Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


После помпезной встречи нового апокалиптичного двухтысячного года, наши постояльцы наконец-то съехали на свою квартиру, которую им купили обеспеченные родственники. Я вздохнул с облегчением и стал наверстывать упущенное, то есть днем расслабляться в постели со своей пассией, а по ночам, в прокуренной комнате, сражаться в виртуальных баталиях. И если я наслаждался своей обычной жизнью, то друг чах прямо на глазах, все мои попытки подвести его к выводу, что мой потусторонний способ лечения от любви работает, и не раз меня выручал, он по-прежнему игнорировал. И всё, что мне оставалось, это констатировать, что мой друг тяжело болен, и когда вылечится - неизвестно, а болезнь, тем временем, все более прогрессировала.

К сожалению, я тогда не знал, как можно разорвать любовную связь в одностороннем порядке, минуя согласие влюбленного. В противном случае, я не раздумывая, так и сделал бы, ибо вся эта мыльная опера не стоила даже слов, чтобы о ней промолвить. Поэтому всё, что мне оставалось, так это ждать, когда он окончательно переболеет и, всё-таки выздоровеет, и я, наконец-то, увижу старину Влада, с его философскими беседами о сюрреализме нашего пути и тленности бытья.

Момент истины наступил внезапно, Лена позвонила мне, и предложила приехать вместе с другом к ней гости, и отметить новоселье, пока её мама, вместе с моей матушкой, съездит на пару дней отдохнуть к кому-то на дачу. Я, естественно, позвонил другу и сообщил о столь важном предложении, тот сразу же расцвел, и через несколько дней в назначенное время мы отправились навстречу закату любовной звезды.

Квартира благоухала домашним уютом, а хозяйка была чувственно приветлива и не скрывала своей радости. Мы с собой прихватили сумку с небольшой коллекцией алкоголя и не меньшей сладостей к нему, и через пару часов находились в состоянии полной прострации, Лена также находилась где-то в состоянии пьяного настроения. Я, не выдержав тяжести своего сознания и тела, и пожелав им приятного времяпровождения, ушел спать в соседнюю комнату, оставив их наедине друг с другом.

Когда я проснулся, то обнаружил, что мой друг тоже находится в объятьях Морфея, а Лена недовольно сидит на кухне и смотрит телевизор. Мы с ней мило побеседовали часок-другой, а дальше до меня дошло, что пора бы и честь знать, и я пошел будить друга, тот хоть и проснулся, но заявил, что не в состоянии никуда идти, поэтому будет ночевать здесь. Ход его мыслей был понятен без слов, он считал, что сама судьба им дает шанс, и грех им не воспользоваться.

Лена не хотела меня отпускать, неясно по каким причинам, то ли хотела, чтобы я забрал Влада с собой, то ли хотела, чтобы я остался и ночевал с ними, а возможно хотела, чтобы уехал Влад, а я остался. Но так как в те времена я только начал изучать женскую, как бы загадочную психологию, а язык тела мне вовсе был неведом, то выяснить её истинные мотивы я не мог, да и не желал.

В моих планах я должен был быть уже дома, ибо, как девушка, она меня не интересовала, а в друге я не сомневался, он никогда бы даже не подумал применить к ней насилие, так что если между ними что-то случится, это будет по обоюдному желанию. В общем, со спокойной душой я уехал домой. Где-то к полудню мне позвонил друг и попросил зайти к нему домой, пояснив, что есть ко мне разговор. Недолго думая, я быстренько собрался и отправился к нему в гости, жил он недалеко, минут пятнадцать пешком.

Когда он меня встретил, то был похож на побитого пса, которого хозяйка выкинула из дома. Далее он мне рассказал историю, которая лишь подтвердила мое ощущение. Ничего у него с дамой сердца не получилось, и в три часа ночи она выгнала его из квартиры, а ночевать на коврике около входной двери он не стал, денег на такси у него при себе не было, а метро уже не работало. Так что он пошел пешком домой, можно сказать через всю Москву, за три часа он добрался до какой-то станции метро, и дальше уже добирался городским транспортом.

В завершение своего рассказа он сказал, что морально убит, и если так дело пойдет дальше, то он на себя наложит руки, так что он готов принять мое предложение. Я ему достаточно объемно и во всех подробностях объяснил принцип способ разрыва любовной связи, который неизбежно исцелит его от этого тяжелого недуга, он внимательно выслушал, а после, уточнив технические моменты, сказал, что сегодня же и приступит.

Две недели я был занят своими делами и, в общем-то, напрочь забыл об этом конфузном инциденте, но звонок друга меня вырвал из порочного круга рутины. Влад явно находился в радостном расположении духа и предложил мне отметить красный день календаря, который он обозначил, как день исцеления от больной любви - отказаться от столь заманчивого предложения я не мог, так что отправился к нему. Под вкус красного вина он мне поведал о том, что несколько раз он использовал мой способ и выздоровел, правда, видимо, переусердствовал, и теперь даже ненавидит Лену, а отношения со Светой он наладил вновь, нарассказывал ей каких-то сказок о проблемах дома и в семье, так что всё вернулось на круги своя.
Впервые за несколько месяцев я воодушевился и, в некотором смысле, признал тот факт, что сны наяву можно и нужно использовать в реальности, для решения насущных и неразрешимых дилемм.

Если бы я только знал, сколько впереди меня ждет душещипательных испытаний, чудовищных сражений, бескомпромиссных поражений, любовных интриг со вкусом смерти и, как результат, совершенно безумных экспериментов. Которые, в свою очередь, то возносили меня к далеким звездам иных миров, то роняли в бездну древности человеческих искажений, где в смраде застывших испражнений, я тщетно искал выход, но не знал, что у бездны нет дна.

Я был всё так же наивно молод, спесиво тщеславен, безрассудно горделив и лишь мое невежество спасало меня от предвидения горизонта будущих сакральных событий.

@темы: мистика, любовь