Александр Суровый
...в вечном познании себя и окружающего мира...


Время тихо и монотонно отбивало ритмы однотипных, серых дней, а я лениво им подыгрывал, имитируя интерес к внешним проявлениям жизни. А в моем сознании меланхолично и с тактом ностальгии, проигрывалась запись последнего сеанса сна наяву. Этот безбрежный, алый океан, с его ничем не передаваемым ароматом иного измерения, вновь манил меня собой, но я не спешил вновь погрузиться в него.

И для этого у меня были веские причины, во-первых, дела земные, которые никто не отменял, а во-вторых, плачевное состояние тела, которое накрыла волна странного недуга, имеющего симптомы высокой температуры. Естественно, с помощью градусника, я убедился, что никакой температуры у меня и в помине нет. Правда, от этого чувствовать себя лучше я, естественно, не стал, и потому решил взять заслуженный отпуск от потусторонней реальности.

После очередного трудного дня, изменив своей привычке, вместо виртуального времяпровождения, залег на диван, решив в кои-то века посмотреть телевизор. Но, на мое несчастье, на музыкальном канале, который я обычно смотрел, шел какой-то непередаваемый бред, поэтому я стал переключать каналы в поисках чего-нибудь приемлемого. На пятой минуте, устав от этого бессмысленного занятия, решил, уже было, включить видеомагнитофон и глянуть что-то из своего личного запаса, но внезапно наткнулся на интересную передачу, в которой шла речь о Елене Блаватской. Меня это, естественно, заинтриговало, о ней я слышал ранее, но с её трудами знаком не был.

Трудно сказать, какое наваждение посетило меня на сей раз, но после просмотра данной передачи, я решил завтра же поехать в книжный магазин, и прикупить "Тайную Доктрину". Безусловно, я пытался бороться с этой навязчивой мыслью, но моя интуиция настаивала, что в этих книгах скрыты какие-то знания, которые помогут мне понять всю многозначительность моего положения. В конце концов, я согласился с внутренним зовом, и заснул с ощущением того, что меня ждет очередное открытие.

Через несколько дней любопытство, терзающее мои чувства предвкушением нового, взяло вверх над ленью, и на этой волне, я уговорил друга составить мне компанию, посчитав, что вдвоем будет куда веселей, чем в одиночку. Паломничество в книжный мир прошло достаточно удачно, мне удалось приобрести все тома "Тайной Доктрины", а так же несколько книг по уфологии, которую я тоже в свое время изучал, а сейчас решил углубиться в этот аспект. Друг тоже в сторонке не стоял, и купил несколько книжек по психологии для своей старшей сестры.

По дороге домой мы купили бутылку вина, и устроили в моей комнате очередной пьяный, философский дуэт, который закончился тем, что в час ночи нас разогнала моя матушка. На следующий день у меня был законный выходной, и его весь я посвятил изучению теософских истин. Изучение первого тома шло медленно и утомительно для моего ума, пока он не наткнулся на первую строку из древнего манускрипта, которая дословно гласила:
"Предвечная Матерь-Рождающая, сокрытая в своих Покровах, Вечно-Невидимых, еще раз дремала в продолжении Семи Вечностей".

Это было для меня не просто озарением, а реальным откровением, что через многие годы, так и осталось высечено на камне моей памяти. Я как будто прикоснулся к чему-то очень древнему, что всегда знал, но забыл в процессе человеческой жизни. Естественно, понять суть этих слов я не смог, но ощутил где-то в глубинах своего сознания, все эти знания ждут своего часа, а последующие комментарии Блаватской, дорисовали в моем сознании недостающие кусочки мозаики, что предстали в непостижимом великолепии грандиозных картин, нарисованных на холсте иного бытья.

На какое-то время я стал полностью одержим "Тайной доктриной", и почти месяц все свое свободное время посвящал её тщательному изучению, иногда по нескольку раз перечитывая понравившийся абзац, а потом, уходя на долгие перекуры, размышлял о сути сказанного в нем. Я пытался постичь непостижимое, и отчасти у меня это получалось. Мое временное помешательство привело к тому, что я стал выпадать из реальности, с другом контакт не поддерживал, а с любовницей встречался очень редко и то по её инициативе, про игры вообще забыл.

Апофеозом этого погружения в неведомые дали, стал момент, когда я физически пришел в себя, тело больше не штормило, и, как полагается в данном случае, я решил пообщаться с наставницей, и для этого погрузился в сон наяву. Меня интересовало, что она знает о тех тезисах, что я вычитал в "Тайной доктрине". Оказалось, что она неплохо осведомлена в данных вопросах, пояснив мне некоторые спорные моменты, а так же намекнула, что алый океан ждет меня. Я объяснил ей, что после последнего похода туда, мое тело немного перегрелось, и поэтому я пока не буду спешить, на что она улыбнулась и ответила, что это было обновление моей тонкой и генной структуры. Честно говоря, в тот момент я не очень понял, о чем идет речь, но углубляться в данный вопрос не стал, предоставив это времени, которое должно было всё расставить на свои места, и оно, естественно, расставило.

Мои увлечения этими тайнами мадам Блаватской настолько поглотили мой разум, что несколько вечеров подряд, четко перед сном, я погружался в сон наяву, и подолгу беседовал с Натальей о том, что вычитал в книгах. Наш диалог имел оттенок приятной и непринужденной беседы на фоне белого небосклона, который отражал каждую мысль эхом приятного прозрения. В конце концов, чтобы не терять времени даром, после сеанса сна наяву, я, ложась спать, закрывал глаза и вновь погружался в её обитель, чтобы продолжить наш разговор. Конечно, качество такого диалога желало лучшего, ибо обычно через несколько минут я терял связь с ней, проваливаясь в миры бессознательных сновидений.

@темы: мистика