Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Жажда насилия, всепоглощающая и ненасытная - защитная реакция на любой внешний раздражитель, может сравниться лишь со страстью продолжить себя в другом теле. Агрессия и похоть, два взаимоисключающие друг друга фундаментальных кода, но при этом уживающиеся в одном носителе, существуют в каждом из нас, в наших бренных телах, в опыте миллионов поколений, что спрессованы в спиралях архивных баз данных ДНК.

Я находился в обители Натальи и просто остывал от своего звериного посыла - убить маньяка, что окончательно потерял человеческий облик и стал демоном уже при жизни. Нет, мне не было его жаль, мне было противно от самого себя, от своего звериного гнева, и я молча созерцал лучезарный облик наставницы, не спеша размышляя о том, что, возможно, стоит покинуть этот мир, ведь я всегда знал, что этот мир мне чужд, как в прочем, и я ему.

Наставница еле заметно и понимающе, с оттенком грусти, улыбалась мне, она знала, что любые слова-мысли здесь излишни. Я должен был разобраться в себе и продолжить свой путь, и она мне не мешала, она просто наблюдала. Как на моем сердце застывала печаль и невыносимая тоска, как они поднимались огромными волнами призыва срочно покинуть этот проклятый мир, но разбивались о беспристрастные скалы разума. Где-то с высот моего надсознания, нисходило спокойное наставление, что даже в этой клоаке есть смысл, только он глубже, чем я предполагаю, и надо спуститься ниже дна, чтобы в ворохе тлена и разложения обрести бесценный бриллиант божественного вдохновения.

Наталья знала, что я размышляю об уходе, но даже вида не подала, и лишь когда внутренняя борьба отпустила меня, наши тонкие тела слились в единое сознание, чтобы на время ощутить всю гармоничную палитру первозданности женского и мужского начал.

Этот миг душевной близости мне показался вечностью. Вечностью, что уподобилась богини милости, и благосклонно и нежно перенесла меня на поверхность океана трансцендентного измерения, где я, качаясь на незыблемых волнах невыразимого покоя, позабыл о нелепых и скупых хлопотах безнадежности человеческой натуры.

Когда сеанс теплоты небесной был завершен, мы вновь осознали себя отдельными частями, я, на волне этого почти незабываемого и немого восторга, ей откровенно выразил то, что ощущал.

"Ты одарила меня негой души, и я тебе признателен безмерно... А если быть совсем честным, я тебя люблю..."

"Всё взаимно, любимый..."

Мы оба понимали, что эта любовь не имеет никакого оттенка так называемой сексуальности или чего-то подобного, это сокровенный посыл наших Душ, что желали друг друга обогатить благодатным огнем. Я никогда не спрашивал её, что она чувствовала в эти сокровенные моменты, а она мне никогда об этом не рассказывала, наверное, потому, что понимал, что она так же близка к экстазу, как и я. И для меня, на тот момент, всё так и оставалось загадкой...

Она первая прервала наше блаженное молчание:

"Ты пришел в себя?"

"Да, вполне..."

"Тогда пора приступить к спасению этой молодой души, если ты, конечно, готов?"

"Готов, родная, спору нет".

Мы оказались где-то в нижних пластах сумрака, наши защитные сферы освещали непроглядную тьму, а около нас находилась печальная дева, её тонкий кокон еще не потух после недавнего лечения, но явно померк.

"Что я должен сделать?"

"Для начала спросить её, желает ли она вернуть домой?"

Я не стал медлить и, настроившись на ментальный канал убитой горем девушки, спросил её:

"Ты хочешь домой?"

Та, недолго думая, согласилась.

"Теперь подойди к ней и наполни её своей энергией, активируй все нижние чакры, и когда они достигнут предела своей светимости, поднимай её постепенно по уровням... Только не спеши, постепенно, шаг за шагом... Там её уже ждут".

Я молча подошел к ней и, коснувшись её тонкого тела, стал раскручивать чакры, параллельно создав нисходящий поток энергии с верхних планов, что в разы усиливал результат моих стараний. Процесс медленно, но верно шел своим путем, через несколько минут реального времени она ярко засветилась, и мы поднялись на верхний план. Он нас встретил грязью потаенных желаний, искушением плотских утех, и мы сразу же прыгнули выше, этот мир был чище, но сер и скучен. Еще прыжок на ступеньку выше, светлые образы поющих строений, улыбающиеся лица разных существ, цветущие поля и зеленые леса. Следующий прыжок нас выбросил в мир голубых конструкций, правильных фигур и строгих линий. За ним последовал мир фиолетовых, космических оттенков, которые свободно перетекали в разные формы, создавая неповторимую композицию неземной реальности. Последний прыжок, и мы на месте.

Этот мир нельзя ни с чем спутать, только здесь ослепительно светло, по-летнему нежно тепло и самозабвенно спокойно, как будто боги снизошли в этот мир, наполнив его своей благодатью. Впереди нас стояли несколько светящихся фигур, лиц было не видно, но их радостные улыбки была подобно радуге, и они звали мою спутницу к себе. В моем уме родились её прощальные мысли: "Прости меня за всё... Благодарю тебя от всей души за свое спасение". А после она исчезла вместе с незнакомцами.

"Вот ты и всему научился, как видишь, ничего сложного. Просто надо подарить своё тепло и любовь, и она исцелит все раны..."

"А как же её тонкие тела? Я сам видел, что бывает с бездушными телами, они превращаются в вампиров".

"Да, они остаются, но скорее всего, быстро распадутся, как и физическое..."

"Если раньше не превратятся в паразитов".

"Да, и такой вариант возможен, но в её ситуации это вряд ли случится. Сейчас это неважно, милый, важно, что мы помогли душе вернуться домой. А её тонкая одежда, в любом случае растворится под влиянием неизбежных процессов, даже если она прежде осквернилась... Но если тебя это так беспокоит, можешь вернуться и сжечь её..."

"Нет... Сами аннигилируются, как-нибудь без меня".

"Пойдем в мою обитель, тебе нужно отдохнуть".

"С удовольствием".

@темы: мистика, ужасы