Записи с темой: исповедь (список заголовков)
10:08 

Исповедь мага. Сны наяву

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Медитация, основанная на почти оживших природных образах, была неким глотком небесной свободы, с ощущением вкуса парящей птицы, манящей к неизведанным мирам, или к тому, что за ними скрывалось. И если поначалу мне было крайне трудно удерживать картину, нарисованную кистью фантазии на холсте своего воображения, более чем на пять минут, то со временем я мог позволить себе пребывать в этом состоянии часами.

На это ушли даже не месяцы, а годы, постоянных и, временами, тяжелых тренировок со своим сознанием. И результат этих трудов, как показало время, стоил того. Кардинально сменился и сам принцип медитаций, мне больше не требовалось сидеть с закрытыми глазами в определенной позе, я мог это делать когда угодно и где угодно с открытыми глазами. Правда, результат был далек от того, что я жаждал, но даже эти прикосновения к иному меня вдохновляли на дальнейший путь.

Неважно, находился ли я в тесной духоте общественного транспорта, или сидел в переполненной аудитории и слушал скучный монолог преподавателя - я всегда находился в частичном безмолвии, обычный мысленный диалог с самим собой почти меня не беспокоил, а образ солнечного берега с видом на вечность моря - пел колыбельную моим чувствам.

Мой друг тоже развивался, но только следуя своему личному пути, который исходил из иного измерения, пересекал горизонт нам всем привычной реальности, а дальше падал камнем в бытье неведомых размышлений. Мне так и не удалость понять: погружался ли он в тишину своих мыслей или, наоборот, возвышался над ними.

Процесс постижения вакуума мысли шел медленно и верно, пока в какой-то момент мы не стали раз за разом проваливаться в очень странные и мрачные образы. Сумрачные миры, в которых не было никакого намека на Солнце или что-то подобное, лишь только очертания каких-то размытых контуров ландшафта и строений, снующих или неподвижных теней, и совсем слабый блеск Луны, где-то на темном фоне неба. Что-то вроде идеальной декорации для очередного ночного кошмара или фильма ужасов, только в рамках нашего сознания.

Мы были обескуражены, удивлены и поражены новым видениями наяву и не могли понять, что это такое?

Спросить нам было не у кого, в книге, с которой мы начали свои эксперименты, мы не нашли четкого ответа, кроме намека на то, что это нижние планы сознания. Чтобы не потеряться в темных лабиринтах этой психоделической картины, мы вначале прекратили попытки войти в сон наяву, но безмерное любопытство требовало немедленной реализации. Поэтому на свой страх и риск, мы осторожно стали проникать в эти мрачные картины, чтобы в темноте холода и отчуждения найти ответ.

Более или менее освоившись в живом сумраке, мы стали пробовать подняться вверх, и временами нам это даже удавалось. Там мы узрели вначале чуть просветленные миры, а потом они становились всё ярче и ярче, пока мы не коснулись ослепительных образов, сотканных из света. Удержаться на частотах этих божественных нот мы не смогли, нас просто выкидывало из снов наяву в обычную повседневность, и это стало для нас неразрешимой дилеммой.

С одной стороны, застывшие природные картины нас уже не привлекали, ведь мы вкусили запретные плоды неведомого, правда, они отдавали мрачными пейзажами тьмы, и лишь временами показывали нам свою обратную сторону ослепительного света. С другой стороны, на этом судьбоносном моменте наши попытки углубиться в безмолвие завершились. Мы заигрались и потерялись в этой бесконечной веренице реальностей, а после занялись их тщательным изучением.

Возможно, это была наша самая грубейшая ошибка, как, впрочем, и необходимый этап познания, который невозможно было миновать.

@темы: исповедь, личное, мистика

14:04 

Исповедь мага. Друг

...в вечном познании себя и окружающего мира...


В училище, куда я не желал, но вынужден был пойти, меня ожидал достаточно любопытный и приятный сюрприз. Возможно, моя черствая от рождения судьба, решила проявить великую милость, и в знак своей признательности к моему упорному желанию преодолеть все препятствия, преподнесла мне подарок в виде друга. С этого момента я перестал был одиноким путником в бесконечном паломничестве к месту неведомой силы.

Немного отступая от темы повествования, скажу, что учиться я не хотел ни в училище, ни в каком-либо другом заведении, потому что был сыт по горло этими заунывными и шаблонными теориями, большинство из которых были забыты мною сразу после окончания школы. И причина моего такого откровенного пренебрежения заключалось в том, что они не имели практического применения, и поэтому были бессмысленными по своей сути. Некоторые знания и умения, естественно, я сохранил, именно те, которые мне потребовались в течение жизни.

Возвращаясь на круги своя, я продолжу. Друга звали Владимиром, и в этом имени был заключен тайный смысл, которой можно выразить в такой высокопарной фразе: тот, кто владеет миром. Но люди и мир его мало волновали, а, точней, вообще не интересовали. Он рассматривал окружающий мир как некое недоразумение и изучал его с присущей ученому долей скептического равнодушия.

Так, как биолог через призму микроскопа пытается уловить последовательность цепочки чувствительных реакций на внешние раздражители. Так, как астроном, обращая свой взор сквозь увеличительное стекло телескопа на ночной небосклон далеких звезд. Игра граней его незрелого ума была похожа на неотшлифованный алмаз, который нуждался в обработке, но не было мастера, который бы этим занялся.

