Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


После титанических усилий по спасению отчима из преисподней, или плотных слоев земной атмосферы, я был выжат как лимон. Долгие блуждания по низшим планам наградили меня не только хронической усталостью, но и, как сейчас это модно называть - эмоциональным выгоранием.

В таком вот почти аморфном состоянии я продолжал погружаться во сны наяву и изучать потусторонний мир, параллельно приводя себя в порядок. И временами мне казалось, что опасность позади, мама возвращалась в себя и даже иногда улыбалась, как вдруг что-то опять пошло не так. Почти внезапно у неё стали появляться старые симптомы, которые выражались в затяжных депрессиях и почти полной потере интереса к жизни. Последней каплей, переполнившую мою чашу терпения, было её почти эпическое заявление, что на этом свете ей осталось недолго жить, и там её ждет муж. На вопрос, с чего она так решила, она закатила истерику и со словами: "Отстань от меня, я ничего не знаю!"- удалилась в свою комнату и закрылась.

В это мгновение меня посетил приступ отчаяния и осознание, что все мои усилии пошли прахом, а после это чувство плавно перетекло в ярость. Хоть я и был очень молод, но прекрасно понимал, что не бывает дыма без огня. Первым делом я, как обычно, настроился на Матвея и, пояснив ему ситуацию, спросил: "А что он об этом думает?". Тот, недолго думая, ответил, что это проделки моего отчима, который решил её всё-таки забрать.

Какое-то время я пребывал в шоке, а потом, взяв себя в руки, вошел в сон наяву и, поднявшись в верхние миры, нашел его. И уже без лишней любезности спросил его о том, что он себе позволяет. Я ожидал разные реакции, но только не то, что он в следующий миг промолвил: "Мне её так не хватает... И вообще она так устала от жизни, что лучше ей уйти. Со мной она будет счастлива". А после добавил, что планирует забрать еще и брата, потому что без матери ему будет очень трудно, да и для меня он станет лишней обузой. И завершил этот приговор контрольным вердиктом, что для всех так будет лучше.

В ответ я разродился долгой матерной тирадой и угрозами в его адрес, он молча выслушав мой немыслимый крик души, но ничего не ответив, исчез из поля моего зрения. Естественно, ждать, когда жестокий рок настигнет моих близких - я не стал, и решил немедленно действовать. Только вот как переломить то ли ход жестокой судьбы, то ли остановить и без того уже, вроде бы, успокоенного отчима, я не знал, но меня это не смущало.

Я ушел в свою комнату и предался долгим раздумьям, которые привели меня к очень интересным выводам. Во-первых, смерть не всегда горбатых исправляет, во-вторых, так называемые "мертвые", видимо, порой любят помочь своим близким уйти в лучший мир, вслед за ними. И в-третьих, сдаваться без боя я не привык, поэтому решил, что мы еще посмотрим кто кого. После чего, кое-как успокоив и положив мать и младшего брата спать, сам отправился в царства Морфея, где мне приснился крайне любопытный сон.

"Я нахожусь в нашей квартире с мамой и братом, обычный день, без особых проблем и забот. Он нарушается звонком в дверь, мама открывает, а на пороге стоит покойный отец семейства, который берет её за руку и тащит за собой, она сопротивляется, просит его не забирать её, но он никак не реагирует на её мольбы. Не выдержав этой душераздирающей картины, на волне негодования я встаю на защиту матери. Завязывается драка, в результате которой я вышвыриваю отчима на лестничную площадку и обещаю убить, если он ещё раз появится. Он молча уходит…"

Проснулся я с ощущением того, что мой ныне покойный исполнитель отцовской роли, видимо совсем заигрался, но я ему покажу, как надо Шекспира любить. По-быстрому приведя себя в порядок, закрыл глаза и погрузился в видения наяву. Его "величество" я обнаружил на верхних планах, где он стоял на фоне белого пространства уходящего вдаль океана белизны. Он был похож на белый сгусток энергии, который на мгновение принял человеческий облик, где-то вдалеке, позади него, я увидел еще множество таких же существ.

Кипя от ярости и наплевав на все правила приличного тона, я со всей силы двинул ему туда, где у него должна была находиться голова. Как ни странно, белый сгусток отлетел в сторону, а после растворился в воздухе. Не поверив своей удаче, я открыл глаза и ощутил вкус радости на своих губах, которые расплылись в улыбке.

Где-то в глубине моего сознания вертелась чья-то чужая и навязчивая мысль: "Молодец! Ты превзошел самого себя..."

@темы: мистика, сны, смерть