Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Лирика чувств - это вечная поэма, где присутствует он и она, ностальгия послевкусия сыгранных ролей и надежда на возможное продолжение. Но в своем случае, я погасил разгорающееся пламя будущей любовной оды, чтобы сохранить тонкое равновесие своих расчетов. И смотря сквозь призму прожитых лет, понимаю - мой выбор верен. Да, я ответил отказом на её теплое приглашение, она молча проглотила мой посыл, грустно улыбнулась, что-то про себя промолвила, и не спеша удалилась из моей жизни. Как будто так и должно было быть.

Мы продолжали учиться в том же колледже, в той же группе, но постепенно и верно отдалялись друг от друга, а чуть попозже она вообще перестала появлялась на занятиях. Я, естественно, молча страдал, как и подобает влюбленному глупцу, выжигал свои чувства обжигающе ледяной логикой, и надеялся, что когда-то эта болезнь всё-таки пройдет. Но она было иного мнения, и продолжала терзать меня, несмотря на все мои старания. Чтобы скрасить как-то свой досуг, по выходным я пьянствовал с другом, рассказывая очередные байки о своих походах во снах наяву, умалчивая тот факт, что мое сердце отравлено любовным ядом собственной глупости.

Возможно, так и длился бы мой марафон разочарования, если бы в один вечер, сидя у себя в комнате и слушая меланхоличные баллады Наутилуса-Помпилиуса, не ощутил в своем уме чужеродные мысли, намекающие мне о том, что это не конец моей печальной истории. Я лениво закрыл глаза и погрузился в сон наяву, полумрак, как всегда, кишел какой-то нечистью, а перед моим взором мерцала белая фигура Матвея. Он сочувственно сообщил мне, что мой эксперимент хоть и удался, но я выбрал не ту кандидатуру, и указал на другую девушку, которая так же училась в моей группе, и даже формально числилась подругой Маши. На вопрос, зачем она мне сдалась? Он, многозначительно помолчав - выдал, что клин клином вышибают и вообще пора бы мне познакомиться поближе с женским полом. Я сказал, что подумаю, и после вырвался из мрачного мира жестоких искажений.

Несколько дней я внимательно наблюдал за этой молодой особой на предмет её внешней и внутренней привлекательности. Её внешний облик мог покорить много мужских сердец, ведь природа дала ей всё необходимое для этого. Правильные и выразительные черты лица, длинные золотистые волосы, возможно и крашеные, чуть эпатажный и вызывающий стиль одежды, который ярко подчеркивал в меру пышную грудь и контуры женских изгибов.

Она очень умело себя вела с мужской частью группы, искусно притягивая их внимание, немного подыгрывая природным импульсам, а потом мягко отталкивала, но не упускала из вида. Что лишний раз говорило о развитом женском обаянии и не менее утонченном уме. Не могу сказать, что на меня это произвело сильное впечатление, но на первый взгляд она вызывала симпатию, и это говорило о многом, а если точней, то о том, она подходит на роль очередной амурной оды.

Трудно сказать, что двигало мной. Возможно, наставление Матвея, возможно её возраст, если не ошибаюсь, на тот момент ей было 25 лет, и она была уже достаточно опытной женщиной, чтобы помочь мне забыть свое увлечение, ну, во всяком случае я так думал. А возможно я просто тешил свое самолюбие, ибо она напоминала мне королеву, которую было любопытно заполучить. Хотя где-то в глубине себя, я чувствовал непреходящую грусть-тоску по той родной девочке, которую я отверг, ради её же будущей, счастливой жизни. Но при всём этом я жаждал хоть какого-то женского тепла, и ради этого готов был пойти на очередное преступление против своей чести.

Поэтому в один из вечеров, сидя у себя в комнате, закрыв глаза, погрузился в сон наяву. Немного побродив по сумрачным мирам, нашел её тонкое тело и связал с собой узами невидимых нитей. Для убедительности, постарался внедрить в её сознание образы интимных моментов, и, как в прошлый раз, стал ждать результата.

Как ни странно, он почти сразу же проявился, и выражался в неком внимании к моей персоне, естественно, пресекать её попытки я не стал. Так началось наше общение, которое было, в общем-то, приятным, и оказалось даже в чем-то практичным. С её помощью я подтянул свои учебные хвосты и даже сделал дипломную работу.