Его скрытая надменность плавно перетекала в добродушие, мимолетная заносчивость сменялась желанием угодить, а некая механичность восприятия жизни уравновешивалась тончайшими колебаниями юмора. В этом смысле, на фоне разношерстной толпы молодых самцов, он сильно выделялся, что, в конечном счете, привело его к состоянию изгоя, над которым открыто насмехались и глумились.

Я тоже не особо вписался в молодой коллектив вечно озабоченных подростков, именно поэтому обделенных женским вниманием. Удержать статус равного в группе я не смог, не хватало авторитета, опыта и силы, в результате чего тоже стал неким подобием всеобщего посмешища. Фактически, это нас и сблизило, мы подружились и старались держаться вместе, так было проще и учиться и отбиваться от нападок однокурсников.

Учебный год пролетел незаметно, за этот год мне удалось немного преуспеть в безмолвии, а летом, уже на каникулах, я рассказал другу о своих тайных экспериментах над своим сознанием. Как ни странно, его заинтересовали мои опыты, и он попросил книгу, с которой я начинал. И так он постепенно и верно приобщился к восточной мистерии. Ни его, ни меня особо не смущало, что это учение называлось Интегральной Йогой, и оно подразумевало соблюдение неких правил.

Впрочем, мы и так были похожи на йогов, о женщинах особо не помышляли, в силу того, что прекрасно осознавали, а кому мы такие нужны? А, с другой стороны, был ли нам кто-то вообще нужен? Кроме, разве что, наших мечтаний о возможностях, которых мы могли достичь с помощью этих практик. Аромат будущих достижений возносил наши умы к вершинам Олимпа, и мы оба предавались этим грезам.

О, если бы мы знали, что нас ждет впереди, и во что выльется эта странная игра, остановились бы? Думаю, что нет, слишком уж скучна была обычная жизнь, с её серыми буднями и беспробудными ночами.

@темы: учеба, личное, исповедь

12:00 

Исповедь мага. Безмолвие ума

...в вечном познании себя и окружающего мира...


Все лето я провел в изучении той книги, что обрел волей божественного провидения. Мимоходом вспомнилось, как в детстве перечитал все сказки народов мира, которые только нашел в детской библиотеки. А после, вдоволь насладившись сказаниями и легендами, поднялся на тон выше и занялся изучением на тот момент доступной мне мистики и фантастики, упорно ища ответы на свои вопросы. Но всё это оказалось пустой затеей, ибо кроме остывших ароматов чужих истин, ведущих куда-то вдаль писательских надежд, ничего не нашел.

Даже на миг вспомнилась моя первая, безответная и абсолютно бессмысленная первая любовь из соседнего подъезда, которая в 13 лет рвала мою душу на части, а потом молча уехала вслед за ней, куда-то в другой город. Зачем она была мне нужна, зачем я ей болел пару лет - до сих пор ума не приложу, и лишь одно могу сказать - природа жестока и бесцеремонна, когда дело касается её мотивов.

Просиживая весь день в своей скромной обители, без телевизора, магнитофона и компьютера, о котором я лишь слышал, но воочию еще не видел, ибо они еще на прилавках магазинов даже не появились, в энный раз перечитывая таинственную книгу - учился безмолвию ума.

Главный вопрос - как, а главное, зачем в столь юном, шестнадцатилетнем возрасте, мне нужно было в срочном порядке обрести это странное состояние, меня не посещал. Не беспокоило меня и то, что я заточен в этой старой трехкомнатной квартире, в своей маленькой комнате, а весь мой круг общения ограничивался родителями да младшим братом. Что компании былых друзей, канули в лету былых разгулов, про девушек я даже не хотел вспоминать, ибо двух лет любовной болезни мне хватило сполна.

Игра ума, такое забавное занятие, что этим можно заниматься бесконечно, он как говорящий попугай, бесконечно повторяет заученные мысли бестолковых фраз и воспроизводит их в хаотичной последовательности. Зачем это вообще нужно, знает лишь создатель этого примитивного процесса, а чтобы с ним связаться, нужно, как минимум, обрести первоначальное созерцание мысли. Чем, в общем-то, я и был занят.

Первые мои попытки не давали никаких результатов, метафизически выражаясь, я бился головой об стенку своего примитивного ума, и от этого начиналась лишь сильная головная боль, а мысли, словно черти, насмехались над моей недееспособностью, и кичились своей непобедимостью. Но я был одержим идеей взять вверх и войти в это очень таинственное состояние, ибо оттуда веяло непостижимой силой, которой я жаждал овладеть.

В конечном счете, по истечении третьего месяца, после долгих и суровых аскез со своим воображением, находясь в очередной медитации, я впервые провалился в безмыслие. Точнее, на волне образа, который я запечатлел в своем сознании, словно застывшую картину художника, где я сидел одинокой фигурой на берегу безлюдного пляжа и глядел на вечность безмятежного и спокойного моря.

Тишина ума обдала меня ледяным инеем безразличия ко всему, что меня хоть как-то касалось. Чувства утонули в глубинах океана бездарных человеческих игр, а мысли, изгнанные из чертогов своих заблуждений, как неприкаянные духи блуждали вокруг, но не могли нарушить мой непередаваемый покой.

Я сидел на диване и, открыв глаза, молча глядел на стену напротив, мне ничего не хотелось и не моглось, всё утеряло всякий смысл: суета жизненных мгновений, судьбоносных путей нити, и даже жажда обрести сокровенную силу меня не волновала.

Ничего не имело смысла, ничто не могло коснуться этого безбрежного спокойствия, что созерцало очередную дилемму собственного бытья.

@темы: личное, исповедь

Исповедь мага

главная