Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


После того, как я попрощался с Юлей в баре, мое временное увлечение прекрасным полом быстро сошло на нет. Почти за месяц все воспоминания и переживания стали блеклыми разводами на прозрачном стекле моей душе, а еще через месяц от них не осталась и следа. В какой-то момент до меня дошло, что я вообще скоро потеряю любой интерес к женщинам, даже попытался было его удержать, но воспоминания не вызвали во мне ничего, кроме серой тоски и бессмысленности данного занятия. И я, молча махнув на это дело, стал всё сильней погружаться в глубины снов наяву, и лишь иногда моя матушка мне напоминала, что мне пора задуматься о своей личной жизни. А я лениво отвечал, что еще не встретил ту единственную, которой готов посвятить всю свою жизнь, и поэтому не надо напрягать мне мозг всякими глупостями.

Естественно, было бы разумно приступить к поиску этой самой единственной и любимой, но честно говоря, мне было откровенно лень этим заниматься. Поэтому следовать путем своей матери и идти в брачное агентство, я не был намерен, да и вообще, в тот момент у меня всё шло просто прекрасно. Семейно дело процветало, поэтому я купил себе игровую приставку и большую часть своего свободного времени вместе с другом проводил в виртуальной реальности. А то, что оставалось, посвящал пьяной философии, разлитой по хрустальным бокалам вина. Мы предавались совместным размышлениям о бренности собственного бытья, чтобы неизбежно вернуться к картинам Сальвадора Дали, и еще раз вкусить нектар его безумно притягательных образов.

А после, вдоволь наигравшись в игры разума, и теряя вкус неподдельной радости, приступали к обсуждениям того, что происходило во снах наяву. Наше погружение на нижние уровни сумрака почти достигло своего апогея, но так как мы встретили яростное сопротивление тех существ и сил, что там обитали, то, сами не заметив этого - погрязли с головой в позиционных боях. Безусловно, это нас беспокоило, и поэтому мы постоянно возвращались к обсуждению данной темы, но найти какой-либо адекватный выход из ситуации были не в состоянии. На этом мрачном моменте наши посиделки обычно и заканчивались, и уже за полночь друг уходил домой, а я погружался в ночные видения, которые в последнее время терзали меня незваными гостями.

Под незваными гостями я имею ввиду вечно живых "мертвых", которые, непонятно по какой причине, поселились в моих снах, и уходить явно не собирались. Чтобы было понятно, приведу несколько снов данной тематики.

Первый сон коснется моего покойного отчима, с которым мы, можно сказать, подружились.

"Еду в метро вместе с отчимом, проезжаем станцию, которая находится на поверхности, из окна наблюдаем до боли знакомые городские пейзажи. Всё вроде как всегда, но вдруг за окном на спортивной площадке появляется совершенно нереальная розовая машина. Она похожа на мираж, но при этом намного реальней самой реальности и напоминает сгусток светящегося газового скопления будущей звезды. Отчим поясняет мне, что это аномалия неизвестной природы, которая своим существование нарушает законы мироздания. Сидящие с нами рядом люди ничего не видят, и поэтому являются в некотором смысле безмолвными наблюдателями этого фантасмагорического представления".

Второй сон крайне многозначительный, и свою тайну он так и не раскрыл.

"Сижу за круглым столом с тремя покойниками, они одеты в строгие черные деловые костюмы, возникает ощущение, что они теневые биржевые игроки. Мы делим результат выгодной сделки, которая равняется эквиваленту более сотни миллионов долларов. Долго дискутируем по поводу, кому какая доля причитается, я, видимо устав от этих дебатов, заявляю своим собеседникам: зачем вам деньги, если вы ими даже не можете воспользоваться, ибо уже мертвы? Они немного удивляются, а потом соглашаются. В центре стола лежит кейс, я его открываю, гляжу на ценные бумаги и понимаю, что теперь у меня начинается новая жизнь, где не надо думать о деньгах".

Третий сон тоже отдает какой-то мрачной таинственностью.

"Вбегаю в многоэтажный дом и поднимаюсь по лестнице на 14-й этаж, на каждом этаже сидят по трое мертвых, во всем черном, и ждут своей отправки в мир лучший. Поднимаюсь на самый верхний этаж, там лифт, который прямиком ведет, так сказать на небо, вызываю лифт и жду. И вдруг один из трех сидящих мне говорит: «Мы тебя здесь все знаем, Алекс…» Меня почему-то пугает данное заявление, и я сломя голову бегу вниз, к выходу, подальше от тех, кто знает меня".

А четвертый сон является очень специфическим, по причине того, что мне снился Виктор Цой, собственной персоной. Надо заметить, что впервые о его существовании я узнал в юности, в день его смерти. И после очень долгие годы был поклонником не только его творчества, но и его самого.

"Нахожусь в светлом и белом пространстве, где веет летним ветерком, теплотой домашнего уюта и почти непередаваемым душевным спокойствием. Разговариваю с Цоем, как со старым, надежным другом, он мне долго о чем-то рассказывает и просит помощи в очень важном деле. Я соглашаюсь ему помочь, и он меня зовет пойти с ним, чтобы встретиться с друзьями, которые, по его словам, давно заждались меня. Мы подходим к краю бездонной пропасти, он перебрасывает через неё толстую ветку и быстренько переходит на ту сторону, а после зовет меня. Нужно пройти всего каких-то два метра, я делаю шаг, но чувствую, что палка не выдержит, она слишком хрупкая. Извиняюсь перед Виктором и обещаю обязательно заглянуть к нему и остальным друзьям на огонек, но чуть попозже, он соглашается и говорит, что еще придет ко мне".

Те, кто что-то понимают во снах, должны уже догадаться, что этот сон не сулил мне ничего жизнеутверждающего. После него я где-то полгода находился на грани жизни и смерти.

@темы: мистика, сны