...в вечном познании себя и окружающего мира...


Проснулся я этим утром с осознанием того факта, что, возможно, сегодня получу официальный статус мужчины, и, что самое главное, наконец-то заткну этот тихий ужас, который уже не стелился полупрозрачным туманом за моим окном. Это меня явно вдохновляло и давало надежду на то, что со временем я всё-таки поквитаюсь с этими скрытыми монстрами, что жили во тьме кромешной.

Сообщив матушке, что у сестры друга сегодня день рождения, и они меня приглашают к себе на дачу, а так как я не могу отказаться от столь заманчивого приглашения, то, возможно, появлюсь лишь завтра. Она выразила небольшое неудовольствие, мол, не загуляйся там особо, семейный бизнес ждет тебя. Я выразил стойкое согласие с её требованием и сообщил, что даю слово торгаша. После чего, по-быстрому чего-то перекусив, запив это дежурной чашкой кофе, принял душ, а после умчался в магазин за вином и конфетами.

Через полчаса я стоял у заветной двери и явно нервничал, что мне было, в общем-то, не свойственно, в этот раз мой здоровый пофигизм отказывался признавать ситуацию естественной. Так и не совладав со своим дребезжащим состоянием, я нажал кнопку звонка, время остановилось, и затянуло у меня на шее мертвую петлю мысли, что Галя кинула меня. Но она была прервана еле слышными шагами, а потом звуком открывающего замка.

Входная дверь открылась, и я увидел Галю, точнее то, что на ней было надето, что-то вроде шелкового халата, который еле прикрывал колени, после она мне пояснила, что это пеньюар. В принципе, мне было безразлично, что на ней одето, меня интересовало лишь то, что за ним было скрыто. Она мило предложила мне войти, особый запах квартиры ударил в нос волной волнующего вожделения, аромат страсти так и витал в воздухе. Я взял в себя в руки и не показал даже вида, что нахожусь под впечатлением её чар. Она, видимо заметив мой несколько стесненный вид, сказала - "проходи и поставь на тумбочку гостинцы", а после, быстро закрыв дверь, порхнула ко мне, обняла за шею, и мы слились в жарком поцелуе. После чего она на выбор предложила мне сразу же отправиться в постель или немного пригубить вина, я подумал, что пара бокалов мне не помешает.

Она улыбнулась и сказала, что это правильное решение, по её мнению, я был слишком сильно напряжен, да и ей надо было настроиться на нужный лад.

Полчаса мы сидели на уютной кухне, пили вино, обнимались и целовались, а потом, немного опьяненные вином и нестерпимым желанием, отправились в спальню. Она плавным и соблазнительным движением сняла пеньюар и предстала предо мной во всей своей обнаженной натуре. Я на несколько секунд провалился в оцепенение и созерцание её стройного, немного загорелого тела, на котором нежно выделялась интимная часть. А после легла в постель, накрывшись одеялом, и пригласила меня к себе.

...Мы слились в страстном танце наших тел, забыв обо всем на свете, и то, чего я больше всего опасался, что ей не понравится близкое общение со мной, оказалось напрасной тревогой. Я с удивлением и истомой наблюдал, как еле заметно содрогается её тело, пораженное волной оргазма, и когда он завершился, она промурчала мне на ушко: "Я предохраняюсь... пусть будет всё естественно…" Оспаривать её просьбу в столь интимный момент я не стал, и завершил начатое. После меня пронзил поток энергии, который какой-то тяжестью упал на уровень живота, и я понял, что цикл завершен, и я нахожусь в безопасности. Поцеловав её в губы и прошептав, что она прекрасна и неподражаема, быстро кинул взгляд на окно, за ним светило солнце и никакого намека на туман не было, и лишь желание повторить этот танец близости посетило меня. Чему, собственно, мы самозабвенно и предались через несколько мгновений...

Уже к вечеру, утомленные страстью тел, мы, почти обессиленные, лежали на кровати, она положила мне голову на грудь, и изливала душу о болезненном разочаровании, о том, что её брак это просто фикция, с которой ей приходиться жить. Что я уже не первый её любовник, и она не чувствует за собой никакой вины, потому что есть лишь ребенок, которого она очень любит, а в остальном муж и она вольны делать, что каждый из них пожелает. Я молча и искренне сочувствовал ей, не понимая, как так можно жить, и чтобы как-то утешить, гладил её темные, длинные волосы, наслаждаясь их шелковистостью, и каким-то, почти еле уловимым ощущением, что она моя дочь.

Незаметно наступила ночь, а мы так и продолжали нежиться на ложе, вкушая взаимную ласку друг друга. Я, на миг отвлекаясь от наших нежностей, всматривался в темноту окна, с осторожностью ища потусторонний аромат ужаса, что преследовал меня все предыдущие дни, но, не находя никаких признаков присутствия этого неведомого врага, вновь возвращался к ней. Уже почти перед сном, нас внезапно захватило в плен обворожительное желание вновь слиться, чему мы немедля полностью и отдались. Заснули мы уже поздно ночью в нежных объятиях друг друга, полностью испив до дна чашу страсти плоти.

Пробуждением было поздним, с очень странным ощущением, что всё это мне приснилось, но посмотрев вокруг себя, я понял, что это реальность. Галины не было рядом, я встал с постели, оделся и вышел на кухню. Аромат свежеприготовленного кофе пленительно звал меня его вкусить, но я решил подождать, когда хозяйка закончит свой утренний туалет, и сама мне нальет его. И чтобы как-то придти в себя, закурил сигарету и задумался о том, что сегодня последний день моих любовных каникул и надо бы поговорить о планах на будущее. Минут через десять Галина вышла из ванны с полотенцем, по-женски завернутом на голове, и в том же пеньюаре, в котором вчера меня и встретила. Мы немного поворковали, выпили кофе, что-то перекусили, и я, по её просьбе, отправился на вылазку в ближайший магазин за новой бутылкой вина и чем-то съестным к нему.

Когда я вернулся, она предложила повторить вчерашний сценарий, чему я был приятно рад, и после того, как мы выпили по бокалу вина, вновь отправились в спальню. В этот раз мы оба были более откровенны в любовных играх, и в чем-то даже ненасытны, и когда зов тел покинул нас, мы опять разговорились.

- Так временами хочется чистой любви... Чтобы бы можно ей было дышать и почувствовать себя единственной и любой.

- Это намек, или что-то иное?

- С тобой мне нравится, ты молод, горяч... – и, видимо, до конца не отдавая отчет в своих словах, продолжила - никогда бы не подумала, что свяжусь с малолеткой. Потом, видимо осознав свое некорректное высказывание, приподняла голову и, смотря мне в глаза, искренне сообщила:

- Саш, извини, меня не туда заносит... Надеюсь, ты не обиделся?

- Можно сказать, я почти разучился обижаться. Я хотел бы у тебя узнать, ты готова продолжить со мной?..

- Я готова... Извини за откровенность, я не монашка... А с мужем, ты сам понимаешь, у нас всё давно закончилось. Но нужна ли я тебе такая?

- А что с тобой не так?

- Женские глупости...

- Думаю, в процессе разберемся, что тебя беспокоит.

- Если ты не против, то я хотела бы прямо сейчас об этом поговорить.

- Я весь во внимании.

Она игриво заулыбалась, и наши губы слились в долгом и страстном поцелуе, одновременно с этим я почувствовал, как она рукой коснулась моего живота, а потом стала спускаться ниже...

@темы: секс, мистика