Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Тайна смерти меня преследовала еще с детства, в том или ином виде, но окончательно оформилась и созрела как вопрос, который не ждет отлагательств, где-то в юношеском возрасте. Тогда я только приступил к изучению эссе Сатпрема, но, не особо вняв его поэтической прозе про вершины и низины сознания, ринулся искать альтернативные варианты. Безусловно, эта книга меня вдохновляла на неведомые подвиги, и чтобы добиться определенных высот самосознания, я кропотливо трудился над постижением безмолвия. Но этого мне было мало, я жаждал познать то, что находится по ту сторону жизни.

Поэтому за короткий период, я перечитал не менее десятка разных книг по данной тематике. В результате чего пришел к выводу, что смерть - это лишь грань, которая разделяет параллельные реальности, но и этого всё равно было недостаточно. Где-то в глубинах моей памяти всплывали детские образы, которые удивляли меня своей запредельной космической глубиной. В них я никак не мог понять, что такое смерть, потому что знал, что был, есть, и буду всегда. Это поистине незыблемое, предвечное ощущение, меня уносило в неведомые дали иных реальностей, после возвращения из которых, я вдруг осознавал, что, наверное, не туда попал.

Достигнув определенных успехов в безмолвии, я стал искать ментальные контакты с теми, кто покинул этот прискорбный мир. Не могу сказать, что они были удачные, но в некоторые моменты я действительно слышал их мысли, чувства. Но всё это было лишь детской забавой по сравнению с тем, что мне предстояло познать в будущем.

Чуть позже, когда мы с другом окончили училище, у него умер дедушка. А после нас обоих посетило наваждение, которое выражалось в немедленном желании вступить в контакт с усопшим родственником. Мы не стали сопротивляться этому желанию и в очередной воскресный вечер решились попробовать провести сеанс.

Мы сели напротив друг друга, он закрыл глаза и стал настраиваться на контакт с дедом. Через несколько минут он сообщил, что слышит его мысли и готов к диалогу. Я был в неком восторге от новой игры и сразу же приступил к вопросам, которые, по моему мнению, были более чем допустимы в этой ситуации. Но ответы были неоднозначные, а порой, и противоречащие сами себе, некоторые вообще выходили за рамки моего понимания. Друг не задумывался над тем, что вещал, он просто озвучивал чужие мысли, что накатывали волнами предложений в его ум.

Так как это было очень давно, то вспомнить о чем шла речь я, к сожалению, уже не могу, но все те вопросы, в моем нынешнем понимании, были до однообразия банальны, и через какое-то время потеряли для нас всякую актуальность.
После сеанса мы с другом много обсуждали наше, в некотором смысле, достижение, и решили продолжить контакт с Матвеем, так звали деда друга. Как мы поняли позже, Матвей сам того желал и создал для этого все условия. Поэтому сеансы диалога с ушедшим в мир лучший дедом друга периодически повторялись.

Со временем мы настолько привыкли к нашему незримому наставнику, что постепенно и незаметно для себя, стали воспринимать его как побратима. В результате чего пошли постоянные шуточки в его сторону, а потом и откровенные насмешки. Возможно, он и пытался нас наставить на путь истинный, но все его попытки тонули в водах нашего вечного сарказма, по поводу его состоятельности и компетентности в вопросах бытья. Что, в конечном счете, вынудило нас искать контакт с более разумными существами, нежели некогда бывший человек.

Чтобы понять, что это была за личность, приведу один небольшой, но красочный и показательный сон.

"Нахожусь во дворце, возможно, это чья-то резиденция или нечто подобное, я в эпицентре некого светского раута, где собрались сливки общества, чтобы насладиться приятными мгновениями своего положения. Удобно устроившись в стороне от праздника жизни, с тоской наблюдаю это скучное мероприятие.

Около меня сидит Матвей, на позолоченном троне, с инструктированной дорогой тростью в руке, всем своим видом он дает понять, какое он место занимает здесь и сейчас. Но я не разделяю его воззрений на жизнь, поэтому с нетерпением жду, когда же закончится этот цирк.

Он указывает на группу людей, стоящих вдали от нас и говорит, что мне надо с ними договориться о важной сделке, и уточняет, что речь идет о покупке большого участка земли. Мне не нравится его затея, и я в лицо ему высказываю всё, что думаю. На повышенных тонах заявляю, что мне, мягко говоря, параллельно на них, на сделку, и на него в том числе, а самое главное, я никому ничем не обязан!

К моему сожалению, Матвей оказался другого мнения на сей счёт, и заявил, что я не проснусь, пока совершу эту сделку. Это вызвало во мне волну негодования, которую я выразил матерной прозой, но, осознавая всю свою беспомощность, пошел договариваться о покупке земли".

Со временем мы с Матвеем попрощались из-за его незаурядной жажды нас наставлять, но на этом контакт с миром мертвых не то, чтобы не закончился, а только начал набирать обороты.

@темы: сны, мистика, личное