщина, я был с ней близок... Это была ты?"

"Да, это была я. Тебя что-то смущает?"

"Я не понимаю, почему ты этим занималась со мной..."

"Наше соприкосновение зародилось еще задолго до твоего прихода на Землю, и то, что ты видел во сне, это всего лишь интерпретация твоего сознания. Со временем ты поймешь, о чем я тебе сейчас говорю. А теперь запомни это место, и каждый раз, когда ты будешь входить в видения, ты будешь попадать сюда".

"Запомнил..."

"Я жду тебя, странник, в своей обители..."

Образ оборвался, я открыл глаза, и, несмотря на сильную усталость, почувствовал, как внутри меня закончилась долгая зима и началась оттепель. Впервые за полгода, я распылался в улыбке и понял, что меня ждет действительно новая жизнь.

@темы: сон, мистика

18:11 

Исповедь мага. Экскурсия в ад. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Уход из депрессивной, серо-свинцовой обыкновенной реальности в мир виртуальных приключений - сродни побегу из сумасшедшего дома, в котором нет врачей, и больные предоставлены сами себе. В этом смысле, мы с другом в данном направлении сильно преуспели. Мы не только совершили удачный побег, но жили и дышали этой разнообразной реальностью, при этом не теряя связи с обычной действительностью. В которой мы продолжали успешно зарабатывать себе не только на хлеб насущный, но и, конечно же, на лицензионные диски для приставки.

Каждая поездка за новыми игровыми дисками для нас был неким походом в мифическую страну Эльдорадо. Мы вдохновенно отправлялись на ВДНХ, где в одном из павильонов за немалые деньги покупали себе новые игрушки, а потом играли в них всё свое свободное время, до полного, так сказать, просветления. В наше время нас можно было назвать бы игроманами, но тогда таких понятий не существовало в природе.

Да и современные фанаты компьютерных игр не идут ни в какое сравнение с нашим сакральным видением своих забав. Ведь мы играли в основном в исключительно психоделические драмы японских производителей, которые знали толк в бессознательных страхах человеческой природы. А для нас эти игры были продолжением тех видений наяву, в которые мы, не смотря ни на что, погружались дальше, исследуя всё более глубокие слои сумрака, где жили древние исполины, всем своим видом показывающие, насколько же оказалась верна аксиома, что сон разума порождает чудовищ.

В свое время им я посвящу отдельные оды, ибо они достойны этого, а пока вернусь к своему обучению борьбе с нечистью.

Наталья была опытным наставником и, не смотря на мои протесты, продолжала убеждать в том, что миновать внимательного изучения нижних планов невозможно, рано или поздно я всё равно столкнусь с этим кошмаром, хочу я этого или нет. Я хоть и сомневался в её выводах, но был вынужден признать, что ей видней. С этого момента каждая наша встреча начиналась как обычно, у неё в обители, а потом мы отправлялись на нижние уровни.
Чтобы было понятно, как это выглядело, перейду непосредственно к описанию наших совместных путешествий по этим мирам.

Защитная сфера вибрировала чистотой и даже немного светилась, освещая окружающий нас мир. Мы двигались очень медленно, всматриваясь в окружающую темноту, из которой вылетали аморфные твари, и как мотыльки летели на встречу света, но ударяясь о непроницаемую сферу, улетали обратно в темноту. Все мои попытки понять, с чем мы имеем дело, так и не дали желаемого результата. Всё, что я мог с уверенностью констатировать, так это размер их тел, который колебался от теннисного до футбольного мяча.

"Как ты думаешь, кто эти все существа?"

Я улавливал её мысли спокойно, без особых перерывов или обрывов, которые часто случались при таком долгом контакте.

"Если честно, понятия не имею... Я сталкивался с разными сущностями, но обычно с человекоподобными, а это какие-то гремлины из фильма ужасов".

"Те, что мы сейчас наблюдаем, являются порождением человеческих мыслей и чувств. Эти сущности зачаты и рождены в гневе, страхе, боли, ненависти, ревности и подобных отравляющих душу состояниях. И чтобы выжить, они должны питаться энергией своих родителей, то есть людьми. Провоцируя и вынуждая их, раз за разом, пережить все низменные позывы - лишь бы выжить самим".

"А почему они тогда атакуют нас?"

"Мы для них просто огромный сгусток энергии, может не очень съедобной, но если они накинутся огромные роем, то смогут понизить нашу частоту вибраций и неплохо так подпитаться. Но защитная сфера не дает им этого сделать".

"Ничего не понимаю, сколько раз здесь был, но ни разу не видел этих маленьких монстров".

"Раньше у тебя был слишком узкий диапазон видения, сейчас он расширился. Я тебе покажу хороший пример, и ты всё сам поймешь".

Она слилась со мной, и мое видение быстро изменилось, мы оказались в более освещенном пространстве, где в сером тумане виднелись силуэты людей. Некоторые из них были почти полностью неподвижны и темны, другие же еле светились и даже немного вибрировали, но были облеплены маленькими сущностями.

"Кто это?" спросил я у наставницы.

"Это воплощенные, те, что темные, напоминают бандитов, а остальные, видимо, их жертвы. Я временно расширила возможности твоего видения, чтобы ты понял, как это все выглядит".

"А кто их жертвы?"

Она на мгновение призадумалась, а потом мой ум посетил короткий посыл её мыслей:

"Похоже, это заложники, за них требуют выкуп, но вряд ли это их спасет..."

"Может, стоит вмешаться?"

"Нет, не в этот раз, ты не еще настолько силен... После, когда ты будешь готов".

"Жаль... Так хочется размазать по стенке этих уродов..."

"Успеешь... Приглядись к этим нелюдям, и ты увидишь то, для чего я тебя сюда привела".

Мы резко оказались около темных фантомов, и я увидел, как от них тянутся нити в две стороны, одни уходили куда-то в серый сумрак, другие, наоборот, были соединены с почти потухшими фигурами. Последних медленно и верно пожирали маленькие черные живые комочки, что как мухи облепили их.

"Хочешь сказать, эти сущности являются воплощением бандитских мыслей?"

"Это не просто мысли, это четко очерченные намерения, заключенные в жестокие решения. Будущие бандиты долго позволяли себе думать о насилии, убийствах и выгоде, подкармливая маленькие эмбрионы своих мечтаний. Потом те выросли и превратились в этих мерзких сущностей, и завладели своими хозяевами и рабами в одном лице, но те уже не так питательны, и поэтому им нужна новая пища... Нынешние жертвы куда вкусней, чем их палачи..."

"И что будет дальше?"

"Бандиты уже потеряли человеческий облик, и если судить по их тонким телам, то в скором будущем их одержат такие же демоны, как и они сами, а дальше их ждет печальный конец... Смерть и пополнение рядов неуспокоенных душ... Когда они освободятся и как, я тебе покажу в следующий раз..."

Образ мрачной картины тонкого бытья покрылся рябью серых точек и распался, а после я оказался в обители Натальи. Она грустно улыбнулась мне, и я уловил её мысленный посыл:

"Я редко бываю внизу, да и мало кто из жителей этого мира туда решается снисходить, но мой долг обязывает показать тебе всю тёмною сторону того мира, в котором ты на данный момент живешь. Но поверь моему слову, когда-то ты скажешь мне спасибо за то, чему я тебя сейчас обучаю... А теперь отдыхай, Странник, и помни - я с нетерпением тебя жду..."

Напоследок, она обняла меня, и я почувствовал, как в меня вливается живительная энергия душевного тепла. Сердце обволокли волокна спокойствия и домашнего уюта, а после видение превратилось в ослепительную вспышку, и я открыв глаза, понял - на сегодня контакт завершен.

@темы: мистика

09:26 

Исповедь мага. Обучение. Часть вторая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Тепло летнего ветра, словно одеяло, окутывало мою душу приятным трепетом возрождения, игриво щекотало ум, возбуждало воображение картинами перспективных надежд.

А где-то на горизонте моего воскрешения, я продолжал почти по инерции, не вдаваясь в подробности, трудиться во имя собственного материального блага, в недрах пыльного от меркантильности и грязи алчности - вещевого рынка. Скучное прозябание с покупателями я заменил на презентабельный офис, где постоянно делал закупку разного рода китайского ширпотреба, который русский народ с удовольствием покупал. Хотя с тех пор прошло почти два десятилетия, но суть процесса потребления фактически не изменилась, просто базары заменили на торговые центры, ну а качество товара и ныне там.

Самое интересное, что копаясь в воспоминаниях былых времен, погружаясь в глубины прожитых лет, я с недоумением констатировал, как же мое близкое окружение не заметило столь сильного изменения во мне? Ведь совсем недавно, буквально на глазах, я умирал от захватившего меня врасплох отчаяния, а теперь я расцветал всеми цветами потусторонней радуги? Но близкие мне люди проспали и моё угасание, и мой рассвет. В результате чего, в те далекие времена, я потерял веру в людей, и понял - рассчитывать надо только на себя. Поэтому мой лозунг был таков: "Я верю в отсутствии веры".

На этом сокровенном моменте, свой акцент повествования я смещу в сторону небесных сфер, где изо дня в день, погружаясь во сны наяву, я постигал тайную школу мистерий. Моей наставницей и спасительницей в одном лице, так же, как и прежде была - Наташа. Наши уроки не прекращались ни на день, и поэтому каждое утро после пробуждения, я проваливался в видения, а вечером, перед сном, продолжал начатое.

Она обучала меня владению и пополнению личной энергии, а так же концентрации на собственном тонком теле. Периодически и почти спонтанно, мы сливались воедино, наслаждаясь гармоничным ритмом вечного движения Инь и Ян. И если вначале это была её инициатива, то в последствие, я сам старался предаться этим столь притягательным грезам, что мне рисовали обнаженные лики любви. Я таял и млел от этой игры, ощущая тонкие волны её вибраций, периодически ловя себя на неком сексуальном восторге, который потом меня приводил к грустной ассоциации, что это не то, чего я бы желал.

На все мои печальные выводы Наталья отвечала, что это естественная реакция моего тела и непосредственно мозга, который тонкое слияние наших сознаний интерпретирует, может и в шедевральные, но тем ни менее, банальные сцены физической близости.

Это лирическое отступление я оставлю в далеком прошлом, которому оно по праву и принадлежит. И вернусь на круги познания запретных знаний. Следующим навыком, которому она меня научила, стала работа со своей личной памятью, смысл данных трудов заключался в том, чтобы стереть негативы уродливых фотографий и записать вместо них позитивные фрагменты лучезарных од. Что в свою очередь позволит избавить себя от тяжелых и ненужных воспоминаний, которые, словно тяжкий крест, лежали на душе.

Описать этот принцип очень сложно словами, но я всё-таки попытаюсь.

Когда я научился более или менее насыщать свое тонкое тело энергией, что, естественно, сказалось на моем психическом и физическом состоянии очень даже благодатно, она предложила мне представить мои воспоминания как почти бесконечную кинопленку, где каждый кадр запечатлел определенный миг моей жизни. Вначале у меня это не очень получалось, большой объем информации всё-таки длинной в двадцать с небольшим лет, требовал повышенной концентрации.

Но под её ненавязчивым и нежно-заботливым вниманием, я постигал азы трансформации памяти, и через какое-то время мне удалось добиться первых успехов. Они выразились в том, что я всё-таки стер свои мрачные воспоминании о ночных кошмарах, о Тени, и обо всем, что меня ранее тревожило, а вместо них записал красочные пейзажи счастливых будней. А через неделю, находясь где-то в дебрях повседневных забот, напрочь забыв про свои эксперименты, внезапно осознал, что мне несказанно полегчало, и даже посетило ощущение, что у меня выросли крылья за спиной. Вместе с этим озарением пришла мысль: "Ощути вкус своих трудов...".

