Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Сон подобен погружению в иную реальность, где можно прожить множество жизней, и каждая из них будет неповторимо приятна, или отдавать печальным вкусом ужаса, но, в основном, пропитана бессмысленным, серым бытом обыденных дилемм. Этот же сон был неким признанием моего, в некотором смысле, величия, и поэтому я проснулся под впечатлением наставления сурового незнакомца, что восхищался моей стойкостью.

Предчувствуя то, что данный сон - это ключ к чему-то, что мне предстоит еще познать, я успокоил свой маленький восторг, и отправился на кухню, просыпаться. Сегодня у меня был свободный от любых дел день, и поэтому я, с неким наслаждением наблюдал за утренней суетой своих родственников, которые, наконец-то собравшись, отправились восвояси.

Как только входная дверь закрылась за матушкой, я, быстренько покурив, отправился в свою комнату, где, сев поудобней на диван и закрыв глаза, провалился в видения наяву. Два часа я терпеливо удерживал последний кадр своего сна, чтобы сейчас по нему, как по компасу, выйти на источник. Понимая, что события сна происходили на верхних планах, я прыгнул в небесную высь, и посреди реальности света принялся искать того самого командира, что снизошел до разговора со мной.

После долгих и неудачных походов по лабиринтам просветленных чертогов, в каждом из которых жили своей жизнью небесные создания, я почти спонтанно попал в огромный зал, в центре которого стояли пять мужских фигур. Они не просто стояли, они сияли душевным теплом, от них веяло мудростью и молчаливым покоем, я знал - один из них, тот самый, кто мне нужен, но понять, кто именно, был не в состоянии. Мое временное замешательство было прервано меткой стрелой учтивой мысли:

"Неисповедимы Его Пути..."

После неё в моем уме родилось еще одно наставление:

"Но неизбежны Его вехи, на Пути..."

А вслед за ним, прозвучало предложение к диалогу:

"Твои странствия привели тебя к Нам, и Мы готовы выслушать тебя..."

"Кто Вы?"- немного обескуражено и потерянно, спросил я.

"Те, кого ты так долго искал".

"Не понимаю..."

"Поймешь, когда вспомнишь себя".

"Вроде бы я в себе..."

"В себе и не в себе одновременно. Пока что ты лишь слепец, что бродит по бесконечным закоулкам своей судьбы, и для того, чтобы осознать свое предназначение, ты должен пробудить свой Дух от тяжкого сна. Только так и никак иначе..."

"А как я это могу сделать?"

"Она... Наша сестра, что нарушила обет невмешательства, поможет тебе обрести утерянный дар. И хоть Мы осуждаем её поступок, но не можем не согласиться, что в миг твоего возможного ухода, она единственная, кто посмела протянуть тебе руку помощи".

"Вы тот самый орден?"

"Это земное имя, здесь не имеет никакой силы, оно лишь звук мысли, что ты озвучил, но не коснулся сути. Мы те, кто незримо наблюдает за судьбами народов и скрыто вмешиваясь, исправляет человеческие искажения".

Последнее Их заявление меня погрузило в некую прострацию, которая сменилась озарением тем, что я нашел Тех, кто реально что-то знает. И даже, может, и на этой восторженной ноте, я позволил себе не очень лестные высказывания в Их адрес.

"Тогда почему этот мир, настолько погряз в трясине жестокости и нескончаемых страданий? И почему та, кто помогла мне в час нужды, вами была отвергнута?"

"Твой вопрос хоть и уместен, но слишком эквивалентно эмоционален. Судьба мира всегда в руках людей, Мы лишь сглаживаем острые углы, которые чреваты фатальными последствиями. А что же до нашей возлюбленной сестры... Она нарушила незыблемое правило, она не имела права вмешиваться... Но Мы благодарны ей, за её столь яркую дерзость... Она утренняя звезда, что освещает путь заблудшим душам..."

"Вы говорите загадками..."

"Всему свое время, странник, следуй своим путем, а мы, по мере своих возможностей - укажем его..."

"А как я это пойму?"

"Мы дадим тебе знак..."

Видение стало блекнуть, таять вихрем белых вспышек, а потом и вовсе потеряло нить, соединяющую меня и Обитель Пяти Неизвестных. Я еще пытался настроиться на Их канал, но все было тщетно, лишь какие-то всплески, чьи-то мысли-голоса, а дальше теплое спокойствие, в чем-то гнетущей разочарованием тишины. Я открыл глаза и осознал, что сеанс завершился какими-то смутными намеками на что-то, что еще не проявилось и не преобразилось в материальную природу.

Слова моих собеседников еще крутились у меня в уме, но были подобны лужам на асфальте, оставшимся после сильного дождя, где в отражениях их зеркальных поверхностей я видел небесной глади просторы.

Во мне проснулась меланхолия грусти, и спела мне оду о том, как печален мой одинокий путь, я побрел на кухню, закурил сигарету, и погрузился в глубокие думы о том, куда дальше держать путь. Они привели меня к выводу, что контакт с таинственными незнакомцами был преждевременным, поэтому мне нужно держаться наставницы. Не зря же они подметили, что она путеводная звезда для моей заблудшей души.

@темы: мистика