Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


У всего есть своя цена, а у снов наяву она была особенно неповторимая, с ароматом мрачной поэзии. Когда череда приступов обморока сошла на нет, меня накрыли душещипательные и, можно сказать, очень реалистичные сны. Возможно, я и хотел бы избежать жестокой аскезы, что каждую ночь погружала меня в мир бесконечного насилия и боли, но кто бы соизволил меня наградить столь бесценным даром - не видеть сны?

Описывать обобщенную стезю этих ночных кошмаров я не вижу смысла, ибо она даже близко не передаст весь нектар того мрака, что поселился в моих ночных видениях. Опишу лишь три самых ярких и запомнившихся сна, которые я смог вытянуть из сумрачной зоны своей памяти.

Сон первый, который повторялся множество раз.

"Я с другом даже не едем, а мчимся в обычном рейсовом автобусе по улицам обреченной Москвы, точнее, мы убегаем от чего-то кошмарного и непознанного. Все сидячие места заняты подростками обеих полов, которые, как мне кажется, безразличны к происходящему. А мы стоим и держимся за поручни, пытаясь решить неразрешимую дилемму. Наш диалог идет на повышенных тонах, где я доказываю ему, что если мы не бросим этих детей, то погибнем вместе с ними. Но он совершенно непреклонен в своем решении спасти их, и я понимаю, что отчасти он прав, и с ощущением некого фатализма начинаю признавать свою неизбежную судьбу.

Чтобы окончательно убедиться в своем решении, я вглядываюсь в то, что за окном, а там наступает конец света, в прямом смысле этого слова. Черная стена плотного тумана, двигаясь в нашу сторону, закрывает собой весь горизонт, поглощая всё на своём пути. Пустой, безлюдный и умирающий город, еще блистающий своим былым величием и могуществом, исчезает во тьме сумрачной стены, и ничто его не может уже спасти.

Вдалеке виден 12-тиэтажный дом, верхний этаж охвачен пламенем и слышен женский крик о помощи, наверное, она одна из последних жителей обреченного города. Мгновение спустя дом поглощается черным туманом, а я бегу в кабину к водителю, но там никого, автобус едет сам по себе, и до меня доходит, что всё в наших руках."

Сон второй, не настолько поэтичный, но, как мне кажется, заслуживающий внимания.

"Я командир особого спецподразделения, в моём подчинении трое мужчин и одна женщина, наша задача исследовать старый заброшенный двухэтажный барак, который находится в черте города. Мы осторожно входим в дом, исследуем первый этаж вдоль и поперек и, не найдя ничего подозрительного, поднимаемся на второй.

В одном из помещений натыкаемся на какое-то странное существо, оно похоже на бесформенную массу голубого цвета, трех метров высотой и в диаметре метра два. Оно очень агрессивно отреагировало на наше появление, бросившись в атаку на моих подчиненных. Завязался бой, в котором мы очень быстро осознали, что наше оружие не причиняет этому существу никакого вреда.

Данное осознание приходит слишком поздно и, как результат, мои спутники заживо, то ли пожираются, то ли поглощаются этим огромным студнем, и я остаюсь один на один с ним. Стрельба в упор из пистолета, похоже только забавляет его, и чтобы показать мою безысходную ситуацию и свою непобедимость, он трансформируется, отращивая за какие-то мгновения нечто похожее на голову, а в след за ней - руку с тесаком. На его бесформенном лике, появляется зловещая улыбка, после чего оно отрубает себе голову, а через несколько мгновений отрубленная голова, как ни в чем не бывало, срастается с телом вновь. Я понимаю - это мой конец, но сдаваться без боя не собираюсь, и вытаскиваю нож.

Но вдруг позади этого существа исчезает стена, и я вижу открытый космос, на фоне которого, отдаляясь от Земли, летит корабль. Внутри него человекоподобные существа удерживают бесформенную массу безликого монстра".

Третий и заключительный сон, о котором я хочу поведать, является неким реквием по Первой Чеченской войне 1994-1996 года.

"Какое-то полуподвальное помещение, освещение почти отсутствует, но, тем не менее, где-то дальше по длинному коридору я вижу крысу-мутанта, размером с большую собаку. Я стою в центре этого странного помещения, в военном обмундировании со снайперской винтовкой в руках.

Мужской голос сверху говорит мне, что моя задача срочно ликвидировать крысу-людоеда. Я беру на прицел мутанта и уже собираюсь нажать на курок, но крыса, почувствовав мое намерение, резко меняет курс, сворачивает в пещеру, и я теряю её из виду. С досадой понимаю, что нужно идти за ней, другого выбора всё равно нет.

Попадаю в пещеру, там темно, но я вижу какие-то очертания прохода и быстро двигаюсь вглубь пещеры, периодически натыкаюсь на трупы с перегрызенным горлом. С ощущение того, что она, как маньяк играет со мной, почти догоняю её, и вижу, как она догрызает горло очередной жертвы, наслаждаясь вкусом плоти и крови. Прицеливаюсь, ещё миг - и охота закончена, но она опять, почувствовав моё присутствие - убегает.

Оказываюсь в Грозном, штурм города провален, солдаты окружены и обречены. Нахожусь в полуразрушенном здании на третьем этаже, я чеченский боевик, хорошо вооружен и с зеленой повязкой на голове, стою в строю с такими же боевиками, командир нашего подразделения говорит, что в соседнем здании, засели русские, и что сейчас мы пойдем на штурм.

Мне безразлична эта война, ибо моя цель - крыса, которая теперь где-то в городе продолжает свой кровавый поход. Командир, со своими патриотическими воззваниями к воинам аллаха, тормозит мою охоту, и мне это не нравится. Я просчитываю варианты, смогу ли без потерь и быстро уложить этот отряд, и понимаю, вряд ли мне это удастся.

Командир заканчивает свою речь и даёт команду на штурм, я отправляюсь вместе со всеми к выходу. Выхожу на улицу, там повсюду трупы, раненые, разруха, руины. Охота продолжается, крыса продолжает свой кровавый путь, оставляя позади себя лишь трупы, а я по телам, как по следам, следую за ней.

В какой-то момент дорога мертвецов приводит меня в пригород, где я наблюдаю, как солдаты заливают боль и отчаяние водкой, а на закуску жестоко расправляются с пленными.

Провал, я опять в том же подвале, крыса виднеется где-то вдалеке, я прицеливаюсь, и всё начинается вновь".

Со временем эти сны заменились еще более мрачными, где главным персонажем был мой старый знакомый из детских снов - Тень.

@темы: мистика, сны