А дальше всё пошло не по сценарию. В день выдачи диплома я вместе с ней и компанией выпускников отправился в бар, где мы весело отмечали окончание обучения и обильно это, так сказать, праздновали. Вначале мы сидели всей компанией, а потом ребята перешли за соседний столик, и я с ней остался наедине, лениво допивая очередной стакан какого-то коктейля. К этому моменту мы оба уже были одурманены, поэтому внутренний контроль почти исчез, и между нами установился пристальный зрительный контакт. В её глазах читалось жгучее желание, в моих видимо тоже, скрыть это мне было очень трудно, да я уже и не пытался. Но вместо каких-либо намеков на более близкое продолжение беседы, я рассказывал ей, то какие-то забавные истории из своей жизни, то плавно переходил на тематику, каким же я стал чудовищем в свои двадцать с небольшим лет.

Юля, так звали девушку, загадочно улыбалась, и в какой-то момент сказала, что я очень милый мальчик и даже нравлюсь ей, в ответ я неподдельно распылался в улыбке и заявил, что сегодня она просто бесподобно восхитительна и непередаваемо обворожительна. Она поблагодарила за комплимент, и наш разговор как-то незаметно перетек немного в иное русло, где она не очень лицеприятно высказалась о моей бывшей возлюбленной. Что-то вроде того, что Маша-растеряша и вообще маленькая, глупая дурочка. Её слова, как кристаллики соли, упали на кровоточащую рану, вначале вызвали резкую боль, а потом я с удивлением обнаружил, что эта молодая женщина мне совершенно чужда. Я еще пытался как-то по инерции и ради правил этикета поддержать наш диалог, но уже не испытывал ни симпатии, ни влечения.

В какой-то момент я устал от бурной имитации своих намерений и сообщил, что я себя нехорошо чувствую, и во избежание ненужных инцидентов, лучше я отправлюсь домой. Она удивилась моему резкому заявлению, и предложила отправиться на квартиру к своим друзьям, которые живут буквально в нескольких минутах ходьбы от этого бара. Пояснив, что там можно и переночевать в случае чего, если уж мне так плохо, а поутру, выспавшись, отправиться домой, всё таки ехать придется через весь город, мало ли чего может случиться.

Я поблагодарил её за столь благородный жест доброй воли и добавил, что вынужден отказаться и откланяться в родную берлогу. После чего вытащил из кошелька почти всю наличность, что у меня была, положил на стол, и стал надевать пальто. Последующая реакция Юли меня удивила, она тоже встала из-за стола и, подойдя ко мне, крепко взяла за руку, и сказала, что не отпустит меня, а после, видимо для подтверждения своего намерения, обратилась к ребятам из нашей компании за помощью. Парни быстро среагировали и пришли выяснить, что у нас случилось. Я, сильно извиняясь, сообщил, что мол, как-то упился, и поэтому меня ждет любимая подушка. Они с пониманием отнеслись к моему пьяному монологу и стали просить Юлю отпустить меня, но та наотрез отказалась это сделать. В ответ они развели руками, что они бессильны, попрощались со мной, и отправились к своим дамам.

Еще где-то минуту она держала мои руку, убеждая, что стоит довериться ей и всё будет хорошо, что сейчас пойдем на квартиру к друзьям, но я был непреклонен, и в энный раз парировал её словесные потоки. Видимо, исчерпав все возможности, она отпустила мою руку, наши глаза встретились - и в них я прочитал глубокую досаду, граничащую с обидой, грусть, и даже нотки только нарождающейся ненависти, а после, еще раз извинившись, быстро вышел из бара и отправился домой.

После этого безрассудного и печального поступка, я постепенно залечил свои душевные раны, тем самым навсегда покончив с юношеской романтикой, и занялся дальнейшим изучением потустороннего мира. Но надо добавить, что с годами я сильно развил навыки условно любовной магии и не раз их применял, чтобы сохранить и улучшить отношения. Естественно, вышеописанных глупостей я уже не вытворял.

@темы: мистика, любовь