Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Несколько дней я находился под наваждением того таинственного сна про космическую, иную реальность, и он не давал мне покоя, я почти кожей чувствовал холодную бездну других миров, и восхитительный шепот звезд и планет, что меня звали к себе. Вначале я пытался сопротивляться этому зову, но с каждым разом я всё более осознавал, что время лицемерия завершено. Где-то на горизонте моего внутреннего мира, сомнения, словно подозрения, пытались меня убедить в обратном, но, увы, все их попытки, как будто пытки, не дали желаемого результата.

Возможно, было бы логично стереть эти сновидения, завесить серыми занавесями быта окно своей души и пуститься по очередному кругу сансары. Но я больше не мог и не хотел лгать самому себе, я устал пытаться делать вид, что сны наяву - это всего лишь плод моего больного воображения, ведь у меня не было никаких основополагающих подтверждений, а те, что имелись на тот момент, мной всерьез не рассматривались. Да, я часто подозревал самого себя в безумии, а еще чаще ловил себя на паранойе. Но здесь и сейчас, который раз, находясь один дома и, по своему обычаю, куря возле открытой форточки, я расписался в том, что быть нормальным и верить в научные доводы, как и в прочем - в религиозные догмы - у меня нет больше сил.

Пришло время признать правду, что обратного пути уже нет, не было и не будет, и поэтому пора заканчивать с юношескими играми в любовные интриги и войнушки с местными бесами. Пришло время переступить запретную черту и взглянуть в бездну, и найти в ней себя, или хотя бы свое отражение.
На этой волевой ноте, я потушил сигарету и пошел в свою комнату, чтобы погрузиться в тот самый невнятный сон наяву, и наконец-то попробовать разобраться в том, что, собственно, происходит со мной.

Впервые за всё время сеансов, мне удалось миновать мрачные уровни сумрака и оказаться в ослепительном мире душевных грёз, в обители своей наставницы. Расплывчатые контуры её фигуры отдавали теплом радости, веяли пряностями чистого разума, и вызывали во мне ностальгию по чему-то, что навсегда было утеряно, где-то в глубинах моей детской наивности. Она смотрела на меня и молчала, а я просто созерцал её лик и не мог воспроизвести ни мысли потому, что спонтанно погрузился в зеркальную тишину своего ума. Наш молчаливый дуэт, хоть и был лишен мыслей, но наполнен неповторимыми образами, которые рождались в моем сознании, словно озарения, приобретая форму сокровенных пазлов, что складывались в некую загадочную картину бытья.

Я наконец-то понял, что мой сон это лишь мелкие осколки воспоминаний из далекого прошлого, прошлого, которое я предпочел забыть, чтобы пребывать в водах человеческого океана, и лишь когда пришло время моей инициации, мне открылось то, что я так тщательно скрывал от самого себя. Эта маленькая истина промелькнула предвкушением мысли, оставив рябь кругов, и потонула в недрах безмолвия, но следующая мысль разбила зеркальную гладь моего молчания и таинственным шепотом промолвила:

"Ты переступил запретную черту, обратной дороги уже нет. Надеюсь, мои выводы не окажутся преждевременными и полностью оправдают твои намерения..."

Я очнулся, словно от наваждения, и только несколько секунд спустя понял, что это было обращение Натальи ко мне.

"Мне крайне странно осознавать, что этот сон и наш предыдущий поход в верхнюю реальность, так сильно поразили меня своей откровенностью, что на какой-то момент я застыл во внутренних противоречиях... А сейчас я осознал, что это всё звенья одной цепочки... Я безмерно благодарен тебе..."

"Ты заново открываешь себя, словно перерождаешься... Ты не представляешь, насколько это прекрасно... Я несколько ночей подряд спускалась в нижние планы и внимательно наблюдала за тобой, я ждала, когда ты созреешь для следующего шага. Иногда мне казалось, что ты потерялся в лабиринтах своих сомнений, и будешь прятаться в них до тех пор, пока тебе станет невыносимо сопротивляться неизбежному... Но ты смог перебороть свои мелочные человеческие предрассудки, и теперь ты рядом со мной..."

В следующее мгновение наши тонкие тела и сознания слились, мое время застыло в немом восторге, чувства поглотил собой лаконичный экстаз, а немые отголоски мыслей принадлежали лишь ей. Я, как личность, почти перестал существовать, лишь растекающиеся контуры эйфории и эфемерные всплески наслаждения напоминали мне о том, что я всё-таки есть. Нечто подобное я испытывал и ранее, но такой глубины погружения в её лоно сознания - никогда.

Хотя надо обмолвиться, что много лет спустя, подобные ощущения я испытал уже с любимой и вполне реальной женщиной, сквозь аромат запредельного бытья, вспоминая свою наставницу. Да... это были восхитительные времена, беззаботного познания женской сути. Но это немного иная история, которую, возможно, я когда-то посмею себе озвучить. А теперь, возвращаясь к своему повествования - продолжу.

Наша душевная близость завершилась тем, что я как-то незаметно выпал из сна наяву и заснул словно младенец, убаюканный волшебным пением родной матери. Потом пару дней находился в очень приподнятом настроении, а на третий, улучив момент, погрузился в очередной сеанс, но с настроем, что в этот раз мы пойдем постигать иной мир. Закрыв глаза, я, как и предыдущий раз, оказался сразу же в обители наставницы, чему был безмерно рад, потому что меня порядком утомили эти нижние пласты человеческой матрицы.

Наталья меня встретила улыбкой и, окутав мягкостью своей душевности, преподнесла незыблемый урок.

"В нежных объятьях женщины - мужчина может стать подобен маслу, что растекается от теплого огня любви. Иногда это необходимо, чтобы восстановить паритет внутреннего баланса. Я избавила тебя от твоих противоречий, а ты наполнил меня своей уверенностью в правильности моего решения. Сейчас мы оба спокойны и верны своим намерениям, поэтому пришло время вновь подняться на ступеньку выше и коснуться мира, где рождаются все причины любых страданий и наслаждений".

Её мысли растекались в моем уме, словно мед, наполняя его сладкими ощущениями, что отдавались пульсом вкуса на моих обнаженных чувствах. Я ощутил желание вновь слиться с ней, чтобы погрузиться в этот самозабвенный экстаз, но вспомнив, зачем пришел, отверг соблазнительный посыл и предался размышлениям:

"Да... Я опьянен твоими возвышенными речами и, возможно, хотел бы вновь погрузиться в эту пучину необъяснимой, но восхитительной безмятежности... Но..."

"Но ты не можешь себе это позволить?"

"Хочу, но не стану..."

Я ощутил её улыбку одобрения, а после меня накрыл легкий ветерок её мыслей:

"Ты растешь, родной... Контроль очень важный фактор, особенно в той ипостаси, в которую ты посмел войти. Ты готов?"

"Да..."

"Я не посмею рискнуть твоим еще неокрепшим мозгом, и поэтому мы вновь станем одним целым..."

@темы: мистика