Чья эта мысль - я догадался сразу же, и потому весь день пребывал в предвкушении момента, когда смогу вернуться в свою уютную обитель, чтобы находясь в гордом одиночестве, закрыв глаза, вновь воспарить на высоты видений наяву, где я неизбежно узрею солнцеликий узор её очей.
Дописывая это строки, я наконец-то понял, почему мне так было трудно погрузиться в нижние пласты своих архивов почти двадцатилетней давности, ведь среди массы почти безликих белых фотографий, я постоянно видел её образ. Никогда бы не подумал, что игра со своей памятью сыграет такую неоднозначную и парадоксальную шутку.

В заключение скажу, что вариант коррекции памяти я применял все последующие годы не только к самому себе, но и к родственникам и к другим людям, и он всегда демонстрировал себя с лучшей стороны. Ведь память - это ключ к решению множества проблем, которыми насквозь пропитан наш темно-серый быт. Более подробно о коррекции я напишу в других очерках, тогда, когда для этого наступит необходимый момент.

@темы: мистика

10:04 

Исповедь мага. Обучение. Часть первая

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Подъём со дна отчуждения жизни может показаться вечностью, ибо плотность водных масс отрицания не дает вздохнуть полной грудью, а количество воздуха всегда ограничено. Но, влекомый своей спасительницей, я поднимался всё выше и выше, пока в один день не всплыл на поверхность великого океана жизни. Где-то на небосклоне моей судьбы ярко светило Солнце будущих открытий, освещая горизонт бесконечного пути, что я должен был пройти.

Месяцы долгих и тяжких трудов дали свои первые плоды, которые проявились в стойком и непоколебимом ощущении - я жив! С этим вкусом на устах, после тяжелого пробуждения, утром, я как всегда закрыв глаза, погрузился в сон наяву. Меня встретил притягательный, родной лик той, которая нарекла себя Натальей, он благоухал радостью, и это доставляло мне эстетическое наслаждение, эту прекрасную композицию завершало безразмерное пространство света.

Она, как всегда, приблизилась ко мне и, одарив меня проницательным взглядом, сообщила:

"Я вижу, что ты пришел в себя... Твое время наступило, начнем с самого простого".

Немного удивленный её заявлением, я решил уточнить, о чем идет речь.

"О чем ты, родная?"

"Пришло время научиться владеть своим даром и направлять силу в нужное русло, а не разбрасывать её в пустоту бессмысленных действий. Попробуй взглянуть на себя со стороны".

Я почти спонтанно оказался позади Наташи, и с удивлением увидел светло-серый кокон, в котором перетекали темные сгустки энергии, с мерцающими вкраплениями светящихся капель, что своим движением формировали мужской силуэт. Этот образ поставил меня в недоумение.

"Разве это я?"

"Да это ты... Видишь, какая энергия преобладает в твоем тонком теле?"

"Я похож на ночное звездное небо... А почему кокон намного светлей?"

"Внешний контур твоей сферы, это астральное тело, тело чувств, а внутренний является отражением твоего эфирного носителя, именно поэтому ты до сих пор чувствуешь себя сильно уставшим и измотанным. Тебе просто не хватает энергии".

"И что дальше?"

"Я вложила в тебя очень много своей личной энергии, почти полностью трансформировав твое астральное тело, но эфирное я не смогла изменить, это слишком низкая частота для меня. Тут тебе придется самому потрудиться, но под моим руководством. Ты готов, странник?"

"За тобой я готов последовать куда и когда угодно".

На её лике появился оттенок женского тепла, а после в моем уме родилась новая мысль:

"Меня радует и притягивает твоя откровенность, но не будем терять время понапрасну и приступим к обучению. Смотри..."

Наташа подняла свои руки, и из них пошел небольшой поток белой и искрящейся энергии, которая, проходя сквозь мой внешний кокон, вливалась в очертания эфирного тела, и меняла его цвет на белый. Мое физическое тело немного завибрировало, и я почувствовал, как таю и растекаюсь в истоме, чего-то, что отдаленно напоминало сексуальное влечение. Я был немного обескуражен своими ощущениями, но прежде чем я успел спросить её об этом интимном моменте, она остановилась и сообщила мне:

"Я сделала что могла, теперь пришла твоя очередь - представь, что на тебя снизошел такой же поток энергии, но только сверху..."

"Хорошо".

Так и не привыкнув наблюдать за собой со стороны, я сосредоточился на нисхождении потока энергии, но, сколько бы я не пытался, у меня ничего не получалось. Лишь на исходе долгих попыток, маленькая струйка энергии протекла через голову моего силуэта, еще сильней изменив его темную цветовую гамму на более светлые оттенки. Это вызвало в моем теле аналог озноба, как будто через меня провели еле ощутимый ток, а после еще сильней возникло влечение, что вызвало резкое искажения видения.

Образ изменился, мы в её обители, мы любимы и поглощены жаркими объятиями друг друга, её тело сияет, манит и зовет меня... Я полностью потерял контроль над собой и… вырвался из этого соблазнительного наваждения с ощущением того, что возможно, это мой бред? И, как будто ответ на свой вопрос, я услышал её мысленный посыл:

"Не пытайся противиться своей мужской природе, я вода, ты огонь. Доверься мне... Дай мне привнести в твое материальное тело живительного луча глоток. Твой мозг интерпретирует наше тонкое слияние как акт физической близости, и это естественно".

"Я не могу и не буду противиться тебе, ты меня спасла, а это значит что я полностью в твоей власти..."

"В моей любви..."

Последняя её мысль была очень расплывчата, но при этом так притягательна, что я решил, к чему бы это меня не привело, это стоит того.

@темы: мистика

09:51 

Исповедь мага. Потусторонняя реанимация

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Находясь на грани жизни и смерти, чувствуя холодное дыхание беспристрастного бога смерти, трудно представить, что найдется хоть кто-то, кто протянет тебе руку помощи. И не просто протянет, но еще и сможет вытянуть из бездны свободного падения. Мне в этом смысле несказанно повезло, ибо я представить не мог, что такое вообще возможно.

Превозмогая хроническую усталость, невыносимую апатию ко всему на свете, я закрывал глаза и погружался в видения. И если вначале мне было крайне трудно подняться в верхние сферы, то со временем я это делал без особой концентрации. И каждый мой приход в её обитель начинался с одного и того же ритуала: она молчаливой улыбкой приветствовала меня, потом подходила ко мне и, взяв меня за руки, приступала к очередному сеансу реанимации. Я почти физически чувствовал, как в мое измученное тело лился маленький ручеек живительной силы.

За несколько сеансов я хотя бы стал ощущать что-то, что с большой натяжкой можно назвать предощущения возрождения. Меня все чаще посещало чувство, что я уже не мертвец, прибывающий в живом теле, как в родовом склепе, и поэтому не надо имитировать хоть какие-то проблески жизнедеятельности. С другой стороны, я бы не сказал, что сему выводу радовался, но тлеющий огонек надежды во мне воскрес и требовал продолжения.

В очередное посещение её, когда живительная порция энергии наполнила мое тонкое тело, я наконец-то ощутил почти полностью забытый вкус радости собственного бытья. И на волне этого маленького восторга я у неё поинтересовался:

"Сколько потребуется время, чтобы я пришел в себя?"

"Полгода уйдет на то, чтобы ты вернулся к обычному состоянию и еще не меньше года на обучение. Не сомневайся и доверься мне, я знаю что делаю".

"Почему ты мне помогаешь?"

"Потому что я могу себе это позволить".

"И чем я заслужил твою благосклонность?"

Она внимательно посмотрела на меня, а потом тоном, не требующим доказательств – изрекла:

"Любовь, как и милость, не имеет границ и не требует причин для своего существования".

Её мысли сладким бархатом обволокли мой ум, и я погрузился в приятное состояние, где было тепло, уютно, и совершенно безопасно, и мелодия первозданной любви пела мне дифирамбы. Чуть позже я осознал, что так может чувствовать себя младенец во чреве матери. Какая-то часть меня даже желала отвергнуть столь пленительное наслаждение, чтобы удержать свой статус независимости, но почти сразу же была поглощена успокоительным ритмом, что набирал обороты, погружая меня на дно безмолвия.

Потеряв последний ориентир в пространстве и времени, я просто сидел с закрытыми глазами, пытаясь сквозь видения понять картину происходящего. И она преподнесла мне любопытный сюрприз. Мысль о материнском чреве приобрела реальные очертания и до меня наконец-то дошло, я и моя спасительница стали единым целом. Наши тонкие тела слились, и все мои головокружительные и опьяненные экстазом чувства, были продолжением её сознания.

Озарение данным фактом всё изменило, и меня выкинуло в океан светлого пространства, и я опять лицезрел её прекрасный лик, который одарил меня непередаваемой улыбкой. А после в моей голове родились её мысли:

"Теперь ты ощутил, что такое любовь, такая, какая она есть..."

Всё, что я смог из себя выдавить, звучало примерно так:

"Это было божественно!"

"Я обнажила свои чувства и обволокла ими твое измученное сердце, чтобы растопить в нем лед отчуждения".

"Премного благодарен тебе за всё..."

"Пока что я вливаю в тебя небольшие порции своей энергии, чтобы ты понял - это аналог переливания крови, но близится миг, когда ты сам сможешь очистить себя от скверны, что отравляет твое сознание".

Я смотрел на её лик и боготворил его, но видение постепенно стало искажаться, покрываться рябью, я опять почувствовал, как меня обволакивает внутреннее опустошение и холод безразличия. Связь с ней терялась, и я ничего не мог сделать, не хватало сил удерживать этот канал. Но я не опасался её потерять, потому что знал, она меня не бросит на произвол судьбы и не даст умереть от злой тоски, что постепенно заменяла отчаяние.

Открыв глаза, я созерцал свою до боли знакомую комнату, кинул взгляд на окно, за которым всё тоже свинцово-серое небо держало масть, но меня это, как обычно, не погрузило в пучину неизбежного конца. Нет. Я ощущал забытые вибрации предвкушения чего-то грандиозного, что как зерна упали в плодородную почву моего будущего и ждали момента, чтобы дать первые побеги.

И он, несомненно, настал.

@темы: мистика, сны

10:03 

Исповедь мага. На грани смерти

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Боль обладает огромной и неповторимой палитрой, впрочем, как и наслаждение, и, как ни странно - они друг без друга не существуют. Они как две сестры-близняшки, отражаются в зеркальных бликах собственных глаз. И если ты познаешь всю роскошь изумительного вкуса наслаждения, то будь готов к тому, что окунешься в бездонную яму отчуждения, где в безликом сиянии Луны, обнажится изящество первозданной боли. В моей ситуации всё происходило в противоположном порядке. Толком не успев насладиться возвышенным, я упал ниже дна, и придавленный монолитной стеной своего разочарования, постигал премудрость отчаяния.

Мое падение началось задолго до сего момента, а именно тогда, когда впервые познал сны наяву и стал исследовать нижние планы сумрака. Темно - серые коконы спящих людей, готические лики мертвых, что заблудились в мрачном царстве Аида, и бездушные существа, порождения самого мрака, вечно голодные и поэтому алчущие пропитания. Не заметить последних я не мог, и поэтому, каждый раз входя в видения наяву, сталкивался с демоническими тенями, что жаждали выпить мою жизнь до дна, а обескровленный труп бросить на растерзание мелким тварям.

Вначале, ориентируясь на разного рода сказки, я, как мифический герой античных времен, облачался в доспехи и, вооружившись мечами, рубил нечисть налево и направо. Но как показала моя последующая практика, это не давало особого результата, та вновь оживала и продолжала меня атаковать. Мое молодое сознание никак не могло взять в толк, что это не физический мир и здесь не действуют никакие мне привычные законы. Ведь это безразмерный вакуум энергии разной интенсивности, и здесь играет роль лишь только твоя личная сила. В такой же ситуации оказался и мой друг, он так же в своих видениях отбивался от бесов всем, что под руку попадалось. Объяснить нам прописные истины было некому, поэтому мы погрязли в трясине беспробудного бреда.

В конечном счете, входить в сон наяву стало почти невозможно, нас сразу же отслеживали и атаковали, даже не единичные монстры, а целая толпа или орда. На моем физическом и психическом сознании это сказалось, мягко говоря, плачевно, я вначале еще сопротивлялся из последних сил, но потом у меня их не стало. И я стал похож на тень себя прежнего, которая еле передвигала ногами и постоянно мучилась от невыносимой душевной боли, от которой не было спасения.

Но даже отказ от видений меня не спасал, меня постоянно посещали зловещие, чужие мысли о своей скорой кончине, а дальше шел сильный импульс немедленно покончить с собой любыми способами. Сейчас подобные психические расстройства называются паническими атаками или, на худой конец, параноидальной шизофренией. Хотя кто сказал, что это вообще расстройство? В моем понимании, это обычная попытка одержать или, мягко говоря, заживо тебя сожрать, сущностями, что живут по ту сторону нашей реальности. В противном случае, медицина давно бы всех уже от всего вылечила, но сухая статистика показывает совершенно обратное. Особенно это касается роста немотивированных самоубийств или жестоких и бессмысленных массовых жертвоприношений своих родных или чужих людей. Всё это звенья одной цепочки и имя им Бесы.

Не скрою, что я постоянно думал о суициде, но не решался на последний шаг, потому что знал, это ничего не решит для меня - я просто пополню ряды оскверненных душ, что ищут выход из собственного ада, но не находя, мечутся, как призраки. Эту тему мы с другом не раз обсуждали, и сошлись во мнении, что мы просто так не сдадимся, и если умрем, то как и подобает последним героям - в бою с этим потусторонним ужасом. Конечно, пафосно и наивно. Но что можно ждать от измотанных и павших духом юношей, что в свои двадцать с лишним лет, в гордом одиночестве сражались с инфернальными силами?

Наверное, лишь одно... В какой-то момент, совершенно обессилев от этой бесконечной борьбы, я понял, что мне осталось совсем немного и надо просто дождаться свою последнюю любовь по имени Смерть.

Хотя временами на меня падал слабый луч надежды, и я чувствовал, что мое спасение от нестерпимой душевной боли и физической немощи, кроется где-то во мгле ночного забытья, но это оказалось мне моим величайшим заблуждением. Ведь судьба так и не снизошла до моей мольбы, и не подарила мне сны без видений. Поэтому ночью вся нечисть собиралась вместе, и я продолжал отступать под её напором, не выпуская из рук оружия. Чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу несколько снов тех времен.

Сон первый, так сказать в тему моего повествования.

"Брожу по городу, натыкаюсь на двухэтажный дом старой постройки, залетаю на балкон, который ведет в комнату. В ней прячутся два десятка женщин с детьми, они стоят около стены и очень напуганы. Я вначале не понимаю источник их страха, а потом осознаю, что за ними охотятся демоны, и люди здесь нашли свой последний приют и возможное спасение. Недолго думая, принимаю решение их защитить, выхожу на балкон и вижу, как ко мне летят несколько демонов, они совершенно черные, и внешне похожи на людей.

Завязывается драка, ко мне на помощь приходят двое мужчин, силы явно неравны, демоны очень сильны. Но я как-то умудряюсь убить их предводителя, вырвал у него глаз и проломил голову каким-то предметом. Из раны сочится черная кровь, и меня это немного удивляет. Наши силы уравниваются, мне удается убить или сильно ранить ещё одного, и они отступают".

Второй сон немного отличается от первого, но, тем не менее, он не выходит из контекста повествования.

"В Москве случилась вспышка неизвестной, но очень опасной эпидемии, превращающей людей в плотоядных мутантов. Я с мамой и братом забаррикадировались в квартире и надеемся пережить апокалипсис. Миллионы некогда законопослушных жителей столицы, теперь инфицированы ужасным вирусом, и внешне похожи на черные фигуры, лениво и бестолково бродящие в поисках пищи. А пищей им служат небольшие и разрозненные группы имеющих иммунитет, они пытаются вырваться из мертвого города, но шансов у них совсем мало, и лишь единицам удастся выжить в этой безумной игре на выживание.

Я подхожу к окну и смотрю на улицу, там всё почернело от этих тварей, их тысячи, а может, больше, и путь к отступлению отрезан. Всё, что остается, это оставаться в квартире и ждать лучшего момента, но я знаю - дверь железная и выломать её нереально. Но тут вдруг осознаю, что у нас в квартире появился один из них, у меня есть пистолет, подхожу к двери, ведущей в большую комнату, открываю её - кромешная тьма - провожу рукой в темноте - меня кусают. Отступаю на кухню, тут полумрак, держу пистолет наготове, появляется он, это тело отчима, со сломанной шеей, голова неестественно болтается. Он приближается, в глазах пустота и голод, он движется на меня, нажимаю на курок, осечка, потом ещё и ещё, пистолет заклинило. Пытаюсь включить свет, но он не работает…"

Было еще множество подобных снов, и все они были пропитаны духом смерти и безысходности, в принципе, ничего странного в этом не было, ибо на дворе царили дикие 90-е.

@темы: мистика, сны

09:44 

Исповедь мага. Любовное недоразумение

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Лирика чувств - это вечная поэма, где присутствует он и она, ностальгия послевкусия сыгранных ролей и надежда на возможное продолжение. Но в своем случае, я погасил разгорающееся пламя будущей любовной оды, чтобы сохранить тонкое равновесие своих расчетов. И смотря сквозь призму прожитых лет, понимаю - мой выбор верен. Да, я ответил отказом на её теплое приглашение, она молча проглотила мой посыл, грустно улыбнулась, что-то про себя промолвила, и не спеша удалилась из моей жизни. Как будто так и должно было быть.

Мы продолжали учиться в том же колледже, в той же группе, но постепенно и верно отдалялись друг от друга, а чуть попозже она вообще перестала появлялась на занятиях. Я, естественно, молча страдал, как и подобает влюбленному глупцу, выжигал свои чувства обжигающе ледяной логикой, и надеялся, что когда-то эта болезнь всё-таки пройдет. Но она было иного мнения, и продолжала терзать меня, несмотря на все мои старания. Чтобы скрасить как-то свой досуг, по выходным я пьянствовал с другом, рассказывая очередные байки о своих походах во снах наяву, умалчивая тот факт, что мое сердце отравлено любовным ядом собственной глупости.

Возможно, так и длился бы мой марафон разочарования, если бы в один вечер, сидя у себя в комнате и слушая меланхоличные баллады Наутилуса-Помпилиуса, не ощутил в своем уме чужеродные мысли, намекающие мне о том, что это не конец моей печальной истории. Я лениво закрыл глаза и погрузился в сон наяву, полумрак, как всегда, кишел какой-то нечистью, а перед моим взором мерцала белая фигура Матвея. Он сочувственно сообщил мне, что мой эксперимент хоть и удался, но я выбрал не ту кандидатуру, и указал на другую девушку, которая так же училась в моей группе, и даже формально числилась подругой Маши. На вопрос, зачем она мне сдалась? Он, многозначительно помолчав - выдал, что клин клином вышибают и вообще пора бы мне познакомиться поближе с женским полом. Я сказал, что подумаю, и после вырвался из мрачного мира жестоких искажений.

Несколько дней я внимательно наблюдал за этой молодой особой на предмет её внешней и внутренней привлекательности. Её внешний облик мог покорить много мужских сердец, ведь природа дала ей всё необходимое для этого. Правильные и выразительные черты лица, длинные золотистые волосы, возможно и крашеные, чуть эпатажный и вызывающий стиль одежды, который ярко подчеркивал в меру пышную грудь и контуры женских изгибов.

Она очень умело себя вела с мужской частью группы, искусно притягивая их внимание, немного подыгрывая природным импульсам, а потом мягко отталкивала, но не упускала из вида. Что лишний раз говорило о развитом женском обаянии и не менее утонченном уме. Не могу сказать, что на меня это произвело сильное впечатление, но на первый взгляд она вызывала симпатию, и это говорило о многом, а если точней, то о том, она подходит на роль очередной амурной оды.

Трудно сказать, что двигало мной. Возможно, наставление Матвея, возможно её возраст, если не ошибаюсь, на тот момент ей было 25 лет, и она была уже достаточно опытной женщиной, чтобы помочь мне забыть свое увлечение, ну, во всяком случае я так думал. А возможно я просто тешил свое самолюбие, ибо она напоминала мне королеву, которую было любопытно заполучить. Хотя где-то в глубине себя, я чувствовал непреходящую грусть-тоску по той родной девочке, которую я отверг, ради её же будущей, счастливой жизни. Но при всём этом я жаждал хоть какого-то женского тепла, и ради этого готов был пойти на очередное преступление против своей чести.

Поэтому в один из вечеров, сидя у себя в комнате, закрыв глаза, погрузился в сон наяву. Немного побродив по сумрачным мирам, нашел её тонкое тело и связал с собой узами невидимых нитей. Для убедительности, постарался внедрить в её сознание образы интимных моментов, и, как в прошлый раз, стал ждать результата.

Как ни странно, он почти сразу же проявился, и выражался в неком внимании к моей персоне, естественно, пресекать её попытки я не стал. Так началось наше общение, которое было, в общем-то, приятным, и оказалось даже в чем-то практичным. С её помощью я подтянул свои учебные хвосты и даже сделал дипломную работу.

А дальше всё пошло не по сценарию. В день выдачи диплома я вместе с ней и компанией выпускников отправился в бар, где мы весело отмечали окончание обучения и обильно это, так сказать, праздновали. Вначале мы сидели всей компанией, а потом ребята перешли за соседний столик, и я с ней остался наедине, лениво допивая очередной стакан какого-то коктейля. К этому моменту мы оба уже были одурманены, поэтому внутренний контроль почти исчез, и между нами установился пристальный зрительный контакт. В её глазах читалось жгучее желание, в моих видимо тоже, скрыть это мне было очень трудно, да я уже и не пытался. Но вместо каких-либо намеков на более близкое продолжение беседы, я рассказывал ей, то какие-то забавные истории из своей жизни, то плавно переходил на тематику, каким же я стал чудовищем в свои двадцать с небольшим лет.

Юля, так звали девушку, загадочно улыбалась, и в какой-то момент сказала, что я очень милый мальчик и даже нравлюсь ей, в ответ я неподдельно распылался в улыбке и заявил, что сегодня она просто бесподобно восхитительна и непередаваемо обворожительна. Она поблагодарила за комплимент, и наш разговор как-то незаметно перетек немного в иное русло, где она не очень лицеприятно высказалась о моей бывшей возлюбленной. Что-то вроде того, что Маша-растеряша и вообще маленькая, глупая дурочка. Её слова, как кристаллики соли, упали на кровоточащую рану, вначале вызвали резкую боль, а потом я с удивлением обнаружил, что эта молодая женщина мне совершенно чужда. Я еще пытался как-то по инерции и ради правил этикета поддержать наш диалог, но уже не испытывал ни симпатии, ни влечения.

В какой-то момент я устал от бурной имитации своих намерений и сообщил, что я себя нехорошо чувствую, и во избежание ненужных инцидентов, лучше я отправлюсь домой. Она удивилась моему резкому заявлению, и предложила отправиться на квартиру к своим друзьям, которые живут буквально в нескольких минутах ходьбы от этого бара. Пояснив, что там можно и переночевать в случае чего, если уж мне так плохо, а поутру, выспавшись, отправиться домой, всё таки ехать придется через весь город, мало ли чего может случиться.

Я поблагодарил её за столь благородный жест доброй воли и добавил, что вынужден отказаться и откланяться в родную берлогу. После чего вытащил из кошелька почти всю наличность, что у меня была, положил на стол, и стал надевать пальто. Последующая реакция Юли меня удивила, она тоже встала из-за стола и, подойдя ко мне, крепко взяла за руку, и сказала, что не отпустит меня, а после, видимо для подтверждения своего намерения, обратилась к ребятам из нашей компании за помощью. Парни быстро среагировали и пришли выяснить, что у нас случилось. Я, сильно извиняясь, сообщил, что мол, как-то упился, и поэтому меня ждет любимая подушка. Они с пониманием отнеслись к моему пьяному монологу и стали просить Юлю отпустить меня, но та наотрез отказалась это сделать. В ответ они развели руками, что они бессильны, попрощались со мной, и отправились к своим дамам.

Еще где-то минуту она держала мои руку, убеждая, что стоит довериться ей и всё будет хорошо, что сейчас пойдем на квартиру к друзьям, но я был непреклонен, и в энный раз парировал её словесные потоки. Видимо, исчерпав все возможности, она отпустила мою руку, наши глаза встретились - и в них я прочитал глубокую досаду, граничащую с обидой, грусть, и даже нотки только нарождающейся ненависти, а после, еще раз извинившись, быстро вышел из бара и отправился домой.

После этого безрассудного и печального поступка, я постепенно залечил свои душевные раны, тем самым навсегда покончив с юношеской романтикой, и занялся дальнейшим изучением потустороннего мира. Но надо добавить, что с годами я сильно развил навыки условно любовной магии и не раз их применял, чтобы сохранить и улучшить отношения. Естественно, вышеописанных глупостей я уже не вытворял.

@темы: мистика, любовь

10:07 

Исповедь мага. Вкус соблазна

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Как себя должен был повести нормальный молодой человек в моей ситуации?

Он должен был тактично познакомиться с девушкой в рамках учебного процесса, рассказывать ей сказки о возвышенном, периодически спускаясь на плоскость земного бытья. Выслушивать подолгу её признательные монологи о тяжести творческого пути, помогать по мере своих возможностей с постижением художественных наук, бодрить её женские сомнения мужскими волевыми выводами. С одной, единственной целью - войти в её доверие, а дальше, делая намеки о её неотразимости, и порой переходя на комплименты, подводить к моменту истины. Что он не просто её друг или сокурсник, а нечто большее, и поэтому в эти выходные приглашает её посетить художественную галерею, с дальнейшим продолжением в уютном кафе.

А далее, следуя по намеченному сценарию, на очередном свидании в подходящий момент коснуться своими устами её сладких, и таких желанных губ, чтобы ощутить соблазнительный вкус влаги её тела, а потом, если повезет, можно и дождаться сокровенного момента слияние обнаженных тел в экстазе страсти. Одним словом, классика жанра, да и только.

Но нормальным назвать меня было невозможно даже с натяжкой, хотя я из кожи вон лез, чтобы быть как все, но видимо, не судьба. Поэтому вместо стандартного набора джентльмена, я решил на свою голову поэкспериментировать, и не просто пофлиртовать с ней, а влюбить ее в себя. И на то у меня было три причины.

Первая заключена в том, что дружба между мужчиной и женщиной не существует, кроме, конечно, притяжения на разных уровнях. С природой не поспоришь, а редкие исключения из правил имеют разного рода аномальные причины, или/и подавленные, бессознательные импульсы.

А вторая проявилась в моем внешнем виде, который имеет отчетливый оттенок восточного типажа, плавно перетекающего в брутальность, порой граничащую с ароматом опасности. Как мне сказал участковый в свое время, глядя на мое фото для паспорта: "Твою морду можно вешать на доску "Разыскиваются особо опасные преступники". Мою нежную натуру это конечно не огорчило, но друг, который там тоже присутствовал, долго глумился по этому поводу.

Добавьте к этому рост выше среднего, немалые габариты и темные глаза, в которых блестел безмолвный холод безразличия, то вы получите примерный портрет моего тела. Который, естественно, не отражал моей сути, но позволял прекрасно решать многие проблемы в мужской компании. Только вот вряд ли это могло способствовать повышению привлекательности в глазах прекрасного пола.

Нет, комплексов по этому поводу у меня не было, кроме моментов, когда я смотрел на свою физиономию в зеркале и с досадой констатировал факт: "Ну и морда у тебя, Шарапов".

Поэтому свои шансы на стандартную игру в любовь я сводил к нулю.

Третья причина была банальна до безобразия, мне хотелось проверить свои возможности в действии и убедиться в том, что я реально могу воздействовать даже на таком интимном уровне.

Но вернусь к своему повествованию.

Где-то лет за пять до этого знаменательного момента, я уже проводил эксперимент с местной красавицей, которая пребывала вместе со мной в одном доме отдыха. Но тогда эксперимент вызвал непонятные реакции, что-то среднее между неприязнью и слабым притяжением. Но если учесть, что в тот момент я был, вообще-то, подростком, и только начал изучать сны наяву и их возможности, то те результаты, что я получил, можно считать уже достижением.

В этот раз я жаждал добиться реванша почти любой ценой, поэтому наплевав на свой кодекс чести, недолго думая, нашел в своих видениях её тонкий прототип. И сам не понимая, что творю, создал нити, которые соединяли меня и её на уровнях четырех нижних чакр. О чакрах я вычитал в книге про интегральную йогу, а до остального додумался сам. Ну и после, с азартом безумного профессора, наблюдал за своей милой пациенткой, которая вначале не подавала признаков внимания, но со временем они стали проявляться. Но мне этого показалось мало, и тогда я стал через сны наяву приходить к ней, и играть в очень откровенные, интимные игры, в этом смысле мне фантазии хватало с лихвой. Результат не заставил себя долго ждать, и, в один прекрасный день, она почти в открытую, стала мне симпатизировать. Я был доволен, мне наконец-то удалось фактически добиться ощутимого результата.

Но видимо богиня любви посмеялась над моими тщетными попытками, и я из хозяина положения превратился в презренного раба - раба любви. Второй раз в своей жизни влюбился в ту, которую сам же и влюбил в себя. Это стало понятно не сразу, но со временем, осознав свою ошибку, я взялся за голову, но было уже поздно. Навыкам, так сказать, разрыва этих самих любовных уз, как и подобных связей, я научился куда позже. Поэтому на практике постигал простую истину, что любовь подобна тяжелому заболеванию. И не важно, что она была взаимная...

@темы: личное, любовь, мистика

09:21 

Исповедь мага. Любовные интриги

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Каждое мгновение нашей жизни пропитано маленькими чудесами, но мы их не видим, и лишь когда я стал внимательней присматриваться к своей жизни, то стал осознавать, что случайностей не бывает - всё закономерно. И до сих пор познаю эту неведомую, многогранную реальность бесконечных возможностей.

Где-то через месяц после того, как меня умело подвели к очередному познанию своих возможностей, я с удивлением узрел, в общем-то, невозможное. Моя мать перестала тосковать по покойному мужу, немного даже помолодела, стала внимательней относиться к своей внешности. А после и вовсе поразила меня своим заявлением, что она может и вдова, но еще всё-таки женщина, и поэтому имеет право на личную жизнь. Возразить было нечему, и поэтому я, с предвкушением чего-то нового, с ней согласился. На следующий день после своего громкого заявления, она быстро собралась и уехала в брачное агентство.

И лишь когда за ней закрылась входная дверь, меня озарила мысль, что мне удалось её подвести к началу новой жизни. Немыслимая и непонятная мне потусторонняя поисковая программа дала свои первые результаты. Довольный своим выводом, я хотел поблагодарить Матвея, но на волне восторга забыл об этом, и упивался своей значимостью, пока в один момент не понял, что это изменит и мою жизнь.

Через какое-то время она стала ходить хоть на редкие, но всё-таки свидания, словно молодая девица, но все кавалеры не внушали ей доверия, и она продолжала искать достойного мужчину. В этом смысле она была непреклонна. Меня её личная жизнь мало интересовала, главное, что она полностью пришла в себя и даже временами цвела и пахла.

На этом можно было подвести определенную черту и предаться обычному ритму жизни, но чем больше я пытался это сделать, тем чаще задумываться о своем собственном будущем. Семейный бизнес на вещевом рынке, как я видел, был не вечен, и меня это периодически напрягало, но взять бразды правления в свои руки у меня не хватало то ли воли, то ли просто опыта. И я стал задумываться о получении новой специальности, или хотя бы чего-то подобного, что мне могло гарантировать хоть какой-то достаток. Училище, которое я к тому времени благополучно окончил, к данному числу не относилось.

Но кроме размышлений на эту тему, у меня дело не шло, зато мать, как будто почувствовав мои сомнения, стала поднимать тему обучения. Вначале я её игнорировал или парировал, что, мол, кому в наше время нужно образование, на что она всегда неизменно отвечала, что рынок когда-то закончится, и мне всё равно придется чем-то заниматься. После месяца постоянных напоминаний, у меня с нею состоялся серьезный разговор, на котором она смогла, всё-таки, убедить меня в своей правоте.

Мой выбор пал на вечерний полугодовалый курс в художественном колледже. Возможно, на художника я и не тянул, да, в общем-то, и не собирался, но моя матушка грезила, что из меня когда-то получится начинающий гений живописи, переубеждать её в обратном было бессмысленно. Покопавшись в старых архивах своих подростковых работ, я пришел к выводу, что назвать эти зарисовки художеством можно с трудом, но попытка, как говорится, не пытка.

Ко всему прочему, я устал постоянно прозябать на рынке, местный народ временами меня хоть и поражал своими достоинствами, в виде высшего образования и знаниями в разных сферах человеческого бытья, но мне этого было мало. Я хотел ненадолго выйти из жестких рамок финансовых дел, и окунуться в свет людей искусства, послушать их вдохновенные речи, вкусить чувствительные нотки переживаний, и может, что-то для себя узнать нового.

Коллектив вечернего курса меня чем-то порадовал, чем-то огорчил, но, в общем, я остался доволен. Здесь собрались в основном уже взрослые люди, я был один из самых младших, и следуя стандартному принципу пребывания в социуме, старался найти себе друга на время обучения. К сожалению, из мужчин я был самым младшим, разница в возрасте сказалась и на интересах, в результате чего, кроме приятельских отношений, я ничего не нашел. Не скажу, что это меня сильно огорчило, но навело на мысль, если нет возможности найти друга, то значит, следует найти подругу.

Правда, помня свою первую любовь, которая неизвестно с какого горя посетила меня аж в 13 лет, и оставила неизгладимый шрам на сердце, я выбирал очень тщательно, изучая каждую кандидатуру. Но выбора особого не было, и поэтому мой взгляд пал на молодую девушку моего возраста, немного экзальтированную, в меру привлекательную, с каким-то тягучим, но при этом притягательным женственным оттенком. Длинные рыжие волосы, выразительные голубые глаза, с нотками радостной печали, отдавали искрами игривой наивности, всё это обрамлялось в рамку её скромной откровенности и чувствительного ума.

Так как опыт общения с противоположным полом у меня отсутствовал как таковой, зато имелся природный напор и тактичная наглость, не ведающая преград. И первым делом я, как бы между делом, с ней познакомился, в пределах допустимых правил совместного обучения. А дальше, дальше меня понесло в неведомые дали...

@темы: мистика

09:35 

Исповедь мага. Мир мертвых. Компромисс

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Порой копание в ворохе старых и пожелтевших от времени воспоминаний, позволяет вспомнить, некогда совершено забытые моменты своей собственной жизни. Иногда они вызывают недоумение, иногда молчаливое негодование, а временами озаряют неподдельным удивлением. В этой очередной зарисовке, пропитанной нотами ностальгии, я выставлю на всеобщее обозрение небольшой, но любопытной отрезок своего прошлого.

В то время я с умилением и надеждой наблюдал, как целительские сеансы давали свои первые плоды, как моя мать возвращалась в мир живых. Постепенно и верно, забывая горе дней минувших и очищая свое сердце от трагичных наростов душевных переживаний. Но внутренняя пустота невосполнимой потери мужа требовала её чем-то заполнить, и она, следуя этому зову - заполняла её детьми, то есть мной и младшим братом. И мне казалось, что этого будет более чем достаточно, но я ошибался.

Первые симптомы проявились не сразу, и выражались в периодической ностальгии и тоске по умершему мужу. Проанализировав возраст своей матери и её психологический типаж, я пришел к неутешительному выводу, что быть одной до конца своих дней ей будет крайне тяжело. Через несколько лет мой брат и её младший сын достигнет момента половой зрелости и вступит на тропу любовных похождений, а я окончательно погрязну во снах наяву, исчезнув с горизонта её реальности. И останется она одна, наедине со своими воспоминаниями о былой семейной жизни.

Такой вариант меня явно не устраивал, я чувствовал некий невидимый, но при этом очень осязаемый долг, который терзал мой ум своими тяжелыми выводами. И как будто в знак признательности и поддержки моего намерения, мне приснился сон-подсказка.

"Я и отчим сидим за белым столом в огромной и такой же белой комнате, он выглядит совсем иначе, нежели в последнем сне. Теперь он сильно помолодевший, в деловом костюме, и с сожалением констатирует, что был не прав и приносит свои извинения. Когда я принимаю его извинения, он просит найти ему замену для матери, потому что он не в состоянии сделать этого сам. Я, немного поразмыслив, соглашаюсь с его предложением".

Проснулся я в то судьбоносное утро в крайне возбужденном состоянии. На сердце приятным ароматом застыл облик помолодевшего и раскаявшегося отчима, над которым нависала тяжесть ноши вины, но это понимание мне придется нести в одиночестве. Но я всё равно был рад, что компромисс с ним найден, и теперь не стоит опасаться его попыток забрать мать. А с другой стороны, я понятия не имел, как можно исполнить его просьбу.

Чтобы вырваться из этого порочного круга неопределенных обстоятельств, я погрузился в размышления. Мысли перерождались в образы, рисуя разные картины будущих событий, и я не заметил, как перешел в режим видений наяву. Из этого ментального оцепенения меня вывело внезапное появление Матвея. Картинки вариантов будущего вспыхнули и погасли, и их заменило бескрайнее белое полотно пространства и очертания яркого, голубого свечения человеческого силуэта.

Он мне сообщил, что всё это время наблюдал за развитием ситуации, и одобряет мое решение - найти матери мужчину. И в свете этих событий он готов мне помочь. После мы опустились на несколько уровней ниже, в один из сумрачных миров, где я увидел в полумраке небольшие и еле светящиеся шары. Он подошел к одному из них и сказал, что это, в некотором смысле, портал, который связывает все реальности воедино. А конкретно, этот портал отвечает за взаимоотношения полов в переделах моего города, и если я желаю, то могу подойти сам, заложить в этот шар любые параметры, которые сочту необходимым, и дальше активировать систему поиска.

Честно говоря, я не очень понял, о чем идет речь, но мое любопытство само приняло за меня решение. В следующий миг я оказался рядом с Матвеем и почти неосознанно стал воспроизводить все необходимые параметры будущего мужчины матери. Типаж, его возраст, семейное положение и социальный статус, а после направил поток своих образов в него. Шар засветился, и от него, как молнии, пошли контуры еле заметных вспышек, а далее я почувствовал сильную физическую слабость, образ поплыл и растворился в черной дымке. Я перестал что-либо видеть и выпал из сна наяву, но в моем сознании рождались мысли Матвея: он с сожалением поведал мне, что я не рассчитал свои силы и влил больше энергии, чем требовалось, и поэтому потерял связь, но для новичка это допустимо. Потом пожелал мне удачи и исчез.

@темы: сон, мистика, мертвые

09:05 

Исповедь мага. Целительница

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После того, как я передал пламенную ноту протеста своему дорогому отчиму, тот на время потерял всяческий интерес к матери и, видимо, всё-таки задумался о своем подростковом поведении. Во всяком случае, какое-то время я его не ощущал и не видел ни в ночных видениях, ни в снах наяву. Он пропал с моих радаров, и мне опять казалось, что опасность позади, но маме лучше особо не становилось, она периодически закатывала истерики, несла несусветный бред, и я понял, что моих навыков и сил явно маловато, чтобы исцелить её от этого недуга.

Рассчитывать на официальную медицину я не стал - и так понятно, что кроме успокаивающих препараторов они ничего предложить не смогут. Но дело в том, что она и так со смерти мужа сидела на разного рода таблетках, которые, как показала практика - мало чем помогали. Поэтому я стал искать варианты иной помощи.

Но вариант сам нас нашел, одна из подруг мамы посоветовала ей целительницу, к которой она обращалась, и даже осталась довольна результатом её трудов. Я сразу же понял, что это то самое, что доктор прописал, и, недолго думая, мы отправились за помощью к этой женщине. Правда, назвать её женщиной можно было с натягом, она была юной девой и, естественно, девственницей, потому что следовала древней традиции и банально опасалась потерять свой дар. В этом смысле я был чем-то похож на неё, но в отличие от Марии, так её звали, ничего не опасался и, скорей, следовал кодексу интегральной йоги, с который начал свой путь и, как мне казалось в тот момент - продолжал.

Она была на несколько лет старше меня и жила с ни менее странным мужчиной, чем она сама, который взял её к себе после ее долгого пребывания в женском монастыре. Он был для неё отцом и страшим братом в одном лице, физиком не только по образованию, но и по психо-типажу, который любил размышлять о метафизике бытья, а она являлась его отдушиной, в которой он души не чаял. В общем-то, очень лирическая пара, которая нашла друг друга и, видимо, этому несказанно была рада.

Меня тогда заинтересовали их отношения, и так как мы часто приезжали к ним, то я их внимательно изучал. В них сохранилось нечто-то, отдающее ароматом благородства и некой человеческой чистоты, что для большинства людей уже было навсегда потеряно. Иначе, как можно объяснить тот странный факт, что они делили одно ложе, но при этом на близкие отношения не было даже намека. Можно конечно было сослаться на то, что её покровитель страдал половым бессилием, но как я помню по своим ощущениям, кто-то всё таки у него был.

В какой-то момент я даже заинтересовался этой молодой особой и хотел понять, в чем заключена её сила. Я наблюдал, как она проводит обряды белой магии над мамой, читая молитвы и освещая воздух горящими свечами. При этом ощущал приятные вибрации-волны идущие от неё, которые меня почти мгновенно выносили в океан безмолвия. А после, возвращаясь из этого пленительного наваждения, задавался вопросом, почему я не могу исцелять, как она? Чем я хуже её? Нет, это не было ревностью, это был вопрос начинающего специалиста, который жаждал расширить узкие рамки своих возможностей и горизонт своего сознания.

Кроме целительства, она владела навыками медиума, и несколько раз рассказывала мне и моей маме утонченные подробности нашего будущего, которые почти полностью сбылись. Несколько раз я с любопытством наблюдал за тем, как она, удобно усевшись в непроизвольной позе на диване и закрыв глаза, от кого-то вещала. Сколько я не пытался во снах наяву, но выйти на источник её канала так и не смог, а эти незримые собеседники меня очень влекли, ибо они очень много знали.

Её сеансы помогли матери, и та пошла на поправку, а после Мария предложила полечить и меня, не помню даже от чего, видимо просто искала предлог. Отказать ей в этом я просто не посмел, сеансы для нас стоили недорого, из серии кто сколько даст. А так как наше семейное дело процветало, то денежных затруднений мы не испытывали, ни в чем себе не отказывая.

Надо заметить, что в последствие, она помогала нам и в поддержании финансовой сферы, периодически проводя сеансы на улучшение бизнеса, как ни странно, они помогали. И каждый раз, когда у нас намечался очередной кризис, я вместе с мамой и её партнершей по бизнесу мчались к Марии. Моих навыков и сил на тот момент явно не хватало, чтобы эту ситуацию удерживать на плаву. И всё, что мне оставалось, так это положиться на опыт Марии и довериться ей в этих делах, что я, собственно, и делал.

Не буду скрывать того факта, что я её привлекал, как мужчина. Она чувствовала мою силу, а я её, это была забавная игра в перетягивание каната ведущей роли. В конечном счете, я предпочел быть ведомым. Да что там скрывать, мне очень нравились её сеансы, в результате которых я погружался в глубокое безмолвие и плыл по волнам иной реальности, где тишина и покой были моей колыбелью. Остальное меня на тот момент мало интересовало, ибо я чувствовал, что в недалеком будущем я сполна вкушу запретных плод сладких, любовных поражений и не менее горьких побед.

@темы: мистика, магия

12:03 

Исповедь мага. Мир мертвых. Спасение

...в вечном познании себя и окружающего мира...


После недолгих экспериментов с ушедшим в мир иной дедушкой друга, я волей судьбы столкнулся с более нелицеприятным моментом под названием смерть отчима. Он, как и полагалось в те дикие 90-е годы, сильно и долго выпивал, а когда решил с этим процессом завязать, получил инсульт, впал в кому и через день скоропостижно скончался. Надо заметить, что за полгода до этого момента по тому же сценарию ушел его родной брат.

Смерть ни того, ни другого, на меня не произвела особого эффекта, и так было понятно, что алкогольный синдром и жизнь – два взаимоисключающих друг друга факта. И, в общем-то, я бы не придал этим событиям особого значения, если бы моя мать, после ухода её супруга, не впала вначале в апатию, а потом и в глубокую депрессию. Постоянно повторяя, что он (муж) тянет и зовет её за собой. Я сразу же понял, что таким темпом она тоже долго не протянет, и уйдет вслед за ним.

Возможно, я, конечно, эгоист, но я принял решение, что мать должна выжить, и поэтому стал разрабатывать план по её спасению. К тому времени я неплохо ориентировался во снах наяву, а наставления покойного деда друга - Матвея, расширили мой кругозор достаточно сильно, чтобы разобраться и с "мертвым". Через несколько дней после смерти отчима, я нашел его на нижних планах. Причина пребывания его там крылась в его прагматичном атеизме и психически подавленном состоянии, в котором он перешел эту невидимую черту, плюс ко всему он был сильно привязан к моей матери, что, в конечном счете, создало сильную связь с этим миром.

Войдя в мысленный контакт с покойным, я получил от него неразборчивый посыл, о том, как ему тяжело на душе. Что навело меня на мысль, что одного ментального контакта будет мало, поэтому я сконцентрировался на его образе и увидел мрачную картину его посмертного бытья. Фокус его сознания находился на самом нижнем уровне, который был очень близок к материи, его тонкий кокон был почти темный, местами порван, что говорило об огромной потере энергии, и о том, что кто-то медленно, но верно его пожирает. В те времена я не ведал этих тонкостей и потому особо не понимал, что происходит.

Единственное, к какому выводу я пришел - это к тому, что его надо вытаскивать на верхние планы – фактически, домой. Как это сделать, я особо не представлял, но мне впоследствии подсказали.

Дальше, чтобы было понятно, о чем идет речь, приведу несколько сновидений, описывающих тот тяжелый для меня период. И добавлю, что ночные сновидения, которые я опишу ниже - это обычные, неосознанные, человеческие сны, а сны наяву, это фактически тонкое видение, которое позволяет воздействовать на все реальности, коих множество. Так что не путайте одно с другим.

Сон первый.

"Я где-то на нижних уровнях сумрака, здесь как всегда темно и опасно, ощущаю каких-то сущностей, но они лишь наблюдают за мной, но не нападают. Брожу в темноте на ощупь, в поисках чего-то или кого-то, пока не натыкаюсь на отчима, возможно, его я и искал. Он мне жалобно сообщает, как ему муторно, потом добавляет, что мать повредила ему ногу, и он две недели лежал в больнице".

После этого сна Матвей мне подсказал, что надо насытить энергией тонкие тела отчима и вытаскивать его на верхние планы, чем я, в общем-то, и занялся. Не скажу, что это дало быстрый результат, но, в конечном счете, мне удалось добиться небольших успехов. Хотя растраты энергии при этих сеансах были чудовищны, обычно после них я несколько дней был никакой во всех смыслах этого слова. Но надо было вытащить этого несчастного и спасти мать, поэтому цена была оправдана.

Сон второй.

"Опять я блуждаю по нижним планам и встречаю отчима, но в этот раз он находится немного в ином расположении духа. С маниакальным упорством он доказывает мне, что он живой. Почти как мантру, он повторяет заученный вердикт "я жив", и это заявление обращено именно ко мне. Я некоторое время слушаю его монолог, а потом, пожелав успеха, покидаю его".

Сон третий.

"Мы с отчимом находимся в каком-то помещении и смотрим на стену, которая является в тоже время огромным, трехмерным экраном, на который проецируются его воспоминания. Он оживляет фотографии давно минувших дней, когда он, мать, я и младший брат, были счастливой семьей. Я вижу, как мы все вместе гуляем по бульвару, и это настолько реально, что надо только протянуть руку и коснуться прошлого, чтобы вновь оказаться там. В его словах звучит ностальгия, с сильным привкусом меланхолии, он желает вернуться в то время, но осознавая всю тщетность своего намерения, он замолкает, и мы молча наблюдаем за его воспоминаниями..."

Примерно полгода мне потребовалось, чтобы вытащить его со дна невежественного отчуждения, и поднять в мир просветленных надежд. За это время я потратил очень много сил, и фактически впал в хроническую усталость, но глядя через призму своих воспоминаний, понимаю - это стоило того. Во-первых, я приобрел опыт, а во-вторых, спас мать от неминуемого ухода.

Хотя за мою помощь он отплатил мне специфическим способом, но это уже другая история.

@темы: личное, сны, мистика

16:15 

Исповедь мага. Возвращение Тени (часть 2)

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Вечера, когда мы с другом на пьяную голову обсуждали тематику ночного ужаса под названием - Тень, повторялись с разной периодичной еще не один год. Мы пытались понять, как можно прекратить эти сны, и с чем мы, собственно, имеем дело, но кроме бесконечных теорий и хождений по мукам нашего ума, ничего не добились. Тень так и продолжал приходить в наши сновидения, создавая в них готический натюрморт, с привкусом полной безысходности.

Мало того, мы стали замечать, что некоторые события из этих ночных кошмаров, потом стали проявляться и в реальности. Всё это отдавало ароматом фатализма, безразличием к собственным жизням, и всё более усердным попыткам спускаться на нижние планы снов наяву, чтобы найти первоисточник этого вечного зла. В результате чего мы временами теряли грань между явью и снами, впадая то в меланхолию бессмысленности собственного бытья, то в парящую радость небесных высот. После чего, выныривая из потусторонних реальностей, и делясь с друг другом новыми ощущениями, приходили к выводу, что обычный мир крайне скучен и, возможно даже, нелеп.

А Тень продолжал танец ночных атак, напоминая нам о том, что мы всего лишь беспомощные дети, и нет у нас никаких шансов на спасение от его всевидящего и незримого ока. Чтобы было понятно, о чем идет речь, я опишу несколько более чем животрепещущих снов с его участием.

Сон первый является неким прологом появления Тени.

"Эоны лет до появления жизни на Земле, планета холодна, пустынна и безлика – она, как одинокая Луна, ждущая теплого луча Солнца, что разбудит её от долгого сна. Я стою посреди некого подобия бескрайней пустыни, передо мной на желтом песке лежит темный саркофаг, он очень древний. Вся поверхность которого покрыта надписями на неизвестном языке, множество тонких трубочек обволакивают его, словно паутина.

Он почти прозрачный, но внутри виднеется нечто мрачное и бесформенное. Где-то высоко в голубом небе, не вписываясь в эту фантасмагорическую картину сна, парит гордый орел - он единственное живое существо на спящей планете. Я поднимаю голову и смотрю на птицу, и понимаю, что она свободна словно ветер, и это её суть, которую никто у неё не может отнять.

Мое внимание переключается на саркофаг, который открывается, и перед моим взором появляется вечное зло, не имеющее ни лица, ни тела, лишь сгусток тьмы. Я понимаю, что это Тень - мой извечный враг и, в некотором роде, страж".

Второй сон приближен к привычной нам действительности, и, наверное, поэтому еще более реален.

"Еду в метро, вагон заполнен примерно наполовину, все сидячие места заняты, и я тоже сижу и смотрю в окно напротив, как будто пытаясь что-то увидеть в темноте туннеля.

Вдруг за окном появляется нечто, похожее на привидение, почти прозрачная, расплывчатая субстанция человеческого типа, только без ног. В следующий миг, все люди в вагоне внезапно умирают, кроме меня и ещё двоих мужчин, я понимаю, что это привидение, а, точнее, Тень - убило их.
У меня и выживших мужчин появляются оружие – пистолеты, и мы не сговариваясь начинаем стрелять по врагу, но после нескольких неудачных выстрелов понимаем, что наше оружие на него не действует вообще. Призрак смеется над нашими попытками и продолжает витать за окном, напоминая о неминуемости нашей участи.

Жажда жизни заставляет нас искать спасение от неминуемой смерти, и мы бежим в соседний вагон, но там, как и во всех последующих - все пассажиры мертвы. Мы продолжаем свой бег, не обращая внимания, что бежим прямо по трупам, их сотни, но это уже не имеет значения. Тень летит параллельно нам, как и прежде за окном, и смеется над нашей жалкой попыткой спастись.

В конечном счете, я попадаю в кабину, но там никого нет, поезд едет на автопилоте. Я обреченно смотрю на темный туннель и понимаю, что это дорога - дорога в никуда."

Третий сон является перемирием в моем противостоянии с Тенью.

"Лунная ночь освещает живой сумрак моей комнаты, я чувствую чье-то присутствие, и где-то в глубинах своего сознания понимаю, что Оно рядом. Выйдя из комнаты, я иду в спальню родителей, спокойное очертание их тел говорит лишь о том, что они спят крепким сном, и мне придется любой ценой защищать их жизнь. Окидываю взглядом родительскую спальню и понимаю - Оно здесь не появится. И чтобы не терять времени, иду в гостиную, где так же безмятежно и самозабвенно спит мой младший брат.

Я готов к бою с тварью, пытаясь по колебаниям ночной мглы уловить его появление. И Оно не заставляет себя долго ждать, черный силуэт выходит из тени темноты и сразу же нападает на меня. Завязывается борьба, в которой я с большим трудом, но всё-таки побеждаю. Завалив на пол черное и слизистое тело, я начинаю его резать на части, а после прибиваю отрезанные куски к полу огромными гвоздями.

Но мне не хватает гвоздей, и чтобы завершить свою решительную победу, я бегу в ванную, где на ощупь набираю новых гвоздей, и - обратно к врагу.
Моему ужасу не было пределу, голова исчезла... Через мгновение из-под дивана, на котором спит мой брат – выползает она, я незамедлительно пользуюсь удачей и прибиваю её к полу.

Провал...

Стою на кухне, напротив меня, около окна стоит Тень, лунный свет освещает его высокий, тёмный и гордый силуэт. Он жив, как будто ничего и не было, а в моем сознании я слышу его мысли. Он предлагает мне перемирие и в знак моего согласия, требует отдать ему 50% своих акций. Я на волне внезапной радости соглашаюсь, хотя понятия не имею, о чем идет речь".

Безусловно, на этом наше противостояние не завершилось, оно продолжилось, но уже на равных, пока, в один прекрасный момент, я окончательно и бесповоротно не выгнал его из своих снов.

Но это уже другая история.

@темы: мистика, сны, ужасы

13:42 

Исповедь мага. Возвращение Тени (часть 1)

...в вечном познании себя и окружающего мира...


К двадцати годам я полностью отдался мрачным и психоделическим играм во снах наяву, периодически выпадая в безмолвное состояние безликого наблюдателя, что не мешало мне усердно зарабатывать себе на жизнь, участвуя в семейном деле, и вообще имитировать стандартного обывателя той далекой эпохи. К тому времени я смирился с бесконечными ночными кошмарами, и лишь поутру, просыпаясь, как будто заново рождаясь, задавал себе единственный вопрос, а когда же это всё закончиться?

Ответ тонул где-то в темных водах сновидений, и в какую-то из ночей я с удивлением повстречал своего старого и самого опасного врага детства - Тень. Сказать, что я был удивлен, значит вообще ничего сказать, ибо с момента, как я посвятил себя саморазвитию, прошло четыре года. И за столь долгое время эта тварь ни разу не появлялась в моих снах, и мне казалось, что я избавился от извращенного и бесчеловечного ужаса своего детства.

Внутри меня всё кипело и жаждало мести, я готов был порвать эту тварь хоть голыми руками, но как можно уничтожить то, чью природу ты не понимаешь, и то, что существует за рамками физического мира? Этот вопрос меня сильно озаботил и в один из воскресных вечеров, сидя в своей уютной келье с другом, мы как обычно распивали бутылку вина. Наш диалог не спеша плыл по волнам снов наяву, разбавляясь балладами рабочих моментов, а временами даже касался дилемм прекрасного пола. Женщины нас, безусловно, привлекали, но цитируя фразу из известного старого фильмы, мы констатировали: "Первым делом самолеты, ну а девушки? А девушки потом". Наивно полагая, что сия забава нас особо не затронет, но где-то на горизонте недалекого будущего, она расправила свои крылья любви, и устремилась к нашим сердцам...

Вечер проходил в обычном ритме радостной и пьяной дружеской идиллии, пока я не соизволил сообщить другу, что в ночных видениях меня настиг мой старый и до боли знакомый враг. Красочно описав свои сны, и клятвенно заявив, что я обязательно с ним покончу, чего бы мне это не стоило, приготовился услышать ироничный ответ из серии "и это пройдет".

Но в этот раз всё пошло не по стандартному сценарию, мой друг вдруг поник, погрузившись в какие-то меланхоличные дали своих размышлений, и изрек с безнадежным видом, что, в общем-то, он тоже не так давно столкнулся с этой тварью и ума не приложит, что с этим делать. И временами начинает размышлять на тему, как бы не сойти с ума, потому что уже несколько раз просыпался ночью в холодном поту ужаса и с ощущением того, что сон ему противопоказан.

Его заявление погрузило меня в глубины недоумения, где я пытался сложить фрагменты огромной головоломки, но от этого я лишь протрезвел и понял, что у меня пухнет голова. Как такое возможно, что мне и ему снится одно и тоже порождение мрака? Ответ находился за пределами мыслимого, и уходил ветвями и корнями в бездну будущих откровений и открытий, что могло вывернуть наше юное мировоззрение наизнанку, и кинуть эту безумную композицию нам в лицо. Тем самым насмехаясь над нашей абсолютной беспомощностью.

Ощущение дыхания сумрачного мира и того существа, что преследовало обоих, привело нас к выводу, что это еще надо переварить и тут без очередной бутылки вина явно не обойтись. Данный вывод мы быстро воплотили в реальность, сбегав в соседний магазин за очередной дозой наркоза. После чего продолжили пьяную беседу о бренности своего существования и о том, как с этим беспределом жить дальше.

Так и не придя к единому знаменателю, но надменно смеясь над потусторонним миром, друг ушел домой, а я пошел спать, с единственной мыслью, что всё равно найду вариант, как можно покончить с этим ночным гостем.

@темы: мистика, сны, ужасы

12:18 

Исповедь мага. Сны из преисподней

...в вечном познании себя и окружающего мира...


У всего есть своя цена, а у снов наяву она была особенно неповторимая, с ароматом мрачной поэзии. Когда череда приступов обморока сошла на нет, меня накрыли душещипательные и, можно сказать, очень реалистичные сны. Возможно, я и хотел бы избежать жестокой аскезы, что каждую ночь погружала меня в мир бесконечного насилия и боли, но кто бы соизволил меня наградить столь бесценным даром - не видеть сны?

Описывать обобщенную стезю этих ночных кошмаров я не вижу смысла, ибо она даже близко не передаст весь нектар того мрака, что поселился в моих ночных видениях. Опишу лишь три самых ярких и запомнившихся сна, которые я смог вытянуть из сумрачной зоны своей памяти.

Сон первый, который повторялся множество раз.

"Я с другом даже не едем, а мчимся в обычном рейсовом автобусе по улицам обреченной Москвы, точнее, мы убегаем от чего-то кошмарного и непознанного. Все сидячие места заняты подростками обеих полов, которые, как мне кажется, безразличны к происходящему. А мы стоим и держимся за поручни, пытаясь решить неразрешимую дилемму. Наш диалог идет на повышенных тонах, где я доказываю ему, что если мы не бросим этих детей, то погибнем вместе с ними. Но он совершенно непреклонен в своем решении спасти их, и я понимаю, что отчасти он прав, и с ощущением некого фатализма начинаю признавать свою неизбежную судьбу.

Чтобы окончательно убедиться в своем решении, я вглядываюсь в то, что за окном, а там наступает конец света, в прямом смысле этого слова. Черная стена плотного тумана, двигаясь в нашу сторону, закрывает собой весь горизонт, поглощая всё на своём пути. Пустой, безлюдный и умирающий город, еще блистающий своим былым величием и могуществом, исчезает во тьме сумрачной стены, и ничто его не может уже спасти.

Вдалеке виден 12-тиэтажный дом, верхний этаж охвачен пламенем и слышен женский крик о помощи, наверное, она одна из последних жителей обреченного города. Мгновение спустя дом поглощается черным туманом, а я бегу в кабину к водителю, но там никого, автобус едет сам по себе, и до меня доходит, что всё в наших руках."

Сон второй, не настолько поэтичный, но, как мне кажется, заслуживающий внимания.

"Я командир особого спецподразделения, в моём подчинении трое мужчин и одна женщина, наша задача исследовать старый заброшенный двухэтажный барак, который находится в черте города. Мы осторожно входим в дом, исследуем первый этаж вдоль и поперек и, не найдя ничего подозрительного, поднимаемся на второй.

В одном из помещений натыкаемся на какое-то странное существо, оно похоже на бесформенную массу голубого цвета, трех метров высотой и в диаметре метра два. Оно очень агрессивно отреагировало на наше появление, бросившись в атаку на моих подчиненных. Завязался бой, в котором мы очень быстро осознали, что наше оружие не причиняет этому существу никакого вреда.

Данное осознание приходит слишком поздно и, как результат, мои спутники заживо, то ли пожираются, то ли поглощаются этим огромным студнем, и я остаюсь один на один с ним. Стрельба в упор из пистолета, похоже только забавляет его, и чтобы показать мою безысходную ситуацию и свою непобедимость, он трансформируется, отращивая за какие-то мгновения нечто похожее на голову, а в след за ней - руку с тесаком. На его бесформенном лике, появляется зловещая улыбка, после чего оно отрубает себе голову, а через несколько мгновений отрубленная голова, как ни в чем не бывало, срастается с телом вновь. Я понимаю - это мой конец, но сдаваться без боя не собираюсь, и вытаскиваю нож.

Но вдруг позади этого существа исчезает стена, и я вижу открытый космос, на фоне которого, отдаляясь от Земли, летит корабль. Внутри него человекоподобные существа удерживают бесформенную массу безликого монстра".

Третий и заключительный сон, о котором я хочу поведать, является неким реквием по Первой Чеченской войне 1994-1996 года.

"Какое-то полуподвальное помещение, освещение почти отсутствует, но, тем не менее, где-то дальше по длинному коридору я вижу крысу-мутанта, размером с большую собаку. Я стою в центре этого странного помещения, в военном обмундировании со снайперской винтовкой в руках.

Мужской голос сверху говорит мне, что моя задача срочно ликвидировать крысу-людоеда. Я беру на прицел мутанта и уже собираюсь нажать на курок, но крыса, почувствовав мое намерение, резко меняет курс, сворачивает в пещеру, и я теряю её из виду. С досадой понимаю, что нужно идти за ней, другого выбора всё равно нет.

Попадаю в пещеру, там темно, но я вижу какие-то очертания прохода и быстро двигаюсь вглубь пещеры, периодически натыкаюсь на трупы с перегрызенным горлом. С ощущение того, что она, как маньяк играет со мной, почти догоняю её, и вижу, как она догрызает горло очередной жертвы, наслаждаясь вкусом плоти и крови. Прицеливаюсь, ещё миг - и охота закончена, но она опять, почувствовав моё присутствие - убегает.

Оказываюсь в Грозном, штурм города провален, солдаты окружены и обречены. Нахожусь в полуразрушенном здании на третьем этаже, я чеченский боевик, хорошо вооружен и с зеленой повязкой на голове, стою в строю с такими же боевиками, командир нашего подразделения говорит, что в соседнем здании, засели русские, и что сейчас мы пойдем на штурм.

Мне безразлична эта война, ибо моя цель - крыса, которая теперь где-то в городе продолжает свой кровавый поход. Командир, со своими патриотическими воззваниями к воинам аллаха, тормозит мою охоту, и мне это не нравится. Я просчитываю варианты, смогу ли без потерь и быстро уложить этот отряд, и понимаю, вряд ли мне это удастся.

Командир заканчивает свою речь и даёт команду на штурм, я отправляюсь вместе со всеми к выходу. Выхожу на улицу, там повсюду трупы, раненые, разруха, руины. Охота продолжается, крыса продолжает свой кровавый путь, оставляя позади себя лишь трупы, а я по телам, как по следам, следую за ней.

В какой-то момент дорога мертвецов приводит меня в пригород, где я наблюдаю, как солдаты заливают боль и отчаяние водкой, а на закуску жестоко расправляются с пленными.

Провал, я опять в том же подвале, крыса виднеется где-то вдалеке, я прицеливаюсь, и всё начинается вновь".

Со временем эти сны заменились еще более мрачными, где главным персонажем был мой старый знакомый из детских снов - Тень.

@темы: мистика, сны

11:34 

Исповедь мага. Призрак смерти

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Три года нелепого обучения в училище пролетели незаметно, оставив после ничем не примечательную череду серых фотографий – воспоминаний, и никому не нужный диплом об окончании данного учреждения. После чего, следуя инстинкту выживания, я принял активное участие в семейном бизнесе, который в те далекие времена выражался в торговле всем, что можно было продать. В моей ситуации это был крупный вещевой рынок, где мы зарабатывали всей семьей не только на хлеб, но даже и на масло.

Мой друг ушел в частный сектор, став вначале продавцом в магазине, а потом, поднявшись по карьерной лестнице, получил почетное место среди только зарождающейся касты менеджеров. Естественно, это нам не мешало продолжить экспериментировать со снами наяву. Правда, наши погружения в нижние уровни этого потустороннего мира, всё больше отдавали ароматом опасности.

Первые предупреждения о том, что я иду по опасному пути, проявились в виде предобморочного состояния, обычно оно случалось в метро, и было похоже на подобие панической атаки, только без симптомов страха. Странная волна накрывала мое тело, оно становилось ватным и почти неуправляемым, вслед за этим выступал холодный пот, а после темнело в глазах.

Я изо всех сил пытался не упасть в черную бездну, что звала и манила меня к себе, ибо знал, если сейчас потеряю сознание - значит умру. Сквозь пелену уходящего сознания я слышал шум поезда, иногда голоса пассажиров, и пытался всеми усилиями не упасть в черный туннель, который меня тянул за собой. Факт собственной смерти меня не пугал, но умирать в столь юном возрасте, так и не поняв, зачем пришел в этот мир, я считал неразумным. Поэтому боролся с этим странным недугом отчаянно и яростно, возможно, по этой причине мне всегда сопутствовал успех.

Волна длилась буквально минуты, но для меня они растягивались в часы, и всё это время я старался всеми усилиями не подать вида, что мне крайне тяжело. К моей радости, люди ничего не замечали, и когда я приходил в себя, то выходил на первой же станции, чтобы посидеть и перевести дух.
Сидя на скамейке и наблюдая за бесконечными людскими потоками, я ловил себя на забавной мысли: мне всего лишь восемнадцать лет, а я чувствую себя стариком, который никогда не касался женских уст и не познал пленительную ласку любви, но при этом просчитывает возможные варианты своей смерти. И самое удивительное, что я не испытывал никакого желания кому-то об этом рассказывать или, уж тем более, искать причину своего недуга.

Где-то в глубине себя я слышал меланхоличный голос фаталиста, который вещал мне простую истину: эти приступы или пройдут, или я просто умру, и добавлял, что оба варианта допустимы и приемлемы. Как ни странно, но у меня не возникало желания оспаривать его вердикт, он вполне меня устраивал. А еще глубже, где-то на уровне безмолвного наблюдателя, я понимал, что уже слишком далеко зашел в своих исследованиях и обратной дороги нет - только вперед.

Безусловно, я сожалел о своих близких, для которых моя возможная кончина станет полной неожиданностью, но я прекрасно понимал, что когда-то мы все умрем, и это лишь вопрос времени. С этой мыслью, отдохнувший и спокойный, я садился в поезд, и ехал по своим делам дальше.

Со временем периодичность этих приступов пошла на убыль, а потом они и вовсе покинули меня, но на их место пришло нечто иное, о чем я расскажу в следующий раз.

@темы: смерть

17:20 

Исповедь мага. Тайны снов наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Осознание любого явления приходит лишь после череды испытаний, и мы не миновали чаши сей. Наш юношеский азарт и наивность, в какой-то момент обрели горький вкус запретного плода, что мы посмели сорвать с древа неведомого знания.

Спустя какое-то время нас посетило озарение - наши видения - это не просто игра воображения, а способ проникновения в другие измерения, те, что в некоторых учениях называют тонкими мирами. Правда, это осознание мало что изменило, мы по прежнему чувствовали себя слепыми котятами, блуждающими в лабиринтах иных миров. И лишь редкие знаки судьбы, а также все более странные сны, указывали нам на то, что мы пересекли какую-то невидимую грань, за которой скрывалось нечто ужасное.

Со временем нам стало ясно, что так называемые тени, которые или стояли как изваяния, или блуждали по этим сумрачным мирам, являются людьми. Те, что были неподвижны и как будто спали в темно-серых коконах - являлись "живыми" или воплощенными, то есть имеющие плоть. Соответственно, неспящие и свободно передвигающиеся, а и иногда вступающие с нами в контакт, были "мертвыми", или развоплощенными - лишенные плоти.
Кроме этих "живых и мертвых" жителей, в нижних планах обитали разного рода существа и монстры, которых мы старались попросту избегать, для собственной же безопасности. Это не всегда нас спасало и поэтому иногда приходилось защищаться, сражаясь с какими-то подсознательными порождениями человеческих эманаций.

Наверное, разумнее было бы закрыть себе доступ к этим видениям наяву и предаться обычным, медиативным образам, что позволяли лучше погружаться в безмолвие. Но наше любопытство не имело границ, и поэтому мы продолжали нисходить в неизведанную бездну, что манила своей таинственностью.

Со временем мы пришли к выводу, что миры этой потусторонней и загадочной реальности, являются частью слоеного пирога, где все слои были между собой взаимосвязаны. Каждый слой или уровень мы условно обозначили цифрой, чтобы лучше друг другу объяснять, где каждый из нас был и что видел.

Шестой уровень, был самым нижним и близким к физической реальности и, как ни странно, самым ужасным из всех нами изведанных, в нем трудно было не то что ориентироваться, а даже находиться. Этот мир, где царила вечная ночь, без звезд и Луны, в котором жили доисторические монстры, поэтому мы его вообще обходили стороной, и если случайно проваливались в видениях, то пытались сразу же выйти из снов наяву. Если не удавалось, то приходилось принять неравный бой, результат которого был известен наперед.

Далее следовал пятый уровень, где можно было увидеть темные контуры людей, разных сущностей и огромных спрутов, которые обитали где-то внизу этого мрачного царства. Здесь мы были часто, то играя в героев из детских сказок, то изображая из себя непобедимых персонажей из новомодных фильмов.

За пятым шел четвертый и третий, каждый из них был светлей и чище предыдущего. Тут можно было увидеть подобие земного ландшафта, и даже внеземного, образы людей и более возвышенных сущностей.

Во втором, и особенно, в первом, было очень светло, порой ослепительно ярко. Поэтому частенько в наших видениях еле заметные очертания зданий и существ, что населяли это мир - превращались в светящийся вакуум. В эти миры было попасть легко, но вот удержаться в них крайне трудно, поэтому мы посещали этот пласт сознания крайне редко.

За горизонтом небосвода первого уровня простирался безразмерный мир, похожий на космос, но туда проникнуть мы не могли, хотя и пытались.

***

Тому, кто прочел эти строки, может показаться, что я сошел с ума, и, возможно, он отчасти прав. Потому что любое открытие или выход за рамки обыденного сознания - это уже безумие.

@темы: личное, мистика

10:08 

Исповедь мага. Сны наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Медитация, основанная на почти оживших природных образах, была неким глотком небесной свободы, с ощущением вкуса парящей птицы, манящей к неизведанным мирам, или к тому, что за ними скрывалось. И если поначалу мне было крайне трудно удерживать картину, нарисованную кистью фантазии на холсте своего воображения, более чем на пять минут, то со временем я мог позволить себе пребывать в этом состоянии часами.

На это ушли даже не месяцы, а годы, постоянных и, временами, тяжелых тренировок со своим сознанием. И результат этих трудов, как показало время, стоил того. Кардинально сменился и сам принцип медитаций, мне больше не требовалось сидеть с закрытыми глазами в определенной позе, я мог это делать когда угодно и где угодно с открытыми глазами. Правда, результат был далек от того, что я жаждал, но даже эти прикосновения к иному меня вдохновляли на дальнейший путь.

Неважно, находился ли я в тесной духоте общественного транспорта, или сидел в переполненной аудитории и слушал скучный монолог преподавателя - я всегда находился в частичном безмолвии, обычный мысленный диалог с самим собой почти меня не беспокоил, а образ солнечного берега с видом на вечность моря - пел колыбельную моим чувствам.

Мой друг тоже развивался, но только следуя своему личному пути, который исходил из иного измерения, пересекал горизонт нам всем привычной реальности, а дальше падал камнем в бытье неведомых размышлений. Мне так и не удалость понять: погружался ли он в тишину своих мыслей или, наоборот, возвышался над ними.

Процесс постижения вакуума мысли шел медленно и верно, пока в какой-то момент мы не стали раз за разом проваливаться в очень странные и мрачные образы. Сумрачные миры, в которых не было никакого намека на Солнце или что-то подобное, лишь только очертания каких-то размытых контуров ландшафта и строений, снующих или неподвижных теней, и совсем слабый блеск Луны, где-то на темном фоне неба. Что-то вроде идеальной декорации для очередного ночного кошмара или фильма ужасов, только в рамках нашего сознания.

Мы были обескуражены, удивлены и поражены новым видениями наяву и не могли понять, что это такое?

Спросить нам было не у кого, в книге, с которой мы начали свои эксперименты, мы не нашли четкого ответа, кроме намека на то, что это нижние планы сознания. Чтобы не потеряться в темных лабиринтах этой психоделической картины, мы вначале прекратили попытки войти в сон наяву, но безмерное любопытство требовало немедленной реализации. Поэтому на свой страх и риск, мы осторожно стали проникать в эти мрачные картины, чтобы в темноте холода и отчуждения найти ответ.

Более или менее освоившись в живом сумраке, мы стали пробовать подняться вверх, и временами нам это даже удавалось. Там мы узрели вначале чуть просветленные миры, а потом они становились всё ярче и ярче, пока мы не коснулись ослепительных образов, сотканных из света. Удержаться на частотах этих божественных нот мы не смогли, нас просто выкидывало из снов наяву в обычную повседневность, и это стало для нас неразрешимой дилеммой.

С одной стороны, застывшие природные картины нас уже не привлекали, ведь мы вкусили запретные плоды неведомого, правда, они отдавали мрачными пейзажами тьмы, и лишь временами показывали нам свою обратную сторону ослепительного света. С другой стороны, на этом судьбоносном моменте наши попытки углубиться в безмолвие завершились. Мы заигрались и потерялись в этой бесконечной веренице реальностей, а после занялись их тщательным изучением.

Возможно, это была наша самая грубейшая ошибка, как, впрочем, и необходимый этап познания, который невозможно было миновать.

@темы: исповедь, личное, мистика

14:04 

Исповедь мага. Друг

...в вечном познании себя и окружающего мира...


В училище, куда я не желал, но вынужден был пойти, меня ожидал достаточно любопытный и приятный сюрприз. Возможно, моя черствая от рождения судьба, решила проявить великую милость, и в знак своей признательности к моему упорному желанию преодолеть все препятствия, преподнесла мне подарок в виде друга. С этого момента я перестал был одиноким путником в бесконечном паломничестве к месту неведомой силы.

Немного отступая от темы повествования, скажу, что учиться я не хотел ни в училище, ни в каком-либо другом заведении, потому что был сыт по горло этими заунывными и шаблонными теориями, большинство из которых были забыты мною сразу после окончания школы. И причина моего такого откровенного пренебрежения заключалось в том, что они не имели практического применения, и поэтому были бессмысленными по своей сути. Некоторые знания и умения, естественно, я сохранил, именно те, которые мне потребовались в течение жизни.

Возвращаясь на круги своя, я продолжу. Друга звали Владимиром, и в этом имени был заключен тайный смысл, которой можно выразить в такой высокопарной фразе: тот, кто владеет миром. Но люди и мир его мало волновали, а, точней, вообще не интересовали. Он рассматривал окружающий мир как некое недоразумение и изучал его с присущей ученому долей скептического равнодушия.

Так, как биолог через призму микроскопа пытается уловить последовательность цепочки чувствительных реакций на внешние раздражители. Так, как астроном, обращая свой взор сквозь увеличительное стекло телескопа на ночной небосклон далеких звезд. Игра граней его незрелого ума была похожа на неотшлифованный алмаз, который нуждался в обработке, но не было мастера, который бы этим занялся.

Его скрытая надменность плавно перетекала в добродушие, мимолетная заносчивость сменялась желанием угодить, а некая механичность восприятия жизни уравновешивалась тончайшими колебаниями юмора. В этом смысле, на фоне разношерстной толпы молодых самцов, он сильно выделялся, что, в конечном счете, привело его к состоянию изгоя, над которым открыто насмехались и глумились.

Я тоже не особо вписался в молодой коллектив вечно озабоченных подростков, именно поэтому обделенных женским вниманием. Удержать статус равного в группе я не смог, не хватало авторитета, опыта и силы, в результате чего тоже стал неким подобием всеобщего посмешища. Фактически, это нас и сблизило, мы подружились и старались держаться вместе, так было проще и учиться и отбиваться от нападок однокурсников.

Учебный год пролетел незаметно, за этот год мне удалось немного преуспеть в безмолвии, а летом, уже на каникулах, я рассказал другу о своих тайных экспериментах над своим сознанием. Как ни странно, его заинтересовали мои опыты, и он попросил книгу, с которой я начинал. И так он постепенно и верно приобщился к восточной мистерии. Ни его, ни меня особо не смущало, что это учение называлось Интегральной Йогой, и оно подразумевало соблюдение неких правил.

Впрочем, мы и так были похожи на йогов, о женщинах особо не помышляли, в силу того, что прекрасно осознавали, а кому мы такие нужны? А, с другой стороны, был ли нам кто-то вообще нужен? Кроме, разве что, наших мечтаний о возможностях, которых мы могли достичь с помощью этих практик. Аромат будущих достижений возносил наши умы к вершинам Олимпа, и мы оба предавались этим грезам.

О, если бы мы знали, что нас ждет впереди, и во что выльется эта странная игра, остановились бы? Думаю, что нет, слишком уж скучна была обычная жизнь, с её серыми буднями и беспробудными ночами.

@темы: учеба, личное, исповедь

12:00 

Исповедь мага. Безмолвие ума

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Все лето я провел в изучении той книги, что обрел волей божественного провидения. Мимоходом вспомнилось, как в детстве перечитал все сказки народов мира, которые только нашел в детской библиотеки. А после, вдоволь насладившись сказаниями и легендами, поднялся на тон выше и занялся изучением на тот момент доступной мне мистики и фантастики, упорно ища ответы на свои вопросы. Но всё это оказалось пустой затеей, ибо кроме остывших ароматов чужих истин, ведущих куда-то вдаль писательских надежд, ничего не нашел.

Даже на миг вспомнилась моя первая, безответная и абсолютно бессмысленная первая любовь из соседнего подъезда, которая в 13 лет рвала мою душу на части, а потом молча уехала вслед за ней, куда-то в другой город. Зачем она была мне нужна, зачем я ей болел пару лет - до сих пор ума не приложу, и лишь одно могу сказать - природа жестока и бесцеремонна, когда дело касается её мотивов.

Просиживая весь день в своей скромной обители, без телевизора, магнитофона и компьютера, о котором я лишь слышал, но воочию еще не видел, ибо они еще на прилавках магазинов даже не появились, в энный раз перечитывая таинственную книгу - учился безмолвию ума.

Главный вопрос - как, а главное, зачем в столь юном, шестнадцатилетнем возрасте, мне нужно было в срочном порядке обрести это странное состояние, меня не посещал. Не беспокоило меня и то, что я заточен в этой старой трехкомнатной квартире, в своей маленькой комнате, а весь мой круг общения ограничивался родителями да младшим братом. Что компании былых друзей, канули в лету былых разгулов, про девушек я даже не хотел вспоминать, ибо двух лет любовной болезни мне хватило сполна.

Игра ума, такое забавное занятие, что этим можно заниматься бесконечно, он как говорящий попугай, бесконечно повторяет заученные мысли бестолковых фраз и воспроизводит их в хаотичной последовательности. Зачем это вообще нужно, знает лишь создатель этого примитивного процесса, а чтобы с ним связаться, нужно, как минимум, обрести первоначальное созерцание мысли. Чем, в общем-то, я и был занят.

Первые мои попытки не давали никаких результатов, метафизически выражаясь, я бился головой об стенку своего примитивного ума, и от этого начиналась лишь сильная головная боль, а мысли, словно черти, насмехались над моей недееспособностью, и кичились своей непобедимостью. Но я был одержим идеей взять вверх и войти в это очень таинственное состояние, ибо оттуда веяло непостижимой силой, которой я жаждал овладеть.

В конечном счете, по истечении третьего месяца, после долгих и суровых аскез со своим воображением, находясь в очередной медитации, я впервые провалился в безмыслие. Точнее, на волне образа, который я запечатлел в своем сознании, словно застывшую картину художника, где я сидел одинокой фигурой на берегу безлюдного пляжа и глядел на вечность безмятежного и спокойного моря.

Тишина ума обдала меня ледяным инеем безразличия ко всему, что меня хоть как-то касалось. Чувства утонули в глубинах океана бездарных человеческих игр, а мысли, изгнанные из чертогов своих заблуждений, как неприкаянные духи блуждали вокруг, но не могли нарушить мой непередаваемый покой.

Я сидел на диване и, открыв глаза, молча глядел на стену напротив, мне ничего не хотелось и не моглось, всё утеряло всякий смысл: суета жизненных мгновений, судьбоносных путей нити, и даже жажда обрести сокровенную силу меня не волновала.

Ничего не имело смысла, ничто не могло коснуться этого безбрежного спокойствия, что созерцало очередную дилемму собственного бытья.

@темы: личное, исповедь

Исповедь мага

